Мнение

Возвращение Сталина

Почему в России снова полюбили «отца народов»

Этот материал вышел в № 34 от 3 апреля 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Кирилл Мартыновредактор отдела политики

Почему в России снова полюбили «отца народов»

45% граждан России считают жертвы сталинской эпохи оправданными. Соответствующая социология, представленная «Левада-центром», есть прямое продолжение военно-патриотической мобилизации, в которую недавно упало российское общество. Для сравнения, всего три года назад аналогичную оценку деятельности Сталина давали 25% опрошенных — рост колоссальный. 39% россиян положительно оценивают и саму личность вождя. В этой последней цифре особенно трогает мотивация. Здесь 30% испытывает к Сталину уважение, 2% восхищение, а целых 7% — симпатию. Симпатичный все-таки был у нас диктатор, шутил, имел модный аксессуар — трубку. И кстати о симпатии — на волне импортозамещения в России появился хипстерский бренд одежды «Возрождение», который среди прочего предлагает своим покупателям носить футболку с изображением молодого Джугашвили.

Психически здоровый человек может быть сталинистом лишь по причине плохой информированности. Сейчас, казалось бы, с этим проблем нету: доступных источников более чем достаточно, бери и изучай, формируй оценку прошлому. Можно открыть, для примера, биографию произвольного человека из первой половины российского XX века и убедиться в том, что со значительной долей вероятности эта биография обрывается в 30-е годы. Можно знакомиться с замечательной серией «История сталинизма», которая много лет издается издательством РОССПЭН и дает, кстати, достаточно сложные оценки социальных процессов той эпохи. Доступны документальные и художественные видеофильмы для самого разного зрителя. Наконец, можно читать рассказы Варлама Шаламова — самого страшного русского писателя.

Читайте также:

В Красноярске топ-менеджер вышел на пикет против памятника Сталину

Всего этого не происходит — и по понятным причинам. Люди слишком заняты выживанием, чтобы размышлять о прошлом. На апологию Сталина в этих условиях безразличия к подлинной истории работают сразу две машины, которые в последнее время оказываются все более тесно синхронизированными. С одной стороны, в обществе, на уровне школьных программ и больших пропагандистских СМИ, введен запрет на критику российской истории. Российская история сейчас официально безупречна и шла от победы к победе, от великих свершений имперского периода к еще большему советскому величию. Извиняться нам не за что, а поводы для скорби если и существуют, то связаны исключительно с действием внешних враждебных сил с Запада.

Отметим, что даже в СССР такого не было: там все же порицался проклятый царизм, а революция понималась как свет, пролившийся на многовековое царство тьмы. Теперь Россия считается окончательно и полностью непогрешимой, прямо начиная с князя Владимира Святого. Так вот, раз вся наша страна не имеет изъянов, то и критиковать Сталина тоже неправильно. Можно говорить, что он ошибался в деталях, где-то перегнул палку, но в целом «жертвы были оправданны», потому что, вы сами понимаете, великие цели, «оставил Россию с атомной бомбой», победа в войне и индустриализация.

Люди начинают привыкать, что любой, кто критикует российское прошлое, вероятнее всего, предатель и негодяй, от которого нужно дистанцироваться. Фраза «Сталин, конечно, кровавый диктатор, но…» прекрасно иллюстрирует эту логику. Она есть следствие ложно понятого патриотизма, когда из тактических и мелочных целей оправдания нынешнего политического режима в России оправдываются и все предыдущие режимы — оптом, как соавторы великой российской государственности.

Вторая машина, возвеличивающая Сталина, прежде рассматривалась как сугубо маргинальная, но сегодня удивительным образом становится мейнстримом. Она связана с деятельностью патриотических историков-самозванцев.

Зайдите в любой крупный книжный магазин — все полки в нем будут заставлены творениями вроде «Сталин: вспоминаем вместе» Николая Старикова, рисующего пасторальный образ усталого усатого вождя-патриота, большого папы. Популярность этих книг связана с массовым ресентиментом, который был испытан постсоветским обществом. Старые социальные структуры распались, новые выгодны далеко не всем. Люди живут бедно, инфраструктура разваливается на глазах. И главное — прежде мы в авангарде человечества шагали в светлое будущее под улыбающимся Гагариным, а теперь пытаемся без особого успеха осознать свое место в международном разделении капиталистического труда. Образ Сталина в этом тревожном и опасном мире призван дать «правильные ответы» на все сложные вопросы, и главное — назвать виновных в наших бедах. Не случайно 24% россиян называют в 2015 году смерть вождя «утратой учителя».

Россияне все меньше протестуют против переименования Волгограда в Сталинград, против установки памятника Сталину как главнокомандующему в Великой Отечественной войне к 70-летию победы. Эта историческая иллюзия доброй памяти о вожде пока мирно уживается в обществе с общим нежеланием повторения репрессий и террора 30-х. Возвращение Сталина пока выглядит бархатной тоской по мудрому «отцу народов». Более фундаментальный вопрос, о котором мы не должны забывать, заключается в том, насколько нынешняя Российская Федерация в принципе является идеологическим продуктом сталинизма, не осмыслившим до сих пор своего наследия. Насколько Сталин — это мы.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera