Мнения

Подбрюшье Поднебесной

Прямо сейчас Россия соглашается на роль «жизненного пространства» Китая

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 48 от 13 мая 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Алексей Полухиншеф-редактор

Нам предлагают пакетное решение проблем, обострившихся на фоне внезапного конфликта с Европой. В этом и есть главный подвох


Председатель КНР Си Цзиньпин с супругой и Владимир Путин / РИА Новости

В пятницу сразу два федеральных канала покажут документальный фильм «Россия и Китай. Сердце Евразии». Все серьезно: в главной роли — Владимир Путин. В нетелевизионной реальности все еще серьезнее: Россия, поднявшись с колен анфас Западу с монтировкой в руках, одновременно капитулировала с восточного тыла. Таковы без обиняков экономические итоги визита в Москву главы КНР Си Цзиньпина, который приехал на парад нашей Победы, но имеет все основания отмечать свою.

С точки зрения текущего бухгалтерского баланса «восточный поворот» не дает нам ничего, кроме плюсов. Подписан ворох соглашений, за каждым из которых стоят реальные миллиарды долларов. Китай подтвердил, что готов покупать у нас газ, много газа, причем не только по восточному маршруту, где пройдет «Сила Сибири», но и по западному, через Алтай. Китайские банки будут (совместно с нашими институтами развития) по выгодным ставкам и в юанях кредитовать китайские компании, готовые вести бизнес в России (приоритетные направления, конечно же, сырье и торговля). Россия станет важным перегоном на «Шелковом пути», который пройдет из Китая в Европу (стройку предполагается вести по китайским технологиям, но преимущественно на российские деньги). Наконец, Китай и Россия создадут лизинговую компанию, которая займется продвижением на рынки Юго-Восточной Азии многострадального «Суперджета-100» (отмечу, что не на китайский рынок, — Поднебесная готова надавить на традиционных партнеров в регионе, чтобы сделать приятное новому).

В общем, нам предлагают пакетное решение проблем, особенно обострившихся на фоне внезапного конфликта с Европой. В этом и есть главный подвох.

Руководствуясь тактическими интересами, мы прямо сейчас ломаем стратегию, которой с переменным успехом следовали с XVIII, если не с XVI века. Я сейчас не столько о геополитике, сколько об экономике, хотя их и нельзя разделять. Несколько веков мы были восточным бастионом Западного мира, одним из векторов его глобальной экспансии. Все наши модернизации, от петровской до советской, были основаны на умножении западных технологий на наши ресурсы. А вот теперь мы превращаемся в западный бастион Китая.

Это не наша стратегия, ни на грош. Поднебесная проводила такую политику в зоне своего влияния, в том числе на постсоветском пространстве, давно и успешно. Выгодные газовые контракты в свое время получили Туркмения и Казахстан, торговые преференции — Киргизия Казахстан. У них нет ядерной бомбы? У Пакистана есть, и он прямо сейчас, как и Россия, становится элементом нового «Шелкового пути». Китайская политика в регионе направлена против единственного настоящего конкурента — США. И главный, пожалуй, приз, то есть Россия, достается практически без борьбы. Если, конечно, плюшевые игрушки в тире вольны выбирать себе хозяина.

Читайте также:

«Мы уже давно подсели на китайскую иглу». Экономист Владислав ИНОЗЕМЦЕВ — о рисках «восточного поворота» для России

Главным инструментом, на котором можно было играть во взаимоотношениях с Западным миром, была его сложность. Свои интересы есть у США, свои — у Европы, у каждой из входящих и не входящих в ЕС стран. Китай же монолитен, и сотрудничество с ним не предполагает вариантов маневра.

Главный же минус такой конструкции в том, что, став экономическим союзником и в неизбежной перспективе сателлитом Китая, для той же Европы мы превращаемся из ершистого и временами непредсказуемого, но все же партнера — в конкурента. Это будет совсем другая История.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera