Мнения

Грех правоподобия

Возражения Валерию Зорькину об опасности формального использования права

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 33 от 1 апреля 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

 

Возражения Валерию Зорькину об опасности формального использования права

Формально правильно,
а по сути издевательство.
В.И. Ленин

Всуе помянул «вождя», поскольку в статье В.Д. Зорькина (автор подчеркивает, что со статьей «Право — и только право» в «Российской газете» выступает в личном качестве, как гражданин России и философ-экзистенциалист) что-то слышится родное…

Вспоминаю конец сентября 1993 года. Мы с Ю.М. Лужковым, тогда мэром Москвы, приехали к В.Д. Зорькину, тогда, как и сейчас, председателю Конституционного суда РФ, чтобы обсудить возможные пути выхода из политического кризиса.

Разговор был спокойный и конструктивный, хотя, конечно, внутренний нерв был напряжен изрядно. Валерий Дмитриевич был настроен вполне решительно: указ № 1400 о роспуске Съезда народных депутатов РФ неконституционен. На этот счет уже было соответствующее решение КС, да и у нас с Лужковым сомнений по этому поводу не было никаких.

Обсудили, «как мы дошли до жизни такой», поговорили о кризисном характере развития ситуации (в Белом доме уже начали накапливаться боевики), об опасности возможных последствий для Москвы, и, как обычно, «кто виноват?» и «что делать?».

Читайте также:

Председатель КС ответил «Новой» и привел обоснование присоединению Крыма

Я обратил внимание на то, что по сути 1400-й указ — не более чем решение о проведении досрочных выборов высших органов власти. Что выборы парламента проходили в стране, где действовала 6-я статья Конституции о руководящей роли КПСС, да и президента России избирали еще в СССР. Что, безусловно, указ 1400 — нарушение буквы Конституции, но и действия съезда, Верховного Совета и Р. Хасбулатова лично в течение последних полутора лет, когда они забирают себе одно за другим высшие государственные полномочия, — тоже нарушение Конституции, если не буквы, то духа новой России с устоявшимся представлением о необходимости разделения властей. Хотел было добавить, что и сама Конституция дырявая, сформированная в процессе многократного перештопывания советско-коммунистического Основного закона, но вовремя осекся: не при председателе КС говорить об этом.

Евгений Савостьянов. Фото: Анна Артемьева, «Новая»

Я предложил В. Зорькину следующий вариант. КС выступает с заявлением о серьезном и длительном конституционном кризисе, обусловленном действиями обеих ветвей власти. Призывает немедленно объявить о скорейшем проведении досрочных выборов президента и парламента и принятии новой Конституции. Что при его согласии мы попытаемся уговорить Ельцина пойти на отмену 1400-го указа в обмен на решение о досрочных выборах президента и парламента.

Валерий Дмитриевич, подумав, согласился и сказал, что КС, он надеется, выступит завтра же с таким заявлением.

Мы с Ю. Лужковым ушли с ощущением, что это может быть важным, конструктивным и мирным шагом вперед. Понятно было, что Б. Ельцин может воспринять эту инициативу-экспромт неоднозначно и что, по крайней мере, мне это может стоить кресла замглавы МБ РФ. Но дело того стоило.

Увы, по неизвестным мне причинам, КС с таким заявлением не выступил и остался на позициях поддержки одной из сторон конфликта.

Вспомнил этот эпизод, поскольку в статье «Право — и только право» значительная роль уделяется именно формальным аспектам захвата Крыма, что в определенной мере обусловлено поводом — полемикой с Е. Лукьяновой, которая в «Новой газете» указала на нарушения некоторых правовых норм при принятии КС решения в связи с включением Крыма и Севастополя в состав РФ.

Честно говоря, сама полемика о правовых нюансах, может быть, и интересна, но имеет по-свифтовски лапутянский характер: когда валят медведя, блох на нем не считают.

Тут я скорее согласен с Валерием Дмитриевичем: если уж речь идет о глобальных политических процессах, копаться в мелких деталях бессмысленно. Мне формула Pereat mundus et fiat justicia («Правосудие должно совершиться, хотя бы погиб мир».Ред.) никогда не была симпатична, к тому же никто нигде и никогда ей не следовал. Упрек Е. Лукьяновой был скорее в том, что КС не воспользовался собственными же нормами, чтобы затянуть рассмотрение вопроса и дать страстям поутихнуть и, возможно, найти решения, которые позволили бы избежать тех крайне негативных для России (да и для всей северной цивилизации) последствий, которые только начали проявляться. Но это уж вопрос политической воли, и в оправдание В. Зорькина и других членов КС можно лишь сказать, что с ними согласны 90% россиян. То, что я называю «восторженным самоубийством».

Читайте также:

К вопросу о верховенстве права в контексте российской внешней политики, или Почему, согласно закону Российской Федерации, Крым все-таки не совсем наш

Но большая часть статьи В. Зорькина посвящена иному.

Пока оставим преамбулу.

В первой части статьи автор справедливо фокусируется на том, что легитимность власти в цивилизованном государстве может основываться либо на идеологически-духовных1Тут позволю себе помянуть неласково еще один тезис того же автора – что «крепостничество было главной скрепой, удерживающей внутреннее единство нации». Не было возможности спросить В. Зорькина, кем были его предки 170 лет назад. Мои – рабами. И семейное предание хранит память о позорных унижениях рабов Савостьяновых их хозяевами. Так что тут у нас с Валерием Дмитриевичем «внутреннего единства» никак быть не может., либо на правовых, либо на авторитарных (назову их еще — по традиции, по обычаю) основаниях.

Это очевидно. Но есть еще один формат легитимизации власти. Я его называю правоподобие. Вроде бы все писанные нормы соблюдаются, вроде бы все — по праву. Только получается то самое — «формально правильно, а по сути издевательство». Банальный пример — трансформация политической системы Германии в 1933—1938 годах.

Именно правоподобие часто используется на пути от правового государства к авторитарному. Мы наблюдаем это в целом ряде стран, в частности, на постсоветском пространстве, в Южной Америке, Африке2Парадоксально, но затянувшаяся уже на 27 лет сага «Буш–Клинтон» дает повод думать, что и в США происходит какой-то странный дрейф в сторону «конкурентного авторитаризма». Барак Обама в этой саге – белая ворона..

Мы наблюдаем, как формально-правовые механизмы используются для узурпации власти, создания режимов пожизненного и даже династического правления. Там, где это несет хотя бы относительное благоденствие народам, ситуация может быть спокойной в течение длительного времени.

Но там, где народное хозяйство начинает лихорадить, где социальные институты неэффективны, а коррупция расцветает, в условиях правоподобия возникает феномен «цветных» революций — внеправового отстранения режимов, узурпирующих власть с прицелом на несменяемость.

В «цветных» революциях, как и в классических, происходит принудительное отстранение правящего сословия без особой оглядки на наличествующее правовое поле. Но если в классических революциях отстраняется давнее, традиционное/идеологическое и глубоко укоренившееся во все поры общества правящее сословие, притом зачастую — со сменой экономического уклада, то в «цветных» революциях отстраняется только недавно укоренившаяся власть, использующая правоподобие для трансформации демократии в авторитаризм.

Можно сказать, что «цветные» революции происходят там и тогда, где и когда правоподобием сменяют или относительно недавно сменили демократию на диктатуру.

Поэтому напрасно ярлык «цветных» революций присваивается некоторым современным протестным движениям, если речь идет, например, о Бахрейне, Иордании, Марокко и Аммане — там речь идет о попытках осуществления классических революций. Такие случаи, как египетская («твиттерная») революция — пограничный случай.

Далеко не всегда эти «цветные» революции успешны. Мы видим, что часто или даже как правило они несут народам не облегчение, а хаос, смену одной камарильи на другую. Но, как говорит герой фильма «Пролетая над гнездом кукушки»: «Я хотя бы попробовал».

Украинская «2-я цветная» революция — яркий тому пример. В. Янукович переделывал конституцию, возводил административные барьеры, менял судей, сажал оппонентов в тюрьму и делал многое другое, чтобы обеспечить свою несменяемость, — все признаки правоподобия налицо.

Думаю, многие согласятся, что действия Р. Хасбулатова и Верховного Совета под его руководством были образцами этого самого правоподобия, которому КС того времени не препятствовал. Б. Ельцин, повторяю, грубо нарушил Конституцию, но рассматривать его действия в отрыве от упомянутых обстоятельств — проявление ревизионизма, столь популярного в последнее время.

И уж если на то пошло, не следовало В. Зорькину замалчивать тот факт, что стрелять и убивать, громить и избивать начали не силы, стоявшие за президентом, а «защитники парламента». Именно они привели пусть и уродливое в конкретных формах, но мирное противостояние политических сил к первой фазе кровопролитной и всё сжигающей гражданской войны.

В мини гражданской войне 1993 года обе стороны «были хороши». И уже через два месяца на выборах Россия отказала всем непосредственным участникам столкновений в доверии и проголосовала за то, что под руку подвернулось.

Самое парадоксальное и невразумительное в статье — адресат. В. Зорькин обращается с упреками и предостережениями к тем, кого он называет «просвещенным слоем», сумевшим «завоевать авторитет в обществе к началу так называемой перестройки и остававшимся для общества авторитетным в начальный постсоветский период». И далее: «Дело в нормативных, моральных и даже экзистенциальных установках целого слоя, чьи позиции все еще достаточно серьезны для того, чтобы в случае, если этот «просвещенный слой» не опамятуется, Россия оказалась бы резко дестабилизирована. А значит, слой должен опамятоваться. И я говорю сейчас со слоем, а не с его отдельными представителями и трансляторами определенных позиций».

Итак, речь идет о людях, завоевавших авторитет к началу перестройки, о так называемых «шестидесятниках». Вот только мало кто из них способен сейчас эту статью прочесть: в мире ином «Российскую газету» не читают. А кто еще имеет счастье быть в этом мире, уж точно не имеет никаких возможностей Россию дестабилизировать. Заслуженно или нет, их имена уже не вызывают никакого интереса. Да и «опамятоваться» в этом возрасте многим уже не дано.

Читайте также:

Почему публичные высказывания в прессе председателя Конституционного суда несовместимы с его судейской мантией

Так что с адресатом есть вопросы. Надеюсь ошибиться, но мне кажется, что копье В. Зорькина метит во всех, кто считает захват Крыма крупнейшей ошибкой в истории внешней политики России. Таковых немного, 10% от силы, и можно бы на них не обращать внимания, если только:

а) нет оснований опасаться, что скоро их число сильно возрастет, а влияние увеличится;

б) не ставится задача вычленить внутреннего врага, беспощадная борьба с которым будет оправданием грядущих трудностей.

Адресат угадывается в преамбуле статьи: «Речь буквально идет о судьбе России, о ее способности выстоять в нынешней ситуации, не сорваться в очень крупный гражданский эксцесс, к которому ее буквально подталкивают и определенные слои нашего общества, претендующие на элитность и просвещенность…»

Уж не знаю, чем так не милы автору «элитность и просвещенность», но только не эти люди убивают на улицах своих оппонентов, призывают громить несогласных. И не эти люди втянули Россию в новую «холодную войну».

И последнее. О всемирно-историческом значении указа 1400. По мнению автора: «…именно из прецедента указа № 1400 и вашего (просвещенного слоя. Е.С.) оправдания его благого характера, невзирая на противоречие Конституции, далее прорастали методология и технологии многочисленных «цветных» революций».

Думаю, что последнее, что изучали в Грузии и Тунисе, Украине и Египте, Сирии и Венесуэле, — октябрьские события в Москве 1993 года.

Для одних примером мог быть Париж 1968 года, для других — Тегеран 1979-го. А схватка двух лидеров ветвей власти так потом нигде и не повторялась с той неприглядной жестокостью и эгоизмом, как тогда в Москве.

Евгений САВОСТЬЯНОВ
член неправительственного Совета по внешней и оборонной политике,
в 1991—1994 гг. — заместитель министра безопасности
(затем председателя Федеральной службы контрразведки) РФ,
начальник управления по Москве и МО, —
специально для «Новой

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera