Сюжеты

Вор должен платить долги

Необходимо создать Финансовый трибунал по Украине, чтобы международные кредиторы могли обратить свои требования к тем, кто разграбил страну

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 42 от 22 апреля 2015
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Отдел экономикиНовая газета

Необходимо создать Финансовый трибунал по Украине, чтобы международные кредиторы могли обратить свои требования к тем, кто разграбил страну

Золотой батон Януковича — ценнейший экспонат из резиденции бывшего президента Украины
 

Украина на протяжении вот уже более чем года является главной «головной болью» для Европы: конфликт разрушает привычный миропорядок, уносит жизни в том числе и европейских граждан, вызывает в памяти призраки холодной войны. Происходящее порождает понятное желание помочь попавшей в сложную ситуацию стране,  и прежде всего экономически, так как военное вмешательство исключено, а политическое проблематично.

Однако, как говорят, благими намерениями вымощена дорога в ад — и, на наш взгляд, в данном случае мы сталкиваемся именно с такой ситуацией. 11 марта МВФ принял решение о масштабной финансовой помощи Украине, которая (из формально фигурирующих в документах $40 млрд) предполагает выделение $17,5 млрд новых кредитов и списание прежних обязательств на сумму от $15 млрд до более чем $20 млрд. Возможно, такая программа помогла бы любой нормальной стране, но в случае Украины мы имеем дело с неординарной ситуацией.

С приходом к власти в 2010 году президента Виктора Януковича Украина за короткое время стала не просто клептократией, а превратилась в страну, в которой извлечение нелегальных доходов стало важнейшей функцией государственной власти. Президент Янукович, дважды судимый при советской власти за уголовные деяния, и его сын Александр, по образованию стоматолог, получали мзду с каждой гривны — как проходившей через бюджет, так и участвовавшей в расчетах между формально частными компаниями.

Государственные закупки облагались «налогом» не менее чем в 20%. Через 5 банков, принадлежавших сыну президента, происходил «отмыв» средств — причем статус «сертифицированных площадок» защищал эти банки от любых посягательств налоговых служб и следственных органов. Контроль за работой этого механизма находился в руках Сергея Арбузова, в 2003—2010 годах работавшего председателем правления небольшого банка «Донеччина», а в 2010 году возглавившего НБУ. В 2012-м Арбузов был повышен до первого вице-премьера правительства и встретил Майдан в должности и.о. премьер-министра.

Сбор коррупционного налога документировался на так называемых «шахматках» — гигантских ватманских листах размером полтора на полтора метра. В них перечислялись отрасль, министр, ежемесячные проекты финансирования и тендеры, затем — компания-«победитель» и ее владельцы, доля к «отчислению» в общак, банк, обеспечивающий обналичку, и «офицер» контроля. При этом «сбор персонального налога» в пользу президента Украины и его «семьи» не ограничивался денежными потоками госсектора и его служб — тем же поборам подвергался и частный сектор.

По оценкам западных аналитиков, общий масштаб коррупции в экономике Украины в начале 2010-х годов достигал 14% ВВП (или $30 млрд в год) (cм. Cockcroft, Laurence. Global Corruption. Money, Power, and Ethics in he Modern World, Philadelphia (Pa.): Univ. of Pennsylvania Press, 2012, р. 122). Разумеется, далеко не все поступало в карман единоличному «хозяину». Некая часть из поступившего тратилась на поддержание системы в работающем состоянии (только главе администрации президента Сергею Левочкину выделялось ежемесячно $50 млн на пиар-мероприятия). Однако нет сомнения в том, что как минимум пятая часть общего коррупционного дохода оседала в карманах президента и его «семьи», и еще столько же — на счетах приближенных олигархов и подельников. Иначе говоря, не менее $25—30 млрд было систематически «экспроприировано» украинскими «руководителями» за относительно краткий по историческим меркам период их пребывания у власти в 2010—2014 гг.

К чему этот экскурс? Сейчас станет понятно. На 1 января 2015 года внешний долг Украины составил $72,9 млрд. Министерство финансов Украины  и МВФ  полагают, что не менее $20 млрд должно быть списано. За это высказывается — причем с большим энтузиазмом — и нанятый киевским минфином для реструктуризации долга французский банк Lazard & Cie.

Но почему бы инвесторам не задаться вопросом: кому они списывают долг? Новой свободолюбивой Украине, народ которой высказался за европейский выбор и заплатил за это кровью и жизнями не худших своих представителей? Или «семье» бывшего вора-президента, который приятно проводит свою «пенсию» далеко от Киева, при этом ни в чем не нуждаясь? Судя по тому, что нынешние власти Украины практически не заняты расследованиями финансовых преступлений прежних правителей (от которых многие из нынешних стояли не слишком далеко), оказывается, что инвесторам предлагается подарить участникам самой крупной коррупционной схемы в истории гигантские по любым меркам суммы.

Что мы предлагаем?

Прежде всего — провести международное расследование функционирования финансовой системы Украины в 2010—2013 годах. Национальный банк страны сегодня даже не публикует показатели денежной массы M1 и M2 за соответствующие годы. Надо выяснить также, на какие суммы рос спрос населения на наличную валюту и какими были масштабы «подкрепления оборотных касс» украинских банков наличными долларами, поступавшими из США и Европы. Разница покажет — пусть и приблизительно — суммы, осевшие в «сундуках» президента.

Проинвентаризировать усилиями частных сыскных агентств наиболее крупные банковские проводки между украинскими и европейскими банками за эти годы.

Заставить киевские власти возбудить уголовные дела за незаконное обогащение.

Наложить арест на собственность и счета многих сотен украинских чиновников того времени.

Пересмотреть приватизацию ряда крупных промышленных предприятий.

Создать своего рода Финансовый трибунал по Украине, передав его следователям видных «фигурантов» режима — хотя бы тех, кто уже содержится в Европе: бывшего министра финансов Украины Юрия Колобова, содержащегося в тюрьме в Испании; Дмитрия Фирташа, живущего под подпиской о невыезде в Австрии, и ряд других.

Объявить о существенных выплатах тем, кто поможет обнаружению скрытых денег и выявлению завуалированных активов.

Важнейшим шагом должно стать создание «Киевского клуба» кредиторов, не готовых списывать Украине долги. Мы полагаем, что заметное место в нем могли бы занять и российские банки и компании: если речь идет о деньгах, не нужно политизировать финансовые вопросы. В Москве не менее заинтересованы получить свои деньги обратно, чем в Вашингтоне или в Брюсселе. «Киевский клуб», опираясь на расследования Финансового трибунала, мог бы отказаться от своих претензий к правительству Украины в обмен на передачу ему прав требования к бывшим чиновникам, политикам и крупным олигархам, неправедным образом приобретшим свою собственность. И мы уверены, когда на кону окажутся такие суммы, наказание постигнет их намного быстрее и эффективнее, чем если поиск украденного будет вестись одними лишь усилиями Интерпола.

Украина в 2010—2013 годах представляла собой нечто, не имевшее аналога в современной истории, — частное государство. Все ее соседи, все страны, в той или иной форме сотрудничающие с Киевом, крайне заинтересованы в том, чтобы всё это более не повторилось. Не нужно делать вид, что никто их тех, кто сегодня обсуждает реструктуризацию украинского долга, не знал о том, что происходило в те годы на Украине. Некоторые знали это лучше, чем те, кто просто отправлял самолеты с наличными долларами украинским банкам, или те, кто выставлял счета за юридические услуги осевшим в Европе украинским олигархам. Наследию частного государства следует противопоставить частное международное правосудие — и это будет гарантией того, что случившееся на Украине не повторится вновь.

На наш взгляд, сегодня держателям украинского государственного долга стоит одуматься и понять, что списание долга Украины означает не облегчение бремени для столкнувшейся с проблемами страны, а амнистию коррумпированной клики, доведшей ее до нынешнего состояния. Если мировое сообщество намерено когда-то начать бороться с глобальной коррупцией, то украинский кейс является лучшей позицией для старта.

P.S. Схожее предложение высказали акционер «Новой» Александр Лебедев и экономист Вячеслав Иноземцев в издании The Guardian.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera