Мнения

Соня Бабич. Ее Путин видел. А что было, пока он не знал?

Представители самых разных ветвей власти бросились наперегонки: все срочно захотели подарить тренажер Соне Бабич

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 41 от 20 апреля 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Галина Мурсалиеваобозреватель «Новой»

Представители самых разных ветвей власти бросились наперегонки: все срочно захотели подарить тренажер Соне Бабич

Ее Путин видел! Он ей пообещал, что недоступный для ее семьи тренажер стоимостью в 20 тысяч рублей у Сони будет. Что это, в самом деле, за деньги для чиновников и политиков? Например, для Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка Павла Астахова? Так дешево заплатить за бесценный шанс показать себя на своем месте — вопрос престижа. Можно сказать, и чести: выполнить просьбу ребенка-инвалида, о которой Путин знает…

А что было, пока Путин не знал? Как жила эта девочка? Знал ли о том, как она жила, Астахов?

Должен был знать! Три года назад мама Сони Елена Нечаева писала письма во все инстанции — от администрации президента РФ до мэрии Тольятти. Уполномоченному по правам ребенка — много раз. Пришло такое письмо и в «Новую газету». С пометкой крупными буквами: «Пожалуйста, не перенаправляйте мое письмо в наши самарские органы власти, они бездействуют…!»

Вот это письмо:

«…Мы живем в Тольятти на съемной квартире, а это значит, что нельзя пользоваться ходунками и инвалидной коляской — ничего нельзя: испортим чужой линолеум, да и места особого нет… Нет возможности даже установить необходимое инвалидное оборудование в туалете…

Моем Сонечку из стаканчика, так как в ванную ни я, ни муж (грыжа, надорвался) отнести ее не можем. Я не могу ее поднять, мой вес — 45 кг, ее — 40.

Мы живем все в одной комнате, и вся эта ситуация трудна не только физически, но и психологически. Она крайне унизительная, стыдная для девочки-подростка. Соня переживает так, что я начинаю бояться оставлять ее одну. Она ранимая, творческая девочка — шестикратный лауреат по вокалу, пишет стихи и сказки. У нее 25 наградных бумаг с разных детских фестивалей — дипломы, благодарности, грамоты.

Идет полное издевательство над нами, в очереди на квартиру мы стояли под номером 270, теперь стали 344-е. Нас все время кидают туда-сюда…»

Это был 2012 год. Семья Сони значилась в списке льготников в квартирной очереди с 2001 года, а «год нуждаемости» (это — официальный термин) был в Тольятти — 1985-й. Это значило, что семьи с инвалидами официально ждали своих квартир уже 27 лет!

Мама Сони по моей просьбе отсканировала официальные ответы из разных инстанций и прислала их в редакцию. Ответы были практически одинаковые — ссылки на законы и подзаконные акты. И вечная фраза: «…предоставить внеочередное жилье не представляется возможным».

Примерно такие же ответы получала тогда же юрист фонда «Подари жизнь» Полина Ушакова. Она мне рассказала, что для троих детей, подопечных фонда, победивших тяжелейший онкологический недуг, родные дома превратились в территорию медленной смерти. Этих детей с помощью многочисленных пожертвований добрых людей спасли, но после сеансов химиотерапии и облучения у них ослабленный иммунитет. Они возвращаются из Москвы домой, где сырость и грибок есть, а отопления нет. Это — прямая угроза жизни.

Тогда я объединила историю Сони Бабич с ситуациями детей, которые победили рак, и обратилась напрямую, публично к двум губернаторам и двум главам республик РФ (см. «Новую», № 21 от 27.02.2012 г.). Просила их лично вмешаться в ситуацию. Уже в апреле 2012 года мы достучалась до «небес». Нас тогда услышали губернатор Псковской области Андрей Турчак и глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров. Они решили жилищные вопросы своих маленьких земляков, каждый из них действительно лично вмешался в ситуацию. В следующей публикации (см. «Новую», № 41 от 13.04 2012 г.) мы повторно обратились к губернатору Самарской области Владимиру Артякову: «По-прежнему мается на съемной квартире 11-летняя жительница Тольятти Софья Бабич — девочка больна ДЦП». Губернатор сменился, и мы обращались теперь уже к новому главе области Николаю Меркушкину. Но ничего не «сменилось». Ни чиновники, ни политики не обращали внимания на ребенка-инвалида. Молчал и Павел Астахов.

Прочитав историю Сони, люди, не облеченные властью, звонили в редакцию с просьбой сообщить реквизиты, чтобы перечислить семье финансовую помощь. Читатели «Новой» реально помогли семье Сони смягчить ситуацию. Елена Нечаева отправляла во всевозможные инстанции теперь уже публикации газеты: «Посмотрите, двум детям помогли, нашли возможность. Помогите нам».

В ответ шли отписки.

Тем временем казавшиеся нам безучастными представители администрации главы Башкортостана, как выяснилось, готовили для еще одного маленького героя наших публикаций сюрприз. В сентябре 2012 года маме шестилетнего Расуля Мударисова, справившегося с тяжелейшим диагнозом «миелодиспластический синдром», мэр Уфы Ирек Ялалов в торжественной обстановке вручил ключи от квартиры в самом центре города. Три большие, светлые комнаты, огромный холл, просторная кухня, общая площадь квартиры — 85,5 квадратных метра!

— Мы узнали о тяжелом положении семьи Мударисовых из ваших публикаций. Спасибо вам, что вы обратили наше внимание на недопустимое положение детей-инвалидов. Президент республики Рустэм Хамитов рассматривал ситуацию лично, дал поручение мэру Уфы. Квартира отдана семье из городского маневренного фонда, — прокомментировал ситуацию руководитель пресс-службы президента Башкортостана Артем Валиев.

Оставалась только Соня. В феврале 2014 года мы опубликовали еще одну статью — о том, как живет семья девочки. В конце 2014-го мама Сони сообщила мне, что квартира семье выделена. Трехкомнатная. Чтобы не спугнуть это счастье, Елена просила меня не писать об этом до того момента, пока они не вселятся в квартиру. Очень долго шел ремонт (кстати, за счет областного бюджета). Теперь семья уже вселилась.

А буквально на днях мама и дочь прилетели в подмосковное Домодедово на Международный музыкальный конкурс.

— Мы приземлились в Москве, я включила телефон, и обрушился шквал звонков, — говорит Елена Нечаева. — Звонили журналисты, чиновники, политики, родственники и друзья. Я подумала, что нас разыгрывает кто-то… Нас всех не оставляет надежда, что Сонечка сможет передвигаться без инвалидного кресла. С этим тренажером связаны большие надежды, но мне говорили что ни в Тольятти, ни в области его нет. Поэтому мы и не обращались прежде к местным властям…

Дальше, по словам Елены, события развивались, как в сказке. Позвонил помощник главы Чечни Рамзана Кадырова. Пригласил в московский «Президент-Отель».

— Нам преподнесли два букета цветов неописуемой красоты, плюшевого мишку, большую куклу. И сказали, что уже в пути для нас супертренажер ценой не в 20, а в 325 тысяч. Царский подарок. Я думаю, мы поставим его в реабилитационном центре Тольятти, чтобы заниматься могла не только Сонечка, а все, кому это необходимо. Нам сказали, что это все сделано фондом мамы главы Чечни Аймани Кадыровой. Мы очень благодарны!..

…Павел Астахов опоздал. «Вопрос помощи 15-летней Софье из Тольятти уже решен. Спасибо всем неравнодушным!» — написал он в своем микроблоге. Кого именно благодарит детский омбудсмен? Кто эти «все»? И почему он так волновался за «15-летнюю Софью» и совсем ничего не хотел знать, слышать, видеть о девочке, когда ей было 11 лет? 12, 13… и так далее? Потому что ее Путин до сих пор не видел? Почему так мучаются в стране дети-инвалиды?

Воистину — страна чудес: лотерея, сказка для нескольких и безнадега для большинства.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera