Сюжеты

«Патриотизм важнее всего»

Что готов предложить туристам Крым в Рыбачьем, Алуште, Ялте, Севастополе

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 46 от 6 мая 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Иван Жилинсобкор в Крыму

 

Что готов предложить туристам Крым в Рыбачьем, Алуште, Ялте, Севастополе

Пустое Рыбачье

«Все уехали»

Поселок Рыбачье — в 40 минутах езды от Алушты. Мы с женой приезжали сюда еще «при Украине» в 2013 году. Тогда поселок выглядел живым: к 8 утра открывались палатки с сувенирами, работали кафе, на улице — люди. Первое же, что бросилось в глаза сейчас, — пустота. Дозвониться до хозяйки гостиницы, в которой мы останавливались два года назад, не удалось. Поэтому я забрел в первый дом с табличкой: «Сдаются комнаты».

Хозяин, широкоплечий азербайджанец Азик, на стук откликнулся не сразу.

— Конечно, братан, проходи. Почему только на одну ночь?

Узнав, что я из Москвы, Азик выругался по-азербайджански и спросил: «С какой целью?» Услышав, что перед ним журналист, выпалил: «Это все туфта, братан! Иди сейчас в комнату, а минут через 10 возвращайся. Я тебе кое-что расскажу».

Комната обошлась мне в 1000 рублей (в сезон будет 1500). Двуспальная кровать, журнальный стол, телевизор. Удобства — на улице.

— Когда Украина была, я эту комнату в сезон за 3000 рублей сдавал, а в не сезон — за 2000, — говорит Азик. — Прошлый год мы провалили: не было туристов. У меня — на первой линии от моря — еще останавливались. А у тех, кто ближе к горам, — вообще никого. Тут же раньше почти все украинцы были. А в прошлом году она (Украина.И. Ж.) не приехала. В этом тем более не приедет: поездов-то нет. И знаешь что тут началось? Люди начали уезжать. Местные. Сейчас даже пива выпить не с кем: вся молодежь — кто в Россию, кто в Симферополь, кто куда — на заработки. Ты пройдись — посмотри: половина домов пустые. Я вот думаю: еще один такой сезон — тоже свалю.

…На часах — начало седьмого вечера. Но все окрестные кафе закрыты.

— У нас весь год так, — поясняет кассир в магазине.

Слова Азика о том, что уехала половина поселка, он назвал преувеличением, хотя уехали многие, да.

Цены в Крыму выше московских: вода — от 45 рублей за пол-литра, бананы — от 120 рублей за килограмм, яблоки — от 70; литр молока — от 80 до 110 рублей. Макароны в среднем — 60 рублей за пакет в 400 граммов, вареная колбаса — от 120 до 600 рублей за килограмм (правда, всю колбасу дешевле 300 рублей продавцы называют «для собак»).

Азик зовет на чай.

— Я сейчас буду звонить людям, кто здесь жил. Они тебе расскажут, будет сезон или нет.

Сначала звонок Мише.

— Привет, братан. У меня тут журналист сидит московский, хочет про сезон написать. Расскажи ему.

Передает трубку.

— Я в Рыбачьем занимался экскурсиями, — говорит Миша. — На уазике на Ай-Петри людей катал, в Воронцовский дворец, на Джур-Джур водопад… До прошлого года за сезон зарабатывал по 400 000 рублей. А тем летом, до августа, только 70 000 вышло. Сейчас аэропорт в Симферополе строю. 35 тысяч в месяц. Ну и на кой мне это надо? Не — ты только не обижайся, мы, конечно, к России нормально, всей душой. Только как нам туристов вернуть?

Возить экскурсии этим летом Миша не собирается.

«Смотреть трезво»

Дорога по Южному берегу Крыма — совсем не такая, как в окрестностях Феодосии. Залатанная, но ровная. В Алуште останавливаюсь на «вилле» (так здесь называют частные гостиницы на побережье). Номер чистый, двуспальный (односпальных в Крыму нет в принципе), с удобствами, с WiFi, и главное — с видом на море. Сейчас — 1700 рублей, летом будет 2500.

— Нужно трезво смотреть, — говорит хозяйка. — Мы знаем, что в Турции все стоит дешевле, а обслуживание — лучше. Поэтому цены не заламываем.

Ольга с супругом построили свою виллу 6 лет назад. И с тех пор стоимость номеров не менялась.

— Мы привыкли жить скромно, — рассказывает Ольга. — Наш дом — наш кормилец. Просто высчитали, что за сезон, сдавая в худшем случае половину комнат (всего их 20. — И. Ж.), сможем зарабатывать около 300 000 рублей. Нас всего двое, нам хватит.

В прошлом году у Ольги свободных номеров в сезон не было.

— Думаю, именно потому, что низкие цены, — говорит она. — 2500 за номер с видом на море. Соседи сдавали похожий за 4000 рублей. Потом им тоже пришлось сбрасывать цену.

 

Рынок

На рынке цены — крымские. За тепличный помидор отдаю 37 рублей (160 руб/кг), за три огурца — 54 рубля (80 руб/кг). Килограмм яблок стоит от 55 рублей, мандарины — от 100, чилийский виноград — от 300 (свой поспеет только в июле), картошка — от 20 до 45 рублей за килограмм, капуста — от 120, лук — от 30. Филе свинины — 340 рублей, говядины — 365, курицы — 250.

Над некоторыми прилавками — портрет президента РФ.

— Это наш герой, настоящий мужик, — говорит продавец. — А ты что спрашиваешь? С Киева, наверное?

Турист с ограниченным бюджетом в Алуште вполне может обойтись без визита на рынок. На городской набережной можно перекусить в двух столовых со средним чеком 150 рублей (салат, второе и компот). Полноценный обед в прибрежных кафе — 600—700 рублей. Бокал крымского вина — от 70 до 180 рублей.

 

Экскурсии

В экскурсионном павильоне каталог направлений висит на стенде, цены написаны фломастером. Вот некоторые излюбленные маршруты: «Ласточкино гнездо» и набережная Ялты — 1100 рублей, Ливадийский и Массандровский дворцы — 900 рублей, Воронцовский дворец и канатная дорога на Ай-Петри — 1700 рублей (без стоимости подъема).

— Цены у нас в среднем выросли в полтора раза по сравнению с украинскими, — рассказывает продавец. — В прошлом году, например, дворцы (Ливадийский и Массандровский) стоили 800 рублей, при Украине последний год — 600. Туристов нет. Раньше по 3—4 группы на каждое направление в день ездили, даже автобусы приходилось арендовать — своих не хватало. А в прошлом году — одна группа уедет, две.

 

Ялта

Для Южного берега Крыма троллейбус — не столько транспорт, сколько достопримечательность: где еще вы видели междугородние троллейбусы? Курсируют и старые — чехословацкие 14Tr 80-х годов и новые —  украинские «Богданы» с телевизорами и кондиционерами. Проезд 40 рублей. Я еду в Ялту…

— Во-первых, у нас предприятие муниципальное, — говорит водитель. — Во-вторых, всегда много народу, это ж целая экскурсия: едешь, на море смотришь, на горы. Так что с деньгами проблем нет. Троллейбус здесь будет всегда.

В ялтинской гостинице выясняется, что мой номер занят.

— Да я ж не смотрю этот «букинг», — говорит администратор Елена, делая вид, что виноват в этой ситуации я. — Сказали, что надо его завести, я завела. В следующий раз звоните, я по телефону всех записываю.

Предлагает взять номер на 600 рублей дороже: 2300 вместо 1700. Отказываюсь. Приходится снять комнату в частном секторе, в получасе ходьбы от моря.

— У нас тут анкета есть, — говорит хозяин дома Максим, лет 30, протягивая мне бланк с вопросами. — Заполните.

Максим — уроженец Лисичанска Луганской области. Из валяющегося у входной двери рюкзака он достал карту своего города и ткнул в улицу Кольцевую.

— Здесь я жил. Два года как в Крым уехал — жена у меня крымская.

Показывая комнату (удобств нет, санузел в доме один, все это стоит 1200 рублей), Максим рассказывает о Лисичанске.

— Недалеко от моего дома была ставка этого… Мозгового. Батальон «Призрак». Я в декабре туда ездил, к себе на родину. Не скажу, что город как после бомбежки, как по телевизору показывали, но дома разрушенные есть. Сепары еще два моста взорвали между Лисичанском и Северодонецком. А ведь это был почти один город: мы в Северодонецк ездили на работу.

— Я бы уже давно на Украину уехал, — говорит Максим, когда мы прощаемся на следующий день. — Но жена не хочет, всю жизнь в Крыму, привыкла.

Сэкономить на питании в Ялте трудно: в центре города мне удалось найти лишь одну столовую (комплексный обед — 200 рублей). В остальных кафе полноценно поесть меньше чем на 350 рублей — невозможно.

Вина «Массандры» на расположенном недалеко от Ялты заводе стоят от 240 до 1700 рублей за бутылку. Дешевле, чем в продуктовых магазинах. Для сравнения: «Алеатико Аю-Даг» на заводе — 430 рублей. В магазине «Продукты» в Ялте — 480, в Москве — 600.

Экскурсия с дегустацией стоит 520 рублей с человека.

Читайте также:

Отдых в Крыму: цены, сервис, настроения. Поездка корреспондента «Новой»

 

 

«Если надо — еще пояса затянем»

Крым и Севастополь действительно стоит разделять. За два дня пребывания в городе я не слышал ни одного плохого слова о России.

— Довольны ли мы? — удивленно переспрашивает меня таксист, с которым мы едем от вокзала на съемную квартиру. — Да мы шанса вернуться в Россию всю жизнь ждали! У нас тут очереди на участки для голосования были по 4 часа. И все шли добровольно. Потом ночь не спали, следили за результатами. А когда стало понятно, что мы с Россией, — тут весь город на улицу высыпал. Пили три дня.

Таксиста зовут Миша. В украинские времена он был моряком, ходил на рыболовецком судне.

— Да, я работы лишился, — продолжает он. — Сейчас вот таксую, сколько-то зарабатываю. Не помереть с голоду хватает. Если надо — еще пояса затянем.

Радуется Миша и тому, что его сын перестал в школе изучать украинский.

— А зачем он ему? Он на Украину никогда не поедет. Вообще знаешь, если бы бандеровцы сюда пришли — у нас бы оружия хватило. Я знаю многих ребят, у кого тут оружие есть. Мы давно готовились, что город отбивать надо будет, — нас еще Тимошенко на колени обещала поставить.

Севастополь — очень дорогой город. Однокомнатная квартира на улице Челнокова, в получасе езды от центра, уже сейчас стоит 1800 рублей в сутки. Сколько будет стоить летом, хозяева даже не берутся сказать.

— Все зависит от числа желающих, — говорят. — Будет спрос — за 3000 сдавать будем, не будет — ну за 2500.

Автобусы от улицы Челнокова до центра города ходят строго по расписанию: раз в полтора часа. В округе два магазина, цены: белый хлеб — от 25 рублей (в Феодосии я покупал батон за 16), вода — от 50 (против 45), макароны — от 70 рублей, картошка — от 35. Все — в полтора раза дороже, чем на полуострове.

Городской транспорт, правда, в Севастополе дешевле, чем в других городах Крыма, — 8 рублей проезд в маршрутке, 7 рублей — в троллейбусе.

В городе, как нигде в Крыму, слышится донбасское эхо. Об этом говорят в кафе, по улицам ездят автомобили с номерами «ДНР».

— Флажок Украины на номере просто заклеивают донецким, — говорит сотрудник ГИБДД. — Мы не штрафуем. Пусть люди катаются. Это патриотично, а патриотизм сейчас нужен больше всего.

Фото автора

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera