Сюжеты

Нельзя быть «Театром.Док» и не ставить «Болотное дело»

Почему во флигель к Елене Греминой пришли прокуратура, МЧС и пожарные

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 48 от 13 мая 2015
ЧитатьЧитать номер
Культура

Марина Токареваобозреватель

Почему во флигель к Елене Греминой пришли прокуратура, МЧС и пожарные


Фото: Мария Сотскова / «Новая»

«Болотное дело» — называется спектакль, показанный на площадке «Театра.док» 6 мая, в годовщину событий. Его родила ударная волна от самой большой несправедливости в истории новой России.

Первое предложение, которое получила Елена Гремина, постановщик спектакля, как только отзвучали аплодисменты, — предъявить документы на право аренды. Относительно нового помещения театра — флигеля на Спартаковской, 3, куда «Док» переехал в феврале.

Не помню, чтобы подступы к месту премьеры отмечало так много людей в черных мундирах — человек десять из милиции и некоторое количество в штатском. Документов директор театра Гремина на премьеру не взяла — встречу перенесли на 7 мая.

Работа над спектаклем началась почти год назад. Молодой (24 года) драматург Полина Бородина много месяцев собирала материал, встречалась с родными «болотников», монтировала документальную пьесу. Репетиции совпали с переездом в новый дом «Дока». И вот премьера.

На сцене два гамака, два абажура, столик. На столике — груда карамелек в пестрых обертках. Весь спектакль (час с небольшим) то один персонаж, то другой будут, тихо шурша, разворачивать эти бумажки и складывать «голые» конфеты в кулек — в тюрьму не берут с фантиками.


Конфеты на сцене — в фантиках и без. Фото: Мария Сотскова / «Новая»

...Кирпичная стена театра пересечена огромным лозунгом «Свободу обвиняемым по Болотному делу!». На стене оживает цветное изображение: кто-то молодой и длинноволосый идет через пеструю толпу и читает, бормочет, проживает мандельштамовское: «... мне на плечи кидается век-волкодав», отрывок из фильма «Зима, уходи!»

В спектакле несколько акцентов, микроводоворотов, в которых, как серебро рыб в ручье, мелькают фразы-ключи — «тюрьма — испытание на человечность; они не стали хуже, они стали лучше!» «Адвокаты говорят: вашу невиновность так же трудно доказать, как доказать, что солнце — светит!» «Только что приняли поправку — нельзя передавать исторические книги!»

Театр намеренно не называет фамилий, только степень родства, иногда характер отношений: мать, отец, невеста.Все детали, подробности размыты до типологии: среди тридцати узников, наугад выхваченных из мирного и разрешенного шествия, судимых и приговоренных по «Болотному делу», здесь, в «Доке» «ни одной персональной судьбы, все судьбы в единую слиты».

В спектакле нет открытой публицистики. Главное — люди, через которых проехало колесо истории и которые смогли уцелеть. Тут и открытой политики нет, но через все действие идет очевидное: людей посадили безвинно, свидетели лгали, извращали правду!

Этот спектакль движут диалоги и монологи тех, кто остался в опустевших домах, тех, кто связан с узниками — кровью и любовью.


Фото: Мария Сотскова / «Новая»

Люди качаются в гамаках, накрытые ситуацией, как сетью, освобождают от фантиков килограммы карамели, говорят, говорят. В происходящем есть некая стертость, — как она есть в самом потоке жизни, не акцентированном художественно, не укрупненном театральной лупой. Впрочем, «Док» — именно лупа; но здесь укрупняют не характеры, а тенденции развития страны, здесь давно уже не просто театр, а гражданский институт, тут не столько играют, сколько рефлексируют общественные беды и катастрофы, защищают право и свободу.

— Нельзя быть «Театром.Док» и не ставить спектакль о « Болотном деле», — ответила Елена Гремина на чей-то вопрос о выборе материала.

Много раз повторен в спектакле выклик оклеветанных (основан на эпизоде со спецназовцем, давшем ложные показания) : «Давай! Он на твое место, а ты сюда, к нам, в камеру. И мы тогда все забудем!»

Полным, почти шекспировским сюжетом отыграна тема «как выйти замуж в СИЗО». От фразы «в ЗАГС все приходят парочками, а я одна...» до « я хотела хоть 15 минут подержать его в руках! Свидание получить, на котором смогу его потрогать», и неизбежного — «Молодые, время заканчивается!»

Дело тут не в актерской игре, хотя прозрачные глаза Анастасии Патлай, матери, надо бы показать стране крупным планом. Дело в том, что актеры Константин Кожевников, Варвара Фаэр, Марина Бойко произносят текст перед самыми важными зрителями — теми, кого изображают. Стержень, на котором держится весь спектакль, сцена и зал: «на нашем месте мог бы быть каждый». Поэтому так ударяет собравшихся народовольческий романс девятнадцатого века с рефреном «Я научу вас свободу любить!» И зрители его подхватывают.

В финале спектакля на сцену из зала под овацию вышли родители, жены, друзья «болотников». Кто-то за спиной плакал в голос. И один из тех, кто вышел, говорит сдавленно: « Я скажу сыну, что их не забыли, я расскажу ему про этот спектакль...»



Фото: Мария Сотскова / «Новая»

А на дворе ждали люди в мундирах. В день спектакля они приходили раз семь. Сначала было двое, сказала Елена Гремина, потом трое, потом девушка с собакой. Потом приехал автобус типа автозак. Спрашивали, что тут готовится...


Постановление Басманной прокуратуры о проверке пожарной безопасности. Фото: Марина Токарева / «Новая»

Блиц со зрителями

Таня, жена осужденного по «Болотному делу» Алексея Полиховича

— Мне очень понравился спектакль! Я словно со стороны посмотрела на себя и на эти три года, которые прошли. Честно донесли то, что мы говорили. Важно, что  переданы наши переживания — тяжелая усталость и смех через усталость, потому что, в конце концов,  невозможно не смеяться от всего этого дурдома.

Важно, что точно передан драматизм, который в нашей жизни присутствует. И вот эти конфеты на столе, которые по ночам я  сидела и разворачивала, килограммы карамели. Для меня  это очень сильный жест.

Мой муж бодр духом, мы ждем, когда выйдем. И  если не будет пересчета дней в СИЗО, это произойдет в январе 2016 года, через 9 месяцев.

 

Илья Яшин, политик:

— «Док» известен своей позицией. Был бы другой театр, не было бы такого ажиотажа со стороны любителей творчества из полиции. Я сегодня посмотрел на ситуацию с другого ракурса. Тем и хорош «Док», что вещи которые всем известны в деталях, они показывают совсем иначе. Здесь много точных человеческих деталей, этим, в первую очередь,  спектакль и ценен. Это социальная драма и социальная лирика. Фамилия Путин здесь ни разу не прозвучала. Это спектакль не про политику, он про людей. И то, что даже такие вещи вызывают озлобление со стороны властей, говорит, что это и есть самое актуальное творчество сегодня, самое востребованное. Несмотря на все попытки заткнуть рот деятелям искусства. Спасибо  «доковцам», что, несмотря на  давление, — и сегодня, и в течение всего предшествующего года, — они делают свое дело. И эта последовательность, эта упёртость вызывает огромное уважение. У них здесь тоже своего рода Болотная площадь, и они держат оборону.

 

«Нас повысили до важного объекта!»

Документальная пьеса о внезапной проверке «Театра.Док» 7 мая 2015 года

...Трое вошедших объяснили: поступила оперативная информация о том, что здесь   нарушаются правила пожарной безопасности.

— Когда поступила?

— Вчера! (То есть в день премьеры спектакля — Ред.). Мы как прокуратура обязаны реагировать!

Прокуратуру представляет хрупкая блондинка Александра Музалева. С нею два молодых человека: лейтенант Мурат Пшидаток, инженер 4 регионального отдела надзорной деятельности управления по Центральному округу федеральной противопожарной  службы  МЧС России (он проверяет противопожарную безопасность) и представитель  административно-технической инспекции Басманного района Алексей Лисица (его  интересует вывоз мусора).

Пришедшие обходят помещение. Спрашиваем лейтенанта, инспектировал ли он театр хоть когда-нибудь. Он качает головой.

— Я инспектирую более важные объекты.

— Нас повысили до важного объекта! —  комментирует Гремина.

Пшидаток составляет список необходимого для противопожарной безопасности из 16 пунктов. На просьбу предоставить документы Гремина объясняет:

— У нас украли терминал для электронных билетов, поэтому мы не держим всю  документацию здесь.

Спрашиваем  лейтенанта, почему проверка такая срочная:

— Меня вызвали! Я себя уже чувствую соучастником «Болотного дела»!

— Нет, — говорит Гремина, — вы соучастник тех, кто хочет закрыть театр!

Лейтенант Пшидаток не согласен:

— Когда нас привлекают как специалистов, мы не оповещаем. Это внеплановая проверка. Когда мы планируем, мы за три дня предупреждаем!

Александр Родионов, драматург:

— Мы работаем с сюжетами! Вчера была премьера  спектакля «Болотное  дело», а сегодня пришли вы. Вчера сотрудники УВД Басманный в пиджаках нас обнадежили: «С завтрашнего дня вас тут не будет!»

Александра Музалева, помощник прокурора:

— У вас тут памятник архитектуры, мы обязаны все памятники проверять! Мы проверяем помещение (нервно выходит на улицу, говорит по телефону).

Лейтенант МЧС (безмятежно фотографирует):

— Мы фиксируем все нарушения, которые обнаружили. Самое серьезное здесь — отсутствие сигнализации.

Помощник прокурора пишет справку о проведении проверочных мероприятий.

Гремина отказывается её подписывать. Документ собираются унести с собой. Так работает право на отказ.

Музалева объясняет:

— Вы утверждаете, что у вас есть документы, которые не хранятся в театре. Когда  я вас буду вызывать на постановление о возбуждении дела об административном  правонарушении, предоставите все документы!

Лейтенант на прощанье успокаивает:

— У вас первичное правонарушение, по закону, это не является основанием для закрытия!

В итоге Гремина справку подписывает. Незваные гости уходят, чтобы встретиться с  хозяином-корпорацией, которая сдала флигель в субаренду театру.

P.S. Подробнее о спектакле и реакции зрителей мы сообщим позднее. А обо всем, что происходит в Театре.doc, будем сообщать регулярно.

P.P.S. Стоило действующим лицам из прокуратуры и МЧС покинуть театр, как вошли два участковых и снова попросили «предъявить документы». Фамилии назвать отказались... А следом пришли еще двое — тоже из полиции. Один из полицейских сообщил, что он — «из уголовного» и попросил объяснить, «что тут у вас за театр». Жанр сдвигается в сторону гиньоля...

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera