Сюжеты

Маленький фигурант большого дела

Члены ОНК Москвы побывали в СИЗО у Сергея Литвинова, обвиняемого в убийстве мирных жителей Донбасса

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 38 от 13 апреля 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Елена Масюкобозреватель

Члены ОНК Москвы побывали в СИЗО у Сергея Литвинова, обвиняемого в убийстве мирных жителей Донбасса


Сергей Литвинов / кадр YouTube

30 мая 2014 года Следственный комитет России возбудил уголовное дело «по ч. 1 ст. 356 УК РФ по факту применения неустановленными военнослужащими вооруженных сил Украины, вооруженными членами «Национальной гвардии Украины» и боевиками «Правого сектора» запрещенных средств и методов ведения войны на территории Донецкой и Луганской народных республик».

17 июня 2014 года СК РФ возбуждает еще одно дело, но уже по двум статьям УК РФ — ч. 2 ст. 105 и все той же ч. 1 ст. 356 УК РФ, — добавив к названным выше «неустановленным» лицам «бойцов батальона спецназначения «Днепр» МВД Украины», а к «запрещенным средствам и методам» — убийство «не участвовавших в вооруженном конфликте граждан РФ звукооператора ВГТРК Волошина А.Д. и корреспондента ВГТРК Корнелюка И.В.».

На следующий день постановлением руководителя Главного следственного управления СК РФ генерала-лейтенанта Щукина оба этих дела соединяются в одно.

Тогда же специально для расследования «украинского» дела было создано отдельное спецподразделение Следственного комитета по расследованию преступлений, связанных с применением запрещенных средств и методов ведения войны в юго-восточных регионах Украины.

По сообщениям официального представителя СК РФ Маркина, по этому объединенному глобальному уголовному делу проходят 65 фигурантов, в том числе бывший губернатор Днепропетровской области Игорь Коломойский и министр МВД Украины Арсен Аваков, которые в июле прошлого года были заочно арестованы Бассманным судом Москвы и объявлены в международный розыск. Аваков тогда среагировал моментально, написав в соцсетях, где его искать: «МВД, Киев, ул. Богомольца». В ответ на это

Маркин пообещал Авакову, что «краски жизни до и после объявления в розыск резко поменяются». Однако Аваков, находясь почти год в розыске, до сих пор так и не пожаловался на изменение «красок жизни».

Еще среди фигурантов глобального «украинского» дела несколько генерал-полковников — в том числе бывший министр обороны, начальник управления государственной охраны Украины Валерий Гелетей и начальник генштаба вооруженных сил Украины Виктор Муженко. В ноябре 2014 года Россия объявила Гелетея  в международный розыск  в связи с тем, что его местонахождение не установлено. А в отношении Муженко вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 33 (организатор преступления), ч. 1 ст. 356 и ст. 357 (геноцид) УК РФ.

В постановлении о продлении сроков следствия по этому делу следователи указывают, что

они уже допросили «в качестве свидетелей и потерпевших 90 283 человека, из них потерпевших — 17 792, свидетелей — 68 387, а также несовершеннолетних — 4104. В ходе следствия проведено 106 выемок предметов и документов. Назначено 122 медицинских, баллистических и иных судебных экспертиз».

Среди обвиняемых по «украинскому» делу и летчица Надежда Савченко, которая сейчас находится в больнице изолятора «Матросская тишина», а также мало кому известный Сергей Литвинов.

Гражданин Украины Сергей Литвинов задержан 22 августа 2014 года в Ростовской области, с октября содержится в московском СИЗО-5. Его обвиняют в совершении преступлений по ч. 2 ст. 105 и ч. 1 ст. 356 УК РФ на территориях самопровозглашенных ЛНР и ДНР.

Проживал Литвинов в поселке Камышное Луганской области, недалеко от границы с Россией. Ему 32 года, образование — 7 классов, писать почти не умеет, в армию не призывался по причине ряда заболеваний, в течение последних 6 лет работал помощником по хозяйству у местного бизнесмена. Жена работает в пекарне, дочери 14 лет.

В середине августа, по словам Литвинова, у него сильно разболелся зуб. Когда он решил пойти к местному фельдшеру, уже началась флегмона. Фельдшер сказала, что помочь ничем не может, так как нужна операция, и посоветовала срочно ехать в Ростовскую область. Так делают все приграничные жители, кому нужна медицинская помощь, потому что там ближайшая больница.

В больнице Литвинову сразу же сделали операцию, причем бесплатно. Вместе с ним в палате лежали раненые боевики из ЛНР. Опять же по словам Литвинова, они почему-то решили, что он боец украинского батальона «Днепр». И вскорости за Литвиновым пришли люди в масках, через запасной выход вывели из больницы, надели на голову мешок, обмотали скотчем,  руки заковали в наручники и затолкали в машину. Везли долго, часа четыре, потом вели по камышам, а затем привели в лес.

Здесь, как утверждает Литвинов, его и пытали: подвешивали к дереву вниз головой, подсоединяли ток к рукам и ногам, били по голове, груди и животу, стреляли рядом с ухом, ножом порезали бедро. Пытавших было трое. На них была камуфляжная форма и черные маски. Один из них (по мнению Литвинова, он был командиром  этой группы) отзывался на прозвище «Чечен». «Чечен хотел мне камень на шею повесить и в реку сбросить, но другие не дали ему этого сделать», — вспоминает Литвинов.

Люди в масках требовали признаться в убийстве людей. Литвинов утверждает, что пытали его жестко, поэтому и сознался. Вначале сказал, что убил трех молодых женщин в поселке Широкий (совхоз «Индустрия»), а потом назвал цифру: двадцать человек.

Задаю вопрос: «А имена убитых у вас спрашивали?» — «Да, спрашивали, я придумывал им имена. Говорил, что в составе батальона «Днепр» заходил в дома тех, кто был против референдума о независимости, и расстреливал. Мужчин и женщин. Но я не расстреливал, я все это придумал, чтобы меня отпустили. На самом деле я помогал проводить референдум, я урны охранял на избирательных участках», — говорит Литвинов.

После четырех часов пыток его вернули в больницу. По словам Сергея Литвинова, Чечен приказал медсестре больницы в его присутствии отмыть пациента от грязи и  крови.

На следующий день Сергея Литвинова отвезли в «большое военное здание» в Ростове. По всей видимости, это было следственное управление. Оттуда его в тот же день перевезли в РУБОП. Там, по словам Литвинова, его опять били: кулаками в живот, ногами по голени, клали папку на голову и били кулаком, заставляли на вытянутых руках в течение нескольких часов держать стул. Избивавшие Литвинова в здании РУБОПа своих лиц не скрывали.

Когда Литвинова вернули в «большое военное здание», он пожаловался следователю на избиения. Следователь якобы ответил: «Это не наши. Это были украинцы. Наши так не делают».

Литвинов рассказывает, что в ростовском суде, во время его ареста, в зале был тот самый человек из РУБОПа, который его избивал. «Я говорил на суде, что это он меня бил, но меня никто не слушал», — вспоминает Литвинов.


Дмитрий Киселев — о Сергее Литвинове

Если по эпизоду с Савченко в глобальном «украинском» деле было проведено уже больше десяти экспертиз и назначено еще восемь, то по эпизоду Литвинова никаких экспертиз не было, по крайней мере, самому Литвинову о них неизвестно. В ноябре прошлого года проводилась лишь стационарная комплексная психолого-психиатрическая судебная экспертиза в институте Сербского. Согласно заключению экспертов, «обвиняемый Литвинов  каким-либо психическим расстройством не страдает и в применении мер медицинского характера не нуждается».

С согласия Литвинова мы ознакомились с его медкартой. При первичном медосмотре у него были зафиксированы ссадины на обеих запястьях и гематома левого бедра. Кроме того, Литвинов все время жалуется на отсутствие чувствительности в руках и головные боли.

Родственники к заключенному Литвинову за все эти месяцы так и не приезжали, денег на личном тюремном счете у него нет, так что не на что купить даже почтовый конверт. Правда, несколько конвертов ему выдали в СИЗО. Однако письма, отправленные домой, на Украину, почему-то возвращаются обратно. У Литвинова нет сменной одежды, он носит то, чем поделились с ним сокамерники. Претензий к условиям содержания в московском изоляторе у него нет.

Украинский консул последний раз приходил к заключенному Сергею Литвинову в декабре прошлого года. Адвокат — месяц назад. Литвинов жалуется, что назначенный государственный адвокат его не защищает. «Адвокат против меня», — говорит Литвинов и просит консула помочь с украинским защитником.

В конце прошлого года в СИЗО-5 к Сергею Литвинову приходили представители Европейского комитета по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (ЕКПП). По словам Литвинова, они  сфотографировали повреждения на его теле, расспросили об обстоятельствах получения травм и оставили ему рекламный буклет организации. С тех пор о ЕКПП он больше ничего не слышал…

P.S. У меня сложилось впечатление, что, рассказывая об обстоятельствах своего задержания и пытках, Литвинов не врет. Хотя, конечно, все это нуждается в серьезной проверке. Как и вменяемые ему обвинения.

P.P.S. Благодарю члена ОНК Москвы Александра Куликовского за совместную работу.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera