Сюжеты

Переселенцы пошли в отказ

Жители ветхих и аварийных домов не хотят переезжать в «омское гетто»

Этот материал вышел в № 42 от 22 апреля 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Георгий Бородянскийсобкор по Омской, Томской и Тюменской обл.

Жители ветхих и аварийных домов не хотят переезжать в «омское гетто»

На самом деле называется это место красиво — Рябиновка. Здесь, на заболоченном пустыре, компания «Красный квадрат» возвела в рамках президентской программы переселения из аварийного и ветхого жилья трехэтажные жилые дома.

Как рассказала «Новой» пенсионерка Любовь Ивановна Муравицкая, 31 марта, когда внезапно начался снос дома, она спала на диване и, если бы вовремя не проснулась, услышав грохот, едва ли бы этот разгром пережила. «Крушили все — стены, потолки. Ванны сверху вытаскивали, батареи и унитазы, на меня ручьями вода потекла. Звоню в полицию — там будто не слышат: дом, говорят, на расселение — освобождайте жилье. Куда же, кричу, я ночью пойду?! Но суд мы выиграли».

Семья Бегун вернулась на руины своего жилища со школьных каникул, которые провела в деревне. «Приехали — глазам не верим, — говорит хозяйка квартиры Вера. — Ни дверей, ни окон, ни лестницы, только ключи у меня в руке». Из-под завалов выглядывают мебель, одежда, посуда, игрушки детские. «В панике мечемся — что делать, куда идти? Спасибо родственникам мужа моего — приютили, хотя сами в «двушке» живут вчетвером. А у меня нет родни, я — круглая сирота, в детдоме воспитывалась».

Стало быть, Вере Бегун по закону тем более положено нормальное благоустроенное жилье — из расчета 18 кв. м на человека (напомним: в ее семье пятеро, легко посчитать). Но в Рябиновке им предложили «однушку» площадью 30 квадратов. В департаменте жилищной политики поясняют: программа переселения из аварийного жилья не обязывает улучшать жилищные условия граждан — речь в ней идет только о безопасности их проживания. Кто нуждается в большей жилплощади — становитесь в отдельную очередь. Чтобы встать на учет по договору соцнайма, семья Бегун «должна подтвердить не только нуждаемость в увеличении площади жилья, но и малоимущность», пояснила журналистам начальник отдела расселения Евгения Скворцова.

В снесенном доме у семьи Бегун была комната площадью 22,5 кв. метра. Район неплохой — от центра города не так далеко, с Рябиновкой по крайней мере не идет ни в какое сравнение. Оттуда в город ходит только одна маршрутка, до работы придется добираться с тремя пересадками. Если умножить на 20 рублей — туда и обратно, получится 300 рублей, а еще надо дочку отвезти в детский сад. Для школьников проезд — 12 рублей за поездку. Если бы Вера Бегун и ее муж зарабатывали столько же, сколько чиновники (зарплаты начальников департаментов омской мэрии, например, судя по их декларациям, — от 100 тысяч рублей), они бы могли, наверное, позволить себе такие затраты.

Кроме того, активисты движения против переселения в «гетто» переживают из-за пожарной безопасности. «Это типовые дома 20-й серии, обшиты пенополистиролом. На 12 сантиметров стена бетонная, остальные 18 — обычный пенопласт, в какой пакуют бытовую технику», — говорит один из лидеров «сопротивления» Александр Болсун. По схожей технологии строилась сгоревшая осенью прошлого года красноярская высотка, а до этого — пермская «Хромая лошадь».

Однако 7 апреля назначенная судом строительно-техническая экспертиза признала дома в Рябиновке «пригодными для проживания».

Правозащитник Ринат Карымов, отстаивающий в судах интересы «отказников», объяснил «Новой», почему так получилось: «Проблема в том, что наших экспертов суды отвергают, а доверяют тем, которых предлагает «Красный квадрат». Но мы это решение, конечно, обжалуем». При этом судебные споры с мэрией пока заканчиваются чаще в пользу жильцов.

Задача горадминистрации — как можно скорее переправить в Рябиновку 526 семей и отрапортовать о выполнении президентской программы. А заселились в «омское гетто» на сегодняшний день чуть более сотни семей. Большинство — жители городских окраин. Рябиновка, по наблюдениям Карымова, нравится тем, кто жил в коммуналках, развалюхах, где удобства на улице, то есть в совсем уж невыносимых условиях. А те, у кого они более-менее приемлемые, переезжать не хотят. В том числе и по той причине, что среди добровольно переселившихся может быть «неблагополучный контингент», за которым, кстати, никакого присмотра нет: на 23 построенных дома — ни одного полицейского поста.

Впервые омичи оказывают исполнению госпрограммы массовое сопротивление. 180 «отказников» 7 апреля подали областному прокурору коллективное обращение с требованием «вынести предостережение мэру Омска Вячеславу Двораковскому о недопустимости сноса домов, в которых проживают граждане на законных основаниях». Однако мэр заверил журналистов, что в «сносе дома на ул. Ушинского не было ничего противозаконного».

По заявлениям двух семей, попавших под снос, следственное управление СКР проводит проверку.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera