Сюжеты

Для тверка земли у нас мало

Как озорной танец стал преступлением против «норм траурного этикета»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 45 от 29 апреля 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Евгений Титовсобкор по ЮФО

Как озорной танец стал преступлением против «норм траурного этикета»


Фото: Евгений Титов / «Новая»

Место для танца в Новороссийске выбрано неэтично, — заявил глава администрации президента Сергей Иванов. История с девушками, арестованными за танцевальный видеоролик на фоне памятника-ансамбля «Малая Земля», вышла на федеральный уровень. Блогосфера раскололась на сторонников и противников репрессивных мер. Собственный корреспондент «Новой газеты» прочитал административные протоколы и опросил новороссийцев, в том числе — ветерана.

Пощады нет

Видеоролик был записан 11 апреля, а 24 числа его выложили на Youtube и «Вконтакте». Хотели прорекламировать танцевальную студию в Новороссийске, а реклама получилась на всю страну: уже в субботу, 25 апреля, на фоне широкого общественного резонанса, танцовщиц признали виновными в хулиганстве.

Руководитель ансамбля — 19-летняя Маргарита Радецкая — получила 15 суток ареста, ее подруги Яна Кутакова и Катя Щербединская — по 10. Еще две девушки — Вика Юрьева и Алла Коркач — отделались штрафом в тысячу рублей. Танцевала там и несовершеннолетняя Дина Г., против родителей которой сейчас возбудили дело по административной статье «неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних».

Читайте также:

Начался сбор подписей против ареста станцевавших у мемориала в Новороссийске

До этого со студентками и школьницей беседовали в новороссийской мэрии, ролик был удален из интернета, а сами девушки были готовы извиниться перед ветеранами. Но от судебного наказания это их не спасло.

 

Дорогой Леонид Ильич

Иду на мемориал, рядом с которым были танцы. Захоронений тут нет, поскольку сама Малая земля находится в другом месте: она тянется от поселка Алексино (Станичка) через поселок Мысхако к поселку Южная Озерейка. В 1943 году в тех местах высадился и сражался легендарный десант: с 4 февраля по 16 сентября бойцы удерживали клочок земли, важный как плацдарм для будущего освобождения Новороссийска.

Что касается места, где станцевали девушки, до конца 70-х тут, на отшибе города, было ничем не примечательное поле. Потом вышла книга воспоминаний «Малая земля», автором которой был указан советский генсек Леонид Брежнев, воевавший в этих местах. И в 1982-м году память о Малой земле увековечили, построив на поле памятник-ансамбль с Галереей боевой славы.

В советские годы пустырь был засажен красными маками. Издалека казалось, что корабль-памятник выплывал из моря красного цвета. Перед маками тянулись окопы, вырытые как часть мемориального комплекса...

Сегодня вместо маков — сухая трава и камыши, которые никто не убирает. От окопов остались бесформенные ямы, в которых мятые салфетки и битые бутылки.

Ближе к мемориалу начинаются бетонные плиты, но тоже в трещинах и выбоинах. Их не меняли с 1982-го года. Парочка велосипедистов, разогнавшись с пригорка, мчится через поле по дорожкам, протоптанным в траве. У мемориала ходят мамы с колясками, ездит молодежь на скутерах, ходят собаки с поводками и без. Это излюбленное место отдыха для многих.


Евгений Титов / «Новая»

 

Законы и понятия

Первым делом о видеозаписи сообщили прокурору Новороссийска Александру Казимирову. Он был в мэрии на совещании и, как рассказывают, дико возмутился. Вскоре появились протоколы, которые, как под копирку, написал участковый Южного района Новороссийска, капитан Беланов. Согласно им, каждая из участниц «танцевала откровенный танец «тверк» с характерными движениями бедер, тем самым нарушила общественные этические нормы поведения в местах общественной скорби, а также нарушила нормы общественного траурного этикета, что является прямым вызовом общественному порядку. Это свидетельствует о существенных изъянах культурной и духовной ценности».

Этот сложносочиненный пассаж участковый Беланов квалифицировал по части 1 статьи 20.1 КоАП — «мелкое хулиганство». Правда, ни одного слова о хулиганстве в протоколе нет.

Интересно, что административная статья 20.1 упоминаний об «общественном траурном этикете», «изъянах духовной ценности» или «характерных движениях бедер» не содержит.

Однако начальник отделения полиции Южного района Новороссийска, подполковник Гавриков направил протоколы в Октябрьский районный суд. Тот моментально вынес постановления об аресте, а городская прокуратура нарушений закона в протоколах не усмотрела.

При составлении протоколов ни одна из девушек вину не признала, о чем они сделали собственноручные пометки. А вот в тексте объяснений одна из них уже кается: дескать, понимала, что оскверняла мемориал и даже пыталась этому помешать. Но руководительница ансамбля Маргарита Радецкая якобы настояла на съемках. Текст объяснений с покаянием уже набран на компьютере, рукописных пометок не содержит, но подписан девушками.   

Читайте также:

Станцевавшие у мемориала в Новороссийске получили от 10 до 15 суток ареста

Красивое место


Танцевальная студия, где занимаются девушки, находится на улице Героев Десантников 2А. Пустырь перед мемориалом ­— ближайшее место, откуда открывается красивый вид на море и куда можно дойти за 10 минут. Они и дошли.

На пляже в десятке метров от мемориала сидит веселая мужская компания в плавках. Пьют пиво и купаются, несмотря на ледяную воду. «Да, это наша память. Но они ее не оскверняли. Это не такое преступление, за которое надо сажать», ­­ считает купальщик. А вот преподаватель колледжа Марина Кирина, гуляющая около мемориала, думает иначе: «Наверное, правильно арестовали, чтобы было неповадно. Некоторая молодежь даже не знает даты Великой Отечественной войны». Похожего мнения придерживается туристка из Кемерово Светлана Бродецкая: «Это немножко богохульство. Лучше бы дать им исправительные работы на какое-то время, красить, убирать здесь мусор».  На одной из мемориальных плит сидит пенсионер, Юрий Владимирович Стягун. «Если они станцевали на зеленой лужайке, то почему бы нет? Ничего аморального тут нет», — считает пенсионер.

При СССР «эротическим» называли не тверк, а танго. Но в 80-х годах мы в школе, помнится, пели песню Германа Селезнева «Танго на Малой земле». И тогда никто не додумался ее запретить. 

Внутри мемориального комплекса тишина. От входа вверх тянется мраморная лестница, а по бокам на стенах — каменные портреты погибших героев. Вверху лестницы площадка, а там в стене — золотистое сердце с надписью «В памяти, в сердце — навеки». Вместе с группой школьников, приехавших на экскурсию из Краснодара, поднимаюсь к сердцу. Но дальше — строительные леса и заградительные ленты. День Победы на носу, а реконструкция до сих пор не закончена.

Новороссийск напоминает мне Питер: память о войне здесь живет на каждой улице, в каждом камне. В сентябре 1943-го года, когда город освободили, в городе осталось всего четыре жителя. Остальных убили или угнали в плен. И бок о бок с этой памятью сегодня течет обычная жизнь. Рядом с Набережной есть Площадь героев, где среди мраморных плит горит Вечный огонь. Тут и сейчас по плитам разъезжают роллеры и велосипедисты. И это не возмущало ни прокуратуру и участников Великой Отечественной. Я не даю оценок, лишь констатирую.

 

Глазами очевидца

Еду на Малую землю в поселок Мысхако. На том месте, где сейчас улица Заречная, 4,  находился штаб одной из боевых групп десанта. Домик, где был штаб, сохранился по сей день: в нем живет Валентина Михайловна Сазонова, которой сейчас 76 лет. В 1942-ом гитлеровцы угнали ее вместе с мамой в концлагерь Мелитополя. Пленных там массово казнили в машинах-душегубках. А им с мамой в душегубке удалось выжить: узники вытолкнули их к краю кузова, где была струйка свежего воздуха, а фашисты не заметили.

С Валентиной Михайловной выходим на берег, где высаживался десант. Где-то здесь, у самой воды, в 1943-м году погиб и мой родственник. Но разговор мы ведем о днях сегодняшних.

Недавно у малолетней узницы фашистского концлагеря украли со двора ворота. Она даже знает, кто украл. Но полиция в возбуждении уголовного дела отказала. Потом опять залезли воры и вытащили из домика деньги. И опять из полиции никаких вестей. Пять лет назад, к 65-тилетию  Победы Валентине Сазоновой, в отличие от других ветеранов, памятную медаль не вручили. Сейчас не вручили опять.

Осторожно завожу с Валентиной Михайловной разговор об «оскверненной памяти» и танцовщицах. Оказывается, она в курсе произошедшего: «Плясали на поле. Ну и что? Обычное дело. На войне люди сражались и погибли, чтобы мы радовались жизни, а не сидели за решеткой». 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera