Сюжеты

«А слабо скинуть эту клику?»

В могилевской колонии №15 сидит выпускник академии МВД, планировавший в Белоруссии государственный переворот

Фото: «Новая газета»

Политика

Ирина ХалипСоб. корр. по Белоруссии

В могилевской колонии №15 сидит выпускник академии МВД, планировавший в Белоруссии государственный переворот


Фото: РИА Новости

Из материалов уголовного дела №12126000120, показания Чернушевича Виктора Викторовича, уроженца г. Минска, 1983 года рождения: «Утром 13 декабря 2012 года состоялся разговор с Корольковым и Жигаром. О том, что если ничего не получится, нужно уезжать в Москву всем вместе… Моя конечная цель была осуществить государственный переворот».

27 сентября 2013 года минчанин Виктор Чернушевич и еще пятеро молодых людей были приговорены Минским областным судом к разным срокам заключения — от семи до тринадцати лет. Их осудили по статье «похищение человека». Правда, похищение не состоялось, но действительно планировалось, и должно было стать весьма дерзким преступлением: Чернушевич и его группа собирались похитить жену и дочь командира 103-й гвардейской отдельной мобильной бригады Александра Кулакевича. Пятерых взяли 13 декабря 2012 года — в день, когда похищение должно было состояться. Шестого — на следующий день.

Суд прошел полтора года назад. Рассмотрение кассационной жалобы в Верховном суде — больше года назад. И все это время силовые структуры Беларуси хранили гробовое молчание. Эта история засекречена полностью, хотя приговоры давно вступили в силу, а подписки о неразглашении, взятые со всех участников процесса, наоборот, утратили силу.

В уголовном деле Виктора Чернушевича, приговоренного к 13 годам усиленного режима, — 20 томов. 8 из них — с грифом «секретно». Доступа к ним не имели ни сам обвиняемый, ни его адвокат, ни другие обвиняемые и их защита. Дело рассматривалось судебной коллегией Минского областного суда — само собой, в закрытом режиме. Кассационная жалоба в Верховном суде — тоже в закрытом режиме. И кажется, теперь я понимаю, почему.

История началась ровно через год после кровавого разгона мирной демонстрации в день президентских выборов и последовавших за ним массовых арестов, расправ и троекратной девальвации. Страна была в глухом, невыносимом тупике.

28-летний Виктор Чернушевич, окончивший академию МВД, но решивший не работать в силовых структурах, искал себя, как многие недовольные жизнью молодые люди. Пытался заниматься бизнесом — но безуспешно. В декабре 2011 года в одной компании Виктор познакомился с отставным офицером-десантником по имени Сергей Иванович, ветераном Сил специальных операций (ССО). Фамилию Чернушевич не спрашивал — компания неформальная, выпивка да закуска. И во время выпивки, естественно, обсуждали тот кошмар, в котором живет Беларусь. Молодой человек спросил нового знакомого:

— А ведь слабо вашим город взять да и скинуть к черту эту клику?

— Нашим? Да влегкую!

Поговорили, выпили, забыли. А потом была еще одна встреча — уже не случайная, а по инициативе нового знакомого. И тогда Сергей Иванович сказал Чернушевичу, что есть реальная возможность силовым путем сменить власть. Сослался на своего друга, заместителя командира 103-й гвардейской отдельной бригады в Витебске. Рассказал, что военные страшно недовольны своей жизнью и действующей властью, платят им мало, живут они в скверных условиях. Недавно назначенный командир бригады Александр Кулакевич, отец троих детей, вообще обитает в общаге, а семья осталась в Марьиной Горке. Потому что некуда семью перевозить. И это командир, а что говорить об обычных офицерах? Вот так власть относится к военным, и военные готовы дать свой ответ этой власти. И ты, парень, можешь помочь. Нужно-то всего ничего: похитить в Марьиной Горке жену командира 103-й бригады Наталью и одну из дочерей и подержать их в надежном месте пару дней. А там уже наши люди сделают так, чтобы Кулакевич отдал бригаде нужный приказ. Почему витебские? Да потому что они готовы. И знают, как действовать тихо в условиях города.

Виктор Чернушевич согласился.

103-я гвардейская отдельная бригада — правопреемница знаменитой советской 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. Или, проще говоря, Витебской дивизии. Эта дивизия входила в состав ограниченного контингента советских войск в Афганистане. После распада СССР на базе Витебской дивизии были созданы силы специальных операций, а полки переименованы в бригады. 317-й полк и стал 103-й бригадой, получив знамя той советской дивизии. В общем, военная элита, отборные штурмовики. Семью командира этих бойцов и намеревался похитить Виктор Чернушевич.

Он нашел двух таких же неприкаянных парней. Правда, о перевороте решил не рассказывать. Придумал для них легенду: будто бы в расположении части находится некий секретный прибор связи, с помощью которого можно легко снимать деньги с банковских счетов. Но чтобы этот прибор заполучить, необходимо похитить жену и дочь командира. Игорь Корольков и Сергей Жигар, поверившие в легенду, в феврале 2012 года отправились в Витебск следить за Александром Кулакевичем. Чернушевич обещал им 150 тысяч долларов в случае успеха, а еще — паспорта граждан России и возможность раствориться на ее бесконечных просторах.

К маю все адреса были известны — и самого Кулакевича в Витебске, и его семьи в Марьиной Горке. Решили, что можно переходить к активным действиям, но втроем не справиться. Так в деле появились сначала Александр Белоусов, а затем — Вадим Гусейнов и Максим Назаров. К слову, для двух последних легенда изменилась: теперь уже речь шла не о секретном приборе, снимающем деньги со счетов и почему-то хранящемся в витебской бригаде у десантников. Теперь Александр Кулакевич, по легенде, был одним из нефтяных магнатов, недавно выигравшим тендер. И похитить его семью нужно для того, чтобы вынудить его отказаться от выигранного тендера, за что неизвестный заказчик всех облагодетельствует деньгами и российскими паспортами.

На лето сделали перерыв. За это время Виктор Чернушевич успел по рекомендации все того же Сергея Ивановича съездить на Украину на переговоры с УНА-УНСО. Встречался с одним из доверенных лиц Юрия Шухевича, неким Богданом. По словам Чернушевича, переговоры были конструктивными: украинцы при необходимости обещали помочь.

В сентябре Виктор Чернушевич и Игорь Корольков возобновили слежку и выяснили все маршруты и графики передвижения Натальи Кулакевич и ее старших дочерей Вики и Александры. Годовалая Алина в качестве объекта похищения не рассматривалась, выбирали между Викой и Сашей. Остановились на 12-летней Александре. Сценарий был прост: нужно было инсценировать нападение на Сашу, а затем прийти к ним в дом в милицейской форме и сообщить, что подозреваемый задержан и нужно ехать на опознание. Посадить в арендованный микроавтобус — и вперед, в деревню Язвины Копыльского района Минской области, на дачу родителей Виктора Чернушевича. А дальше — ждать, когда старшие товарищи дадут команду «отбой».

20 сентября Игорь Корольков перегородил дорогу возвращавшейся домой девочке и брызнул в сторону из газового баллончика. Александра убежала. Теперь оставалось добыть милицейскую форму и липовые удостоверения.

Два комплекта милицейской формы Чернушевич и Корольков заказали в ателье Слуцка (ткань, шевроны, пуговицы купили в Минске). Удостоверение на имя следователя Следственного комитета Белоруссии Александра Семеника Чернушевич изготовил сам. Заодно на случай сопротивления купили изофлуран — препарат для ингаляционного наркоза. Оставалось, казалось бы, самое простое — выманить из квартиры Наталью и Александру.

13 декабря в 16.40 Чернушевич, Гусейнов и Назаров пришли в дом по улице Армейской, где жили жена и дети комбрига Кулакевича. Гусейнов и Назаров — в милицейской форме, с капитанскими погонами. Чернушевич — с поддельным удостоверением следователя Следственного комитета. Сказал, что задержали человека, похожего на того хулигана, что в сентябре напал на Александру с газовым баллончиком, и нужно ехать на опознание в Пуховичское РУВД. Наталья Кулакевич ответила, что сегодня никак не получится, но завтра утром — пожалуйста. Удостоверения и форма сомнений у Натальи не вызвали. Договорились, что Чернушевич, Гусейнов и Назаров заедут в восемь утра. Несостоявшиеся похитители распрощались и ушли.

Их взяли буквально в ста метрах от дома Натальи Кулакевич. Александра Белоусова и Игоря Королькова задержали возле ближайшей автозаправочной станции, где те сидели в машине. А Сергея Жигара — на следующий день на даче в деревне Язвины. Задержанных доставили в СИЗО КГБ. Там и велось следствие. Как выяснилось, за ними следили сотрудники 10-го управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД Белоруссии. Но они понятия не имели, зачем эти люди живут на даче и что именно они собираются делать.

Из показаний в суде заместителя начальника 10-го управления Льва Казаряна: «Обвиняемые находились под полным контролем сотрудников ГУОРД (Главного управления оперативно-разыскной деятельности) МВД. Осуществлялось наблюдение за домом в деревне Язвины. 13 декабря 2012 года со стороны органов внутренних дел не было предпринято мер по задержанию Жигара С.Г. ввиду того, что по состоянию на указанный период времени никто из сотрудников ГУБОПиК МВД не был осведомлен о существовании такового… Чернушевич пояснил, что хотел свергнуть государственную власть».

Из показаний старшего уполномоченного 10-го управления Сергея Зубарева: «В результате оперативно-разыскных мероприятий были установлены личности граждан, изначально установили Чернушевича Виктора, затем Игоря Королькова. В дальнейшем, в ходе проведения оперативно-разыскных мероприятий, мы установили и других фигурантов преступной группы: Гусейнова, Белоусова и Назарова. Над операцией работало не только наше подразделение, этим занимались и другие сотрудники органов внутренних дел. До непосредственного задержания мы контролировали всю ситуацию. За три месяца наблюдения оружия у обвиняемых не было».

А вот тут начинаются несоответствия. Виктор Чернушевич и остальные были задержаны 13 декабря 2012 года. Три месяца наблюдения — это значит, что за ними следили с середины сентября. Но из показаний зам начальника 10-го управления ГУБОПиК МВД Казаряна следует, что информацию в МВД получили хрестоматийно, от классической «Верки-модистки». Будто бы в конце октября в МВД поступила информация о том, что в слуцком ателье принят заказ на пошив двух комплектов милицейской формы. За заказчиками формы установили наблюдение… Но с конца октября до момента задержания прошло лишь полтора месяца, а вовсе не три. Так что, скорее всего, «стукнул» кто-то из своих. Тем более что окончательный состав группы похитителей сформировался лишь к ноябрю.

Из приговора суда: «В ходе оперативно-разыскных мероприятий было установлено, что группа очень законспирирована. Какое ими будет совершаться преступление, не знали. Располагали сведениями, что будет использоваться милицейская форма, поддельные документы и несколько единиц транспортных средств. Организатором группы был Чернушевич, вторым лицом Корольков».

Да, оперативники не знали. И их показания в суде о полном контроле — обычное позерство. Не могли же они признаться, что со всеми своими наружками-прослушками-спецсредствами так и не смогли выяснить, что именно замышляют несколько парней без всякой спецподготовки и хотя бы базовых знаний о конспирации. А о том, что их шестеро, а не пятеро, они и вовсе не подозревали.

Гэбэшное следствие, как и суд, предпочло быстро слепить «бытовуху» и упрятать дело под гриф секретности. Хотя, казалось бы, зачем, если преступление предотвращено и есть возможность продемонстрировать, как профессионально работают спецслужбы? Виктор Чернушевич на следствии пытался акцентировать внимание следователей на том, что преступление не было совершено. Но при этом говорил и о том, что конечной целью был государственный переворот.

Двумя годами раньше я сидела в том же гэбэшном СИЗО и прекрасно знаю, какой сладкой музыкой для них звучат слова о готовящемся перевороте. Как они готовы состряпать статью 357 — «заговор с целью захвата власти» — из любого случайно оброненного слова. А тут такой подарок. Да еще и о поездке на Украину рассказал. После этого допроса Виктора Чернушевича на две недели оставили в покое. Следователи явно ходили по высоким кабинетам, а потом ждали приказа. Спустя две недели приказ пришел: инкриминировать корыстные побуждения, целью объявлять «секретный прибор связи, позволяющий снимать деньги с банковских счетов». В материалах дела этот прибор фигурировал всерьез. Точно так же всерьез о нем рассуждали судьи и прокуроры — и в суде первой инстанции, и во время рассмотрения кассационной жалобы. Они с важными лицами говорили, что хранится этот уникальный прибор именно в расположении 103-й мобильной бригады в Витебске.

Вся эта чушь звучала и в кабинетах следственного управления КГБ, и в закрытом заседании минского областного суда, и в судебной коллегии Верховного суда. Но — исключительно в закрытом режиме, с восемью засекреченными томами уголовного дела, доступа к которым не было ни у обвиняемых, ни у их адвокатов.

Но легко догадаться, почему об этом деле до сих пор никто не знает, хотя приговор был оглашен полтора года назад. Потому что если бы суд был открытым и журналисты могли присутствовать в зале, этот процесс не оставил бы камня на камне от многочисленных государственных мифов о стабильности белорусского режима и выдающейся работе спецслужб. Стало бы известно, к примеру, что командир элитного войскового подразделения — 103-й гвардейской отдельной бригады — Александр Кулакевич живет в общаге и не может перевезти к себе жену и детей, и это нормальная жизнь белорусского военнослужащего. И что офицеры той самой бригады крайне недовольны жизнью и готовы идти против власти. И если подобный дерзкий план довели практически до конца люди, не имеющие никакой специальной подготовки, то что было бы, если бы с таинственным Сергеем Ивановичем встретился кто-нибудь другой — например, бывшие спецназовцы или десантники?

И кстати, пришлось бы предъявлять миру ветерана десантных войск и сил специальных операций Сергея Ивановича. Правда, никаких документов Сергей Иванович Виктору Чернушевичу не предъявлял. Так что на самом деле он вполне может быть Сидором Петровичем или Иваном Денисовичем. Но судя по тому, что обещание снабдить исполнителей паспортами Российской Федерации исходило от него, можно предположить, что Сергей Иванович имеет отношение к российским спецслужбам или связь с ними. И в случае с Виктором Чернушевичем он проводил что-то вроде репетиции. Или эксперимент.

Вот потому и спрятано уголовное дело под грифом «секретно». Потому никто и не знает, что происходило недалеко от Минска в декабре 2012 года. Потому и вылепили дело без поиска заказчика. Старая добрая тактика — обрубить все нити на исполнителях и не искать заказчика, потому что неизвестно, к чему и, главное, к кому эти нити могут привести.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera