Сюжеты

«Украина превращается в кривое зеркало России»

Об одесских журналистах, которые стали врагами для тех, кто разжигает гражданский конфликт с обеих сторон

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 49 от 15 мая 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга Мусафировасобкор в Киеве

Об одесских журналистах, которые стали врагами для тех, кто разжигает гражданский конфликт с обеих сторон

Продолжение. Начало в №48

Мама Игоря Лукаса, погибшего в Доме профсоюзов

Два мифа

Владислав Балинский, Юрий Весилык, Татьяна Герасимова, Сергей Дибров, Валерия Ивашкина, Юрий Мукан, Евгений Пересыпкин, Светлана Подпалая, Павел Поламарчук, Владимир Саркисян, Юрий Ткачев, Леонид Штекель.

В алфавитном порядке, непременно вместе, подписывали и промежуточные документы, и итоговую «Хронологию…». Решения принимали не голосованием. Аргументы «против» даже одного-единственного участника «Группы…» становились основанием для внесения корректив и уточнений в формулировки. В своем издании, в соцсетях и в официальном блоге «Группы…» любой журналист или эксперт имел возможность выразить личное мнение по событиям 2 мая. Метод работы — анализ открытых источников (гигабайты видеоматериалов и свидетельства очевидцев, информационные запросы в различные государственные и негосударственные учреждения), а также опрос свидетелей. Ротацию «Группа…» претерпела минимальную, учитывая остроту поставленной себе же задачи.

Однако внутренние противоречия проявились уже на первой пресс-конференции, в конце мая 2014 года. Юрий Ткачев, главный редактор интернет-ресурса «Таймер» (наблюдатели считают «Таймер» голосом Антимайдана), заявил: на допросы в СБУ вызывают только сторонников федерализации Украины, а их идейных противников, участвовавших в побоище, власти щадят. Как следствие, посланцы Куликова поля захотели контролировать «Группу…» изнутри. Такое же намерение высказали евромайдановцы. Всем отказали. Журналистов дружно обвинили в коррумпированности. Чудом обошлось без драки.

Сергей Дибров
Олег Константинов

Локомотивом идеи коллеги называют Сергея Диброва, специального корреспондента «Думской» (интернет-газета либеральной, проукраинской направленности). Дибров — автор афоризма, который отразил суть журналистского расследования: «Нас не интересуют мнения, нам нужны факты». Второго мая Сергей вел репортаж-видеотрансляцию из гущи сторонников Евромайдана, в районе Греческой площади, где развернулась активная фаза противостояния. Вечером, по горячим в прямом и переносном смысле следам, начал обследовать Дом профсоюзов.

…Диброва сейчас поймать непросто, что подтверждает и его шеф, главный редактор «Думской» Олег Константинов. Он тоже хотел бы видеть Сергея, причем вместе с заметкой о заседании градостроительного совета. Но «Группа 2 мая», по его убеждению, свидетельствует о наличии в Одессе развитого гражданского общества: «Думаю, мы на шаг впереди Киева».

Кстати, Дибров приобрел опыт организации подобного объединения волонтеров — идейных антиподов еще в 2013 году. Движение назвалось «Генеральный протест», за неимением крыши над головой, собралось в редакции «Думской» и выступило против генерального плана застройки Одессы в том виде, в котором его представляло руководство. Зеленые зоны, статус побережья и еще многое после инициативных слушаний и создания согласительной комиссии удалось, на радость «громаде» (общине), отстоять. А ведь конфликт длился десять лет, с потасовками, политическими играми. Наряду с журналистами и общественниками, подчеркивает Константинов, в «Генеральном протесте» за права «громады» самоотверженно боролись и депутаты местного совета, которых сейчас именуют сепаратистами, и те, кто убежал в «ДНР».

— Одесса — торговый город, где всегда предпочитали сглаживать углы. Трижды не сработало. Я как дипломированный историк утверждаю, — уточняет Олег. — В восемнадцатом году три дня шли жестокие уличные бои между горожанами — коммунарами Одесской советской республики, деникинцами и гайдамаками. Но убитых врагов похоронили в общей могиле, на Куликовом поле. Трагическое место вообще… Рядом плац, городская тюрьма. Памятник жертвам восемнадцатого года стоял там, где Дом профсоюзов, прежде обком партии, а строили здание под штаб Одесского военного округа. Монумент в усеченном виде перенесли ближе к трамвайной остановке. И написали: «Погибшим за власть Советов». Оккупация во время войны тоже разделила город на лагеря: тех, кто не принял румын, и тех, кто с ними сотрудничал. Евреев «сдавали» и те и другие. Еще один позор — раскол сейчас. А ведь Одесса не Донецк! Здесь никогда не имели поддержки большинства ни любой масти радикалы, ни пророссийские силы.

Разговор сам собой сворачивает на мифы современной пропаганды, которые расширяют трещину.

Справка «Новой»

«Вести» — всеукраинская ежедневная газета, издается с 2013 года, выходит самым большим в стране тиражом 350 000 экземпляров. В крупных городах центральный и юго-восточной части страны, включая Одессу, распостраняется бесплатно. «Вести» часто называют «российским проектом» и спорят об источниках финансирования газеты.

 

— «Одесскую Хатынь» — в Дом профсоюзов загнали женщин, стариков и детей — вбросила первой, буквально в ночь со 2 на 3 мая прошлого года, газета «Вести». Знаю, непосредственно главный редактор Игорь Гужва ставил заголовок, — уточняет Константинов. — Кто загнал? Кто казнил? Фашисты, конечно! Тезис мигом всплыл в сотне российских блогов, на форумах, в ЖЖ, на российских телеканалах. Даже на фотовыставке в Европарламенте. Хотя для меня как наблюдателя событий, журналиста, ложь и пропагандистская заготовка очевидны. Здесь не Хатынь, а боестолкновение! Эпизод войны, когда у всех упала планка. Поэтому события на Куликовом поле надо рассматривать только в контексте общего психологического настроя.

Олег продолжает:

— Украинский миф родился позже, летом, как плод коллективного творчества, то есть не из одного центра. Мол, «малая кровь» спасла город от большой, не дала реализовать сценарий по типу «ДНР-ЛНР». Потому участники побоища со стороны Майдана — герои, а сорок восемь трупов — необходимая жертва. Оба мифа очень удобны. Они оправдывают дальнейшие преступления сторон.

— Что дальше?

— Пока гражданский мир в Одессе обеспечивают силовым способом. У жителей сложилась картина мира: считают, что верят себе, а на самом деле — пропаганде. Надеюсь, государство доведет расследование до конца, будут вынесены приговоры. А дальше все зависит от развития событий на Донбассе. Прекратится война — начнется путь примирения. Мы же сейчас не выясняем, у кого прадед за большевиков голову сложил, у кого — за деникинцев, верно? Лет пятьдесят должно пройти.

Олег Константинов вместе с Сергеем Дибровым «работал» на событиях 2 мая 2014 года. Только из гущи антимайдановцев — для полноты и ясности картины дня. Он бы и в «Группу…» попал наверняка, если бы не статус пострадавшего. Три ранения средней тяжести, картечь… Активист Евромайдана, ранивший его, убивший минимум одного человека и совершивший покушение на жизнь сотрудника милиции, ждет суда на свободе: следствие затянулось, по закону истек даже срок домашнего ареста. Судьи тоже тянут, как могут. Над ними топором висит сформированное мнение: герои Революции достоинства и уголовные статьи несовместимы.

Олег, выйдя из больницы, написал статью о насилии как социальной болезни, поражающей украинское общество. И практически напросился на допрос, где не спрашивали о фактах — что видел, слышал и запомнил ценный, можно сказать, сверхпрофессиональный свидетель. Вопросы задавали с политическим подтекстом, всем, как под копирку: «Были ли вы на Куликовом поле?», «Сколько вам платили за то, что вы ходили на Куликово поле?» И последний: «Что вам известно об участии кандидата в мэры Геннадия Труханова в событиях 2 мая?»

— Мы превращаемся в кривое зеркало России, — подытоживает Константинов. И вносит поправку: — Но об этом уже точно кто-то писал.

 

Все едины. Всё едино

Диброва, да еще вместе с экспертом-токсикологом Владимиром Саркисяном, мне удалось поймать и заманить в кафе на Дерибасовской. Сидим, накрывшись волнами песенного колорита о еврейском мальчике, которому спасла жизнь и стала как мать простая уборщица-одесситка. Сироту сменяет Утесов. У Сергея часто звонит телефон.

Город наводнили репортеры мировых СМИ, жаждут комментариев на тему «Взорвется ли Одесса снова?». Дибров никому не отказывает.

Он таки законченный идеалист! Верит, что до читателей донесут пусть часть, но важных посланий. А именно: массовые беспорядки 2 мая 2014 года (следователи и прокуратура настаивают, что имели место массовые беспорядки, а не посягательство на территориальную целостность Украины!) произошли спонтанно. Столкновений подобного масштаба ни одна, ни другая сторона не планировала. Невозможно достоверно установить, чья именно бутылка с «коктейлем Молотова» первой взорвалась в фойе Дома профсоюзов и привела к пожару. Поэтому, как бы ни возмущался обыватель, привлекать по статье 294 УК Украины за «насилие, поджоги, уничтожение имущества, захват зданий, сопротивление милиции» надо всех, то есть примерно четыре с лишним тысячи человек, оказавшихся в эпицентре. Либо объявить амнистию рядовым участникам, не совершившим преступлений, перевести их в разряд потенциальных свидетелей. А силы направить на поиск организаторов, инициаторов и спонсоров бойни.

— Ведь как было до 2 мая? — задает вопрос Дибров и отвечает: — Политические оппоненты координировали свое поведение публично и непублично.

Зимой прошлого года Куликово поле и Евромайдан по очереди голосовали за поддержку решений «Генерального протеста», а потом сообща пикетировали мэрию. Даже «русская весна» в Крыму и на Донбассе, с приходом которой лозунги и поведение Антимайдана стали агрессивней, не до конца сломала взаимодействие, по крайней мере, в тактическом плане. Лидеры знали: водить людей по городу надо так, чтобы не возникало эксцессов. 20 апреля оппоненты устроили совместный субботник, убрали парк накануне праздников. Потом за городом жарили шашлыки, наблюдатели ООН заглянули, удивились, вместе посидели… Одесса! Тут политически «буйных» горожан не более полутора процентов. Остальные, диванный резерв, не потерпят «разных безобразий».

— Лабораторный пример революционного миролюбия! — восхищаюсь я.

Дибров, как недавно Олег Константинов, тоже вспоминает историю Куликова поля образца 1918 года с братской могилой вчерашних врагов. Только уточняет: над теми, кто за Центральную раду, вначале воткнули табличку «Обманутые».

— Такая вот наша специфическая этика конфликтов…

И возвращается к современности:

— После аннексии Крыма популярность Антимайдана как источника пророссийских настроений сильно упала. Первомайская демонстрация отшумела спокойно.

— Почему же не договорились 2 мая?

— Как раз договорились. Смотрите… — Сергей отодвигает чашку далеко от чайника. — Генеральный спонсор уехал в Крым, денег нет. (Дибров имеет в виду Олега Маркова, одного из лидеров Куликова поля, депутата горсовета, чей бизнес — парковки, вывоз мусора — считают связанным с криминалом. — О.М.) А хоть сколько-то палаток на Куликовом держать надо, людей кормить надо. Коробки для пожертвований не спасали, энтузиазма все меньше. Собраться и уйти? Конец политической карьеры навсегда. Вдобавок Евромайдан троллит… Губернатор Немировский (бизнесмен Владимир Немировский занимал эту должность с 3 марта по 6 мая 2014 года, интервью с ним опубликовано в «Новой» в номере за 2 мая с.г. — О.М.) решает очистить Куликово поле для военного парада 9 мая: что за антисанитария, так сказать, во время АТО! И вот нашлись спонсоры, которые выделили, по нашим данным, вполне пристойную сумму, более 80 тысяч долларов…

— Кто эти люди, «Группа…» узнала?

— Проукраински настроенные, известные, желавшие покоя в Одессе…

Вызвали Фучеджи (Дмитрий Фучеджи, экс-начальник облУВД, чье неоднозначное поведение во время побоища стало поводом для расследования. Сейчас в бегах и в розыске.О.М.), сказали: «Вот тебе денежка, вот задача. Сделай так, чтоб их не было». Господин Фучеджи встретился с самой боеспособной, потенциально опасной группой под названием «Одесская дружина», часть которой после беседы вдруг, к удивлению остальных, снялась и уехала на другое место, на новый участок для палаточного городка. Но политическое руководство Антимайдана посчитало, что неловко для имиджа так выходить из акции. «Вы нас лучше чуть-чуть побейте, палатку порвите хотя бы!»

Согласовали план. 2 мая на футбол в Одессе соберется пара тысяч фанатов, которые всегда не против подраться. Они совершенно случайно пойдут Маршем за единство Украины не сюда (чертит пальцем возле чайника), а вот сюда (между чашками), на Куликово поле, где останется десяток мужиков. Милиция заберет и тех и других в автозаки, палатки исчезнут. А участников драки вскоре выпустят. Не первый случай в одесской практике… И все окажутся молодцами: губернатор, Евромайдан, их пророссийские оппоненты, органы правопорядка. Мы допросили (так!О.М.) на сей счет стороны аккуратно, чтобы они не очень поняли, что к чему. Документ отказались подписать трое членов «Группы 2 мая», один — по идейным соображениям. Леонид Исаакович Штекель (маститый журналист с прошлым советского диссидента, редактор и издатель «Одесса-daily».О.М.) сказал, что сговора с майдановцами быть не могло, поскольку не могло быть никогда.

— Вера побеждает факты и в журналистских головах?

— Знаете, я тоже известен радикальной проукраинской позицией, — эксперт-токсиколог Владимир Саркисян не выдерживает долгого молчания. — Но с Юрием Ткачевым, который совсем наоборот…

— Ватник, сепар, колорад! — смеется Дибров. — Я готов писать в соавторстве с Ткачевым тексты.

— Да, с Ткачевым мы нормально общаемся на профессиональные темы, — продолжает Саркисян. — Можно с кем угодно найти общий язык, если человек искренен, не манипулирует. Многослойность одесских отношений удивительна! В одном — враги, в другом — союзники.

В подтверждение мне рассказывают о человеке, который носил футболку «Новороссия», но был спичрайтером мэра города и посвящал газетчиков в происходящее в кулуарах мэрии.

— Он сделал открытие: «О! — говорит. — Я понял, что объединяет пророссийских и проукраинских ребят, например в «Генеральном протесте». Мы хотим сохранить Одессу ради будущего Российской империи. А вы — ради новой Украины».

Дибров не знает точно, кому в руки попали «примирительные» деньги и как ими распорядились потом. Но договор намеревались выполнять все — кроме низового командира «Одесской дружины». Он плюет и на свое начальство, и на милицию, ведет две сотни бойцов в центр, наперерез фанатам. План — мирно порвать пару палаток — трещит по швам.

Призыв о тотальной мобилизации сторонников Евромайдана, смс-рассылка, пошла через два часа после столкновения, после первых смертей…

Кстати, слух о том, что «целый поезд карателей» в Одессу пригнал, конечно же, Коломойский, тоже лопнул от столкновения с правдой, которую нашла «Группа 2 мая». Свой клуб «Металлист» отправил в Одессу молодой олигарх Сергей Курченко, «кошелек» беглого президента Януковича. Без капли подтекста: у «Металлиста» давняя дружба с «Черноморцем». Люди ехали с семьями, с женами и детьми. Не на побоище! В курортном районе, за Черноморкой, готовили место для совместной «поляны», костра с шашлыками.

…Но огонь вспыхнул на Куликовом поле.

Фото автора

Окончание следует

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera