Сюжеты

Алексей Навальный. Все дела

Новая демократическая коалиция — проект интересный, но рискованный, учитывая отношения оппозиционера с Уголовным кодексом

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 42 от 22 апреля 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Алексей ПолухинПелагия Замятина«Новая газета»

Новая демократическая коалиция — проект интересный, но рискованный, учитывая отношения оппозиционера с Уголовным кодексом

Навальный был трижды признан виновным, но под стражу взят один раз и на один день — в Кирове
Евгений ФЕЛЬДМАН — «Новая»

В пятницу Алексея Навального попытаются в очередной раз посадить — по-настоящему, в тюрьму (в четверг стало известно, что заседание перенесеноРед.). Прокуратура настаивает, что оппозиционный политик нарушил условия, определенные приговором Кировского областного суда. Да, это тот самый случай, когда он «украл лес», был приговорен к пяти годам колонии и арестован прямо в зале суда, но на следующий же день освобожден по ходатайству прокуратуры под подписку о невыезде. С июля 2012 года прошло неполных три года, которые вместили в себя и громкую предвыборную кампанию в Москве, и десять месяцев домашнего ареста, и еще два обвинительных приговора по уголовным делам, и еще один условный срок.

У Навального сложились нелинейные отношения с правоохранительной системой. Он ни разу не был оправдан, более того, с тех пор, как в отношении него было возбуждено первое уголовное дело (тот самый «Кировлес»), оппозиционеру систематически не везет и в гражданских спорах. Суды охотно удовлетворяют требования следствия, прокуратуры и ФСИН о домашнем или административном (за участие в несогласованных массовых мероприятиях) аресте, но в СИЗО Навальный провел только одни сутки в Кирове, хотя в совокупности прокуроры требовали для него 15 лет.

Относительная «неуязвимость» политика все дороже обходится его окружению. Вот сухая статистика: один реально осужденный (брат), один условно осужденный (деловой партнер), один приговоренный к обязательным работам (сотрудник отдела расследований), один под домашним арестом (член избирательного штаба), трое в федеральном розыске (член избирательного штаба, экс-директор ФБК и его супруга), один под подпиской о невыезде (член избирательного штаба).

Такой вот тонкий намек всем, кто собирается делать совместные проекты с Алексеем Навальным. А таких набралось уже шесть партий, решивших выступать на выборах единым списком от демократической коалиции. Благодаря тому что она формируется на базе РПР-ПАРНАС, имеющей право выдвигать кандидатов на выборах в Госдуму без сбора подписей. Но в нашем политическом пространстве нельзя забывать и об особом — уголовном — фильтре.

Алексей ПОЛУХИН,
«Новая»

 

Хроника уголовного преследования

Дело «Кировлеса»
(май 2011-го — октябрь 2013-го)

Кто и что украл: Алексей Навальный, в 2008—2009 годах советник губернатора Никиты Белых, и Петр Офицеров, директор ООО «Вятская лесная компания», похитили 10 тысяч кубометров леса, чем причинили ущерб в 16 с лишним миллионов рублей.

Что им за это было: Алексей Навальный и Петр Офицеров в июле 2013 года приговорены к пяти и четырем годам колонии, апелляционная инстанция заменила реальный срок на условный.

При чем здесь Навальный: основной фигурант дела.

 

Дело «Ив Роше»
(декабрь 2013-го — февраль 2015-го)

Кто и что украл: братья Алексей и Олег Навальные навязали «Ив Роше» заключение договора с компанией «Главподписка» по перевозке корреспонденции по маршруту Москва—Ярославль. С особым цинизмом: по ценам ниже, чем у конкурентов, также имевших контракты с французами, чем причинили имущественный ущерб в особо крупном размере.

Что им за это было: Олег Навальный получил три с половиной года реального срока и отбывает его в ИК-5 Орловской области, Алексей Навальный приговорен к такому же сроку условно.

При чем здесь Навальный: соучастник преступления, остававшийся, согласно приговору, на вторых ролях.

 

Дело об интернет-кошельке 
(май 2014-го — н.в.)

Кто и что украл: Владимир Ашурков, Константин Янкаускас и Николай Ляскин, принимавшие активное участие в предвыборной кампании Навального, баллотировавшегося на пост мэра Москвы в сентябре 2013 года, внесли пожертвования в избирательный фонд от своего имени и открыли интернет-кошельки для тех, кто также хотел поддержать кандидата рублем (по российскому законодательству прямое перечисление денег на счет кандидата через интернет-сервисы запрещено. — Ред.). Следствие полагает, что 10 миллионов рублей, поступивших от граждан, были похищены.

Что им за это было: Константин Янкаускас 10 месяцев находится под домашним арестом, Николай Ляскин — под подпиской о невыезде, Владимир Ашурков получил политическое убежище в Великобритании. Все трое — в статусе подозреваемых.

При чем здесь Навальный: благодаря активной работе предвыборного штаба занял второе место на выборах мэра и мог выйти во второй тур.

 

Георгий Албуров признан виновным в похищении плаката с забора
Фото автора

«Картинное дело»
(июнь 2014-го — апрель 2015-го)

Кто и что украл: группа лиц по предварительному сговору похитила картину художника-любителя Сергея Сотова, размещенную на заборе в городе Владимире. В составе группы лиц следствием (при участии генералов ФСБ и СКР) были установлены сотрудники Фонда борьбы с коррупцией Георгий Албуров и Никита Кулаченков.

Что им за это было: Георгий Албуров признан виновным и осужден к 240 часам исправительных работ. Никита Кулаченков покинул страну и находится в федеральном розыске.

При чем здесь Навальный: по версии следствия, картину (она же — «бумажный плакат») украли, чтобы подарить ему на день рождения.

 

«Дело писателей»
(декабрь 2014-го — н.в.)

Кто и что украл: Александра Маркво, супруга Владимира Ашуркова, по версии следствия, похитила из бюджета Москвы 2 миллиона рублей. Якобы ее компания «Бюро 17» фиктивно арендовала площади для проведения городских книжных фестивалей и не вполне честно использовала призовой фонд.

Что им за это было: Александра Маркво, как и супруг, получила политическое убежище в Великобритании и находится в федеральном розыске.

При чем здесь Навальный: в свое время принял на работу Ашуркова, который ранее женился на Маркво.

 

Боковой тренд

Единственное уголовное дело, возбужденное в отношении самого Алексея Навального и притом имеющее формальные признаки политического, — дело о клевете в отношении муниципального депутата Лисовенко (потому что он представитель власти). Хотя здесь мы, скорее всего, имеем дело с «низовой инициативой». Лисовенко счел себя оскорбленным потому, что в твиттере Алексея Навального он был назван «упоротым наркоманом». Парадокс в том, что как раз в это время оппозиционный политик находился под домашним арестом без права пользования интернетом. ФСИН, которая пользуется любым случаем, чтобы заменить домашний арест на содержание в СИЗО, а условный срок — реальным, провела проверку, но никаких нарушений не выявила. Все это, однако, не помешало признать Навального виновным. Он был приговорен к выплате штрафа в 300 тысяч рублей и официально стал рецидивистом, даже не выходя из дома.

Подготовила 
Пелагея БЕЛЯКОВА

 

Фигуранты — «Новой»

Константин ЯНКАУСКАС, муниципальный депутат района Зюзино:

— Дело об интернет-кошельке не двигается. Почему? Кажется, ответ надо искать в переписке, опубликованной «Шалтаем-Болтаем». Кураторы из АП так и рекомендуют: перевести дело в вялотекущий режим, чтобы оно висело дамокловым мечом над Ашурковым и изолировало Навального от крупных спонсоров.

Серьезно обсуждать собственно правовые аспекты нашего дела невозможно, потому что их нет. Дело о мошенничестве, то есть о хищении чужого имущества, возбуждено в отсутствие потерпевших. При этом следователи называют точную сумму ущерба — 10 миллионов рублей, которые мы с Ашурковым и Ляскиным якобы похитили. За десять месяцев моего домашнего ареста следствие хотело опросить сначала триста человек, потом восемьсот, теперь тысячу. Люди сообщают в соцсетях, как им на допросах прямо предлагают написать заявление о признании себя потерпевшими, — и ни одного такого заявления до сих пор нет.

До суда 14 апреля мне даже запрещали отправлять депутатские запросы и вести прием жителей. Каждый раз при продлении домашнего ареста мы отдельно ходатайствуем разрешить исполнять эти обязанности — и каждый раз суд отказывает. Мотивация властей понятна: я — один из самых неудобных депутатов. Конечно, мое дело — составная часть кампании против команды Алексея Навального, к которой в широком смысле этого слова я себя тоже отношу.

Все уголовные дела против самого Алексея и его соратников очень похожи по стилистике. Правоохранительными органами искусственно криминализируются самые обыкновенные действия, потерпевшие в деле либо отсутствуют, либо появляются после настойчивых просьб «вежливых людей» из Следственного комитета.

Домашний арест, конечно, непростое испытание, хотя и не тюрьма. Первые полгода мне вообще было запрещено покидать квартиру, из дома я выходил, только чтобы поехать в суд на продление ареста. Психологически это очень непросто, особенно когда ты ведешь активный образ жизни: встречи с жителями, заседания депутатов, постоянные инспекции по району и так далее. И вдруг даже позвонить никому не можешь. Я каждый год поздравляю своих школьных учителей с Новым годом, в этот раз не смог. За это, например, обидно.

 

Николай ЛЯСКИН, политический активист:

— Мне непонятно кто там в СК сидит и придумывает эти смешные дела. За 10 месяцев, пока я под подпиской о невыезде, со мной не провели ни одного следственного мероприятия.

 

Владимир АШУРКОВ, политэмигрант:

— Дела против меня и моей супруги связаны исключительно с моей политической деятельностью.

 

Никита КУЛАЧЕНКОВ, сотрудник ФБК, объявлен в федеральный розыск:

— Несомненно, «картинное дело» было возбуждено именно потому, что мы, его фигуранты, являемся сотрудниками ФБК. Но я лично вижу и личные мотивы: руководители СК и прокремлевских организаций нашли, за что зацепиться.

 

Георгий АЛБУРОВ, сотрудник ФБК:

— Дело, возбужденное в отношении меня, политически мотивированное и направлено на устрашение сотрудников фонда. Практически каждый из сотрудников побывал на допросе. Это уголовное дело дало возможность проводить обыски в помещении фонда и квартирах его сотрудников. Цель была — напугать людей. Но именно ее они не достигли, ни один сотрудник не уволился, и мы не боимся. Нам некуда бежать, у нас нет другой родины.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera