Сюжеты

«Дитя Поля Славы»

Голландский журналист, который вот уже 17 лет ищет родственников погибших российских солдат, захороненных в Нидерландах, на этой неделе презентовал свою книгу

Общество

Арина Меснянкинакорреспондент-стажер

Голландский журналист, который вот уже 17 лет ищет родственников погибших российских солдат, захороненных в Нидерландах, на этой неделе презентовал свою книгу

Советское Поле Славы — кладбище на окраине голландских городов Лейзден и Амерсфоорт, куда в 1947 году перевезли захоронения 865 советских солдат, узников лагерей Германии. Пятьдесят лет на кладбище добросовестно поддерживали порядок и даже пытались найти потомков военнопленных, но безуспешно: все это время были известны лишь имена погибших, да и то не всех.

Все изменилось, когда в 1998 году молодой журналист из Амерсфоорта Ремко Рейдинг получил от редакции задание — «выяснить что-нибудь об этих могилах». За 17 лет поисков Рейдингу удалось найти семьи более 200 русских военных. В 2000 году, благодаря Ремко, Советское Поле Славы впервые посетил родственник одного из похороненных там солдат — сын Владимира Ботенко Дмитрий. История его семьи легла в основу книги голландца Ремко Рейдинга «Дитя Поля Славы», на этой неделе изданной на русском языке.

В своей книге Рейдинг сплетает две сюжетные линии: повествование о судьбе Владимира Ботенко и рассказ о своих поисках потомков военнопленных. Журналист описывает жизнь семьи Владимира Ботенко в селе Карабай, раскулачивание и репрессии родственников, призыв на войну в августе 1941-го, а через два года — пребывание в лагере военнопленных в Штюкенброке (Stalag IV). Чередуя главы о военном времени с историей своих поисков, журналист заканчивает книгу моментом долгожданной встречи: Дмитрий Ботенко стоит на могиле отца. Для Ремко Рейдинга эти истории — часть его собственной жизни: даже своего сына он назвал в честь Дмитрия. А свою жену Ирину голландский журналист встретил случайно, тоже занимаясь поисками, — нужна была переводчица.

Еще об одной судьбе русского военного, похороненного в Голландии, Рейдинг рассказал на презентации книги:

— 15 лет назад я искал семью солдата по имени Петр Коваль. К тому моменту мы еще не нашли никого из родственников всех захороненных на Поле Славы 865 солдат. И я оказался в Алуште, где искал Галину, жену Петра. Чтобы хоть что-то найти, мы пробовали связаться с загсом, военкоматом, местной администрацией, пенсионными фондами... И где-то через три дня нам сообщили из Пенсионного фонда, что они нашли Галину. Только в 1990 году, к сожалению, Галина уже умерла.

 За полтора года журналист проехал 2,5 тысячи километров, чтобы отыскать человека, которого уже не было в живых. Начались поиски детей Петра и Галины. После объявления по телевидению нашлась женщина, которая знала семью Коваль и рассказала их историю. Петр и Галина познакомились в 1928 году. Когда началась война и Петра призвали на фронт, влюбленные решили остановить свои часы. С момента их разлуки для них «остановилось время». О могиле Петра на Советском Поле Славы Галина так никогда и не узнала, а остановленные часы перед смертью попросила положить вместе с ней в гроб.

На презентацию книги 14 апреля пришли трое из тех родственников военнопленных, с которыми Ремко удалось связаться за 17 лет поисков. Особую благодарность выразил Иван Мачуга, которому в 2005 году удалось побывать на могиле отца на Советском Поле Славы:

— Я не представлял, как можно для трех союзных республик — России, Украины и Казахстана — организовать поездку в один и тот же день, к одному и тому же часу и в одно и то же место. Но этот человек смог. 3 мая прилетели, 4 мая — день поминовения. Мы были поражены отношением голландцев к захоронению наших солдат. Люди разного возраста в течение двух часов прошли от памятника погибшим до Поля Славы.

Среди приглашенных на презентацию книги был и посол Королевства Нидерландов в России Рон ван Дартел. В завершение презентации он подвел итог: «Думаю, что мы все сейчас смогли понять, что эта книга — символ чего-то гораздо большего. Символ человечности, уважения, символ поисков. И когда мы говорим про такие понятия, можно сказать, что 70 лет — не такой большой срок».

За активный поиск родственников Ремко уже получил звание рыцаря ордена Оранских-Нассау, нагрудный знак генерального штаба Минобороны РФ, награду российского посольства в Нидерландах Rus Prix. В день презентации книги на русском языке на его груди появилась еще одна общественная награда — «За заслуги». Ее вручает представитель координационного совета московского отделения организации «Поисковое движение России».

 

О своих отношениях с родственниками погибших солдат и жизни в России Ремко Рейдинг рассказал «Новой газете»

— В 2009 году вы говорили, что из тех 865 человек 101 погиб в концлагере рядом с кладбищем. Но их так и не удалось найти. Сейчас что-то изменилось?

— У меня есть надежда, что это получится, но они все на кладбище обозначены как неизвестные советские воины. Как правило, все, что у нас есть о человеке, — это маленькая фотография. И ничего больше. Очень сложно искать, когда нет имен. Единственное, что я знаю об этих людях, — большинство из них из Узбекистана. Поэтому надежда есть, но очень маленькая.

— Еще до того, как вы получили то самое журналистское задание, почему вы поехали именно в Россию? (По программе обмена школы журналистики Ремко мог поехать в Нью-Йорк, Израиль или Москву.)

— Я думал, что в Нью-Йорк получится поехать когда-нибудь потом. А Москва была для меня таким неизвестным местом: далеко, страшно... Интереснее, скажем так. Когда я выбирал, я думал, что если не поеду сейчас, с этой группой, то никогда не окажусь в Москве. И получается, что я так никогда и не был в Нью-Йорке, а в Москве живу уже восемь лет.

— Как вам вообще живется в России?

— Я не живу в России, я живу в Москве. А это совсем другое дело. Этот город, конечно, сумасшедший, потому что всегда движется, здесь все динамично, активно. И это прекрасно, особенно для молодежи. Я не такой старый, но в какие-то моменты хочется спокойствия, и я нахожу его в Нидерландах — это моя родина. Иногда я бываю здесь, иногда на даче в Ростовской области, иногда уезжаю в Голландию.

— Родственники погибших — как они благодарят вас?

— Есть дочь солдата из Владимира. Я как-то обещал посетить ее, но не смог, потому что заболел, лежал в больнице. А она хотела, чтобы я приехал, когда у нее клубничка созреет в саду. Но я не успел. А она специально приехала сюда — четыре часа на автобусе — и дала мне ведро клубнички.

— Это очень трогательно.

— Да, это было очень мило, очень трогательно. Чтобы поблагодарить, люди много звонили: в Новый год, в день рождения. Ну как благодарность передать? Дружбой. Вот Иван Андреевич (Иван Мачуга, сын солдата Андрея Мачуги, могила которого находится на кладбище в Амерсфоорте) и много других семей говорят, что я как сын для них. Я знаю, например, что, если у меня где-нибудь в России случится авария и родственники солдат живут рядом, они помогут. Есть чувство, что они поддерживают меня.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera