Сюжеты

«Так похоже на его день рождения»

Телемарафон памяти Немцова на «Дожде» больше похож на череду веселых баек о политике: в эфире и за кадром

Фото: «Новая газета»

Общество

Наталия Зотовакорреспондент

Телемарафон памяти Немцова на «Дожде» больше похож на череду веселых баек о политике: в эфире и за кадром


Фоторепортаж Евгения Фельдмана

— Верующие говорят, что на сороковой день душа умершего покидает этот мир, — говорит ведущая Светлана Сорокина. — Что вы можете сказать сегодня вашему другу Борису Немцову?

— Душа человека не покидает нас, пока мы о нем помним, — возражает Сергей Алексашенко.

На телеканале «Дождь» идет марафон в память о Борисе Немцове. Хотели устроить рок-концерт, но ни один большой московский клуб не согласился пустить к себе. Так что сегодня наравне с музыкантами — его друзья, соратники и коллеги. «Он научил меня: политика такая, какими руками ее делаешь», — говорит о Немцове Владимир Кара-Мурза младший. «Наивный, — произносит Алексашенко, — потому что верил, что добро побеждает зло». «Российский губернатор, которого не за что посадить!» — восклицает Виктор Шендерович. «Мы потеряли лучшего президента страны», — говорит Виктор Ерофеев. В студию пригласили и совсем молодых помощников Немцова, работавших с ним в Ярославле в последний год его жизни. Помощница Ольга Вакрина вспоминает, как во время предвыборной кампании в гордуму Ярославля Немцов пришел на встречу с агрессивно настроенными бабушками и по ходу дела, не отвлекаясь от дискуссии, вытащил девочку из деревянного паровозика, где она застряла, завоевав сердца местных жительниц.


Фото: Евгений Фельдман / «Новая»

В окна офиса «Дождя» через окна в потолке бьет солнце. Отгороженная от опенспейса студия, где по очереди поют музыканты, неожиданно похожа на зал для гражданской панихиды: стены затянуты черным, на экранах по стенам показывают свечи.

«Не ждать конца, в часы уставив взгляд,
Тогда и на краю свободно дышишь.
И пули, что найдет тебя, ты не услышишь,
А остальные мимо пролетят...»

Поет Андрей Макаревич — в студии он один с гитарой. Зато в дверях нависают друг над другом фотографы. Только что отговорившие в эфире Шендерович и Алексашенко тянут шеи, чтобы лучше видеть музыканта. Юные сотрудницы телеканала снимают на телефоны. Операторы сигнализируют, что из эфира ушли — и зрители, не сговариваясь, начинают хлопать.

Читайте также:

Андрей МАКАРЕВИЧ: Я для них не авторитет, для них Киселев авторитет, а я нет. Ну что же с этим поделать?

«Почему для меня было важно поучаствовать? Я бы спросил, почему это неважно для тех, кто не принял участия», — говорит Алексей Паперный: он тоже поет в темной студии в череде музыкантов. С Немцовым, в отличие от других участников марафона, Паперный лично знаком не был, но думает, что «это для всех личная история».

В семь вечера вывели в эфир корреспондента с моста, который называют Немцовым. Там все еще много народу, почти как утром. Ровно на 11 утра была назначена минута молчания — точнее, не-молчания: всем, кто помнит Немцова, предлагали на минуту замереть, где бы они не находились, а автомобилистам — нажать на гудок. По крайней мере, на Большом Москворецком мосту акция удалась: почти все проезжающие машины гудели, а на месте убийства желающие положить цветы все время сменяли друг друга: единовременно на мосту находилось около 500 человек. Чуть позже в храме святого Климента на Третьяковке, рядом с домом Немцова, прошла панихида.


Фото: Евгений Фельдман / «Новая»

На «Дожде» нет стен: место Натальи Синдеевой представляет из себя просто письменный стол в углу огромного зала. На столе накрыто: после эфира гости ненадолго садятся помянуть Бориса Немцова. Там же обнаруживается дочь политика Жанна: окружающие заметно стремятся ее как-нибудь приласкать. У выхода с канала к Жанне подходят журналисты «России-1», она отказывается разговаривать. Тут же набегают две девушки с маленькой камерой, Жанна скрывается в машине

Когда эфирное время заканчивается, Ирина Хакамада соскакивает со стула и продолжает рассказывать ведущему Михаилу Фишману историю о том, как во время предвыборной кампании они с Немцовым ездили по стране. И Ольга Вакрина, помощница Немцова, работавшая с ним в Ярославле в последние годы его жизни, идет в сторону выхода и все рассказывает и рассказывает Михаилу Козыреву, как Борис Ефимыч бегал кросс в валенках. Каждый участник марафона стремится вспомнить свою байку в Немцове, и кажется, что смешных случаев с его участием — нескончаемое количество.

«Это абсолютно его жанр. На днях рождения он всегда рассказывал смешные истории про своих друзей, они — про него, — говорит Ольга Шорина, исполнительный директор РПР-ПАРНАС, много лет работавшая с Немцовым. Она-то и пыталась организовать в сороковины настоящий рок-концерт вместе с Михаилом Козыревым и Юрием Сапрыкиным, но клубы побоялись. Единственным, кто согласился, был Стас Намин, но собрать разрешения для концерта в «Зеленом театре» парка Горького уже не успели. Намин со своими музыкантами тоже участвует в марафоне — в ожидании эфира прогуливается по студии «Дождя», мимо столов и компьютеров. «А мне не объяснили, в чем страх», — пожимает он плечами, улыбаясь.

Читайте также:

Рок Немцова. Московские клубы отказались устроить вечер памяти убитого политика

В студию входят друзья Немцова — Алексей Навальный и Илья Яшин. «Дело не только в памяти о Немцове, — говорит Алексей. — Это убийство, может быть, самое важное событие в стране, и это событие все еще длится. Организаторы и заказчики, кажется, уже всей стране известны, но их не допрашивают, не арестовывают. То, как это разрешится, влияет на будущее страны. Об этом надо напоминать».

«Координационный совет оппозиции собирается!» — смеются Навальный с Яшиным, увидев заходящего в студию Сергея Пархоменко. Марафон движется дальше.

«Пусть истории продолжаются, — говорит Шорина. — Благодаря ним и сохранится память». И добавляет: «Ну очень это похоже на его день рождения». 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera