Расследования

Что из обвинительного заключения журналисту Резнику попало в приговор судьи

Совместно с экспертом «Диссернета» исследуем происхождение решений российских судов по резонансным делам

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 42 от 22 апреля 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Совместно с экспертом «Диссернета» исследуем происхождение решений российских судов по резонансным делам


Судья Владимир Строков читает приговор журналисту Сергею Резнику

Как мы установили еще в январе, огромные куски приговора братьям Навальным по «делу Ив Роше» были перенесены из обвинительного заключения, по всей видимости, «при помощи технических средств» — например, флешек. Во всяком случае, скопированных страниц в этом приговоре оказалось куда больше, чем уникальных.

Читайте также:

«Дело Ив Роше»: большую часть текста приговора братьям Навальным судья скопировала из обвинительного заключения

Похоже, что этот метод подготовки приговоров применяется судьями по всей России. Во всяком случае, судья Ленинского райсуда Ростова-на-Дону Владимир Строков, вынося приговор в отношении журналиста и блогера Сергея Резника, не сильно постеснялся воспользоваться творчеством следователей, которое был обязан не копировать, а тщательно проверить и вынести самостоятельный правосудный и справедливый приговор.

Напомним: Сергей Резник, которого «Мемориал» признал политзаключенным, осужден на 3 года лишения свободы по части 2 статьи 306 (заведомо ложный донос с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления) и статье 319 УК (оскорбление представителя власти).

Суд признал Резника виновным в том, что он в своем «Живом журнале» оскорбил бывшего зампрокурора области Романа Климова, назвав его «трактористом» и «прокурором-аферистом»; высокопоставленного сотрудника регионального Центра «Э» Дмитрия Ищенко, назвав его «опущенным»; и оперативника областного УЭБиПК Андрея Глинкина, заподозрив его в педофилии. По эпизоду с Глинкиным Резнику «оформили» еще и ложный донос.

Выходит, что журналист Резник достиг цели, которую, возможно, преследовал: поднять ростовских судей, прокуроров и следователей на смех? Про прозвища прокуроров и судей раньше шушукались только в Ростове-на-Дону, а теперь все эти «сведения» должны появиться на сайтах судов, и, как подметил обозреватель «Новой» и член Совета по правам человека при президенте РФ Леонид Никитинский, «чтобы их мог свободно цитировать каждый. И это не блогер позорит суд и правоохранительные органы: не боясь выглядеть «мартышками», этими приговорами они позорят сами себя».

Сергей Резник находится в тюремной камере. Приговор обжалован. Рассматривать дело в областном суде начнут 22 апреля. Потом, несомненно, будет надзорная жалоба в Верховный суд России. Процесс это не скорый, займет многие месяцы. Но уже сейчас мы обратили внимание на то, что в приговоре, вынесенном федеральным судьей Владимиром Строковым, — очень много заимствований из обвинительного заключения, выявленных экспертом «Диссернета» Андреем Заякиным.

Ирек МУРТАЗИН

 

Заимствования в приговоре по делу Сергея Резника. Мнение эксперта


Кликните для подробного изучения

В приговоре Сергею Резнику можно выделить пять блоков совпадений с приговором. Это страницы 1—11, страницы 17—19, страницы 20—22, страницы 24—27 и страницы 44—45.

Блок страниц 1—11 приговора, соответствующий страницам 2—7, 23, 187, 192 обвинительного заключения, представляет собой изложение фактических обстоятельств дела. Непрерывность совпадений варьируется от нескольких страниц подряд до нескольких предложений. Крупными индивидуальными непрерывными фрагментами в блоке совпадений являются страницы 1—2, 3—4, 8—9, 10—11. Совпадения сильно фрагментированы на страницах 6—7. В текст обвинительного заключения местами вносится более или менее существенная редактура: в частности, имя «Сергей Резник» заменяется на процессуальную характеристику «Подсудимый», переставляются местами части сложных предложений и тому подобное.

Блок страниц 17—19 приговора является цитатой из письменного доказательства по делу, поэтому такое совпадение вполне понятно и оправданно. Блок страниц 20—22 представляет собой изложение отдельных фрагментов (до абзаца длиной) из письменных доказательств по делу, поэтому эти совпадения оправданны. Совпадения на странице 24 представляют собой оформленные цитаты из прослушки Резника.

Совпадения на странице 25 являются тождественными совпадениями показаний, данных потерпевшим Ищенко на следствии и на суде, с заменой «Резник» на «Подсудимый». Обращает на себя внимание миграция пунктуационной ошибки.

Обвинительное заключение: «…и все опубликованные Резником С.Э. оскорбительные слова и выражения в его адрес, подрывают его авторитет».

Приговор: «…и все опубликованные подсудимым оскорбительные слова и выражения в его адрес, подрывают его авторитет».

Грубой пунктуационной ошибкой здесь является постановка запятой между подлежащим и сказуемым. Здесь эта ошибка повторена в двух, предполагающихся независимыми, текстах.

Отметим, что другой совпадающий аналогичный фрагмент в показаниях потерпевшего Ищенко, данных на суде и на следствии, приводится в различной пунктуации: в обвинительном заключении деепричастный оборот «опубликовав в своем блоге» не выделен запятыми (что представляет собой ошибку), в то время как в приговоре суда эта ошибка устранена, хотя остальная часть соответствующего фрагмента слишком масштабна (около 5 строк), чтобы считать совпадение случайностью.

На страницах 26—27 имеются совпадения, обусловленные цитированием должным образом упомянутого экспертного заключения. Также на странице 27 имеется масштабная оформленная цитата из обвинительного заключения. На страницах 44—45 имеет место перечисление доказательств по делу, что объясняет совпадение отдельных абзацев текста.

Таким образом, заслуживающими интереса и внимательного исследования являются страницы 1—11 и 25. В частности, на страницах 1—11 помимо объективных обстоятельств дела и ряда цитат из экспертиз содержится ряд аффирмативных оценок, данных судом деяниям Сергея Резника. Они приводятся не как слова свидетелей, данные экспертиз, письменных или вещественных доказательств по делу, но как собственное мнение суда, составленное по изучению доказательств. В частности, совпадения, привлекшие наше внимание, суть следующие.

Стр. 8 приговора:

«В период времени с 14 марта 2012 года по 8 июня 2013 года, подсудимый Резник С.Э., негативно относясь к личности потерпевшего Климова Р.В., имел преступный умысел, направленный на формирование у неопределенного круга лиц негативного образа личности представителя власти заместителя прокурора Ростовской области Климова Р.В., а также его публичное оскорбление, унижающие его честь и достоинство в связи с исполнением Климовым Р.В. своих должностных обязанностей в должности заместителя прокурора Ростовской области».

Стр. 17 заключения:

«В период времени с марта 2012 года по 26 ноября 2013 года, Резник С.Э., негативно относясь к личности Климова Р.В., имел преступный умысел, направленный на формирование у неопределенного круга лиц негативного образа личности представителя власти заместителя прокурора Ростовской области Климова Р.В., а также его публичное оскорбление, унижающие его честь и достоинство, в связи с исполнением Климовым Р.В. своих должностных обязанностей в должности заместителя прокурора Ростовской области».

Это совпадение простирается на несколько дальнейших фрагментов, сравните, например.

Стр. 5 приговора:

«В период времени с 21 июня по 7 октября 2013 года, подсудимый Резник С.Э., негативно относясь к личности потерпевшего Глинкина А.Н., имел преступный умысел, направленный на формирование у неопределенного круга лиц негативного образа личности представителя власти — должностного лица ГУ МВД России по Ростовской области майора полиции Глинкина А.Н., а также на его публичное оскорбление унижающего его честь и достоинство, в связи с исполнением Глинкиным А.Н. своих вышеуказанных должностных обязанностей».

Стр. 7 заключения:

«В период времени с 21 июня по 26 ноября 2013 года, Резник С.Э., негативно относясь к личности Глинкина А.Н., имел преступный умысел, направленный на формирование у неопределенного круга лиц негативного образа личности представителя власти — должностного лица ГУ МВД России по Ростовской области майора полиции Глинкина А.Н., а также на его публичное оскорбление, унижающего его честь и достоинство, в связи с исполнением Глинкиным А.Н. своих вышеуказанных должностных обязанностей».

 

 

Стр. 10 приговора:

«В период времени 20 октября 2013 года подсудимый Резник С.Э., негативно относясь к личности потерпевшего Ищенко Д.П., имел преступный умысел, направленный на формирование у неопределенного круга лиц негативного образа личности представителя власти должностного лица ГУ МВД России по Ростовской области подполковника полиции Ищенко Д.П., а также его публичное оскорбление, унижающего его честь и достоинство, в связи с исполнением Ищенко Д.П. своих вышеуказанных должностных обязанностей».

Стр. 22 заключения:

«В период времени с 20 октября по 26 ноября 2013 года, Резник С.Э., негативно относясь к личности Ищенко Д.П., имел преступный умысел, направленный на формирование у неопределенного круга лиц негативного образа личности представителя власти — должностного лица ГУ МВД России по Ростовской области подполковника полиции Ищенко Д.П., а также его публичное оскорбление, унижающей его честь и достоинство, в связи с исполнением Ищенко Д.П. своих вышеуказанных должностных обязанностей».

Мы видим, что фактически заимствования начинают происходить уже внутри текста заключения: обобщение всех обстоятельств дела носит характер клише, в которое нужно подставить только имена потерпевших и периоды времени. При этом в силу спешки и неаккуратности в приговоре допускается смешная техническая ошибка: «В период времени 20 октября 2013 года» — не указана другая граница периода времени.

Андрей ЗАЯКИН

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera