Сюжеты

К гадалке не ходили

Еще до четвертьфинала со шведами руководство сборной России начало искать причины неудачного выступления на чемпионате мира. И даже нашло

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 49 от 15 мая 2015
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Владимир Мозговойобозреватель «Новой»

 

Еще до четвертьфинала со шведами руководство сборной России начало искать причины неудачного выступления на чемпионате мира. И даже нашло

В матче с финнами наш вратарь Сергей Бобровский работал за всю команду
РИА Новости

Вообще-то за такие вещи игра наказывает — если не сразу, то через некоторое время, но наказывает обязательно. Если вы подумали про наш с финнами заключительный матч группового раунда, то подумали правильно. Но в тот вечер был еще более вопиющий пример, когда сборные Латвии и Франции совместными усилиями отправили на последнее место ни в чем не повинных австрийцев. Чтобы остаться в высшем эшелоне, латышам в заключительном матче группового раунда нужно было набрать одно очко, а французам — два, то есть матч должен был завершиться победой сборной Франции в овертайме или по буллитам. Так все в итоге и произошло, что не вызвало никакой реакции у директората турнира, но заставит наконец задуматься Международную федерацию хоккея (ИИХФ).

Хоккей — игра бескомпромиссная и по самой сути своей сопротивляющаяся разного рода «поддавкам», а тем более «распилу». Формально придраться к героям последнего дня повода нет, но вот формулу проведения можно и изменить — в пользу сведения подобных латвийско-французскому «пакту» ситуаций к минимуму.

Эта история осталась в тени главного события, суть которого определяли россияне и финны. Тут ни о каком распиле очков не могло быть и речи. Тем не менее перед каждой командой стоял вопрос, чего она больше хочет — остаться в Остраве и принимать в четвертьфинале вторую сборную группы «А», то есть Швецию, либо отправляться в Прагу и встречаться с хозяевами. Хрен редьки не слаще, обе «остравские» сборные к определенному выводу не пришли, тем более что первый вариант означал, что следует проиграть. А кто же в этом признается?

Признаться не признались, но некоторые элементы сюрпляса в этой знаменательной встрече определенно были. Особенно с нашей стороны. Нет, конечно, все было по-честному и традиционно жестко — к примеру, силовой прием у борта в исполнении бывшего московского динамовца Лео Комарова привел к травме защитника Евгения Медведева и был оценен судьями на полновесные «5+20». Но то, что российская сборная сверхусилий не предпринимала, было заметно. То есть — старалась, но в меру, периодически заставляя голкипера Сергея Бобровского чуть ли не в одиночку сражаться с превосходящими силами соперника. Те две шайбы, что Бобровский все-таки пропустил, иначе как «расстрелом» не назовешь.

У россиян свой бомбардирский счет пополнили форварды, тоже о будущем сопернике не думавшие, — Сергей Мозякин и Артемий Панарин. Хоккеисты, как мне кажется, действительно этим себе голову, в отличие от начальства, не забивали. Но в атмосфере явно что-то витало в пользу «остаться в Остраве». Когда Артемий Панарин заставил капитулировать самого «сухого» голкипера чемпионата Пекку Ринне, россияне оказались в пяти минутах от Праги, но с еще большей легкостью позволили финнам сравнять счет. Овертайм и особенно буллиты получились странными — ну ни за что я не поверю, чтобы ни один из российских признанных пенальтистов был не в состоянии поразить ворота Пекки Ринне, а у Панарина не получилось аж дважды. Забить, конечно, хотели, но действовали не слишком концентрированно — в общем, как пойдет.

Меня больше всего насторожило то, что наши эксперты и журналисты в один голос заговорили о том, будто остравская четвертьфинальная дорога для нашей сборной лучше, чем пражская, — если проходим Швецию, то с претендентом номер один Канадой сборная России может встретиться только в финале. Вариант, что шведов как лучшую по организации команду чемпионата можем и не пройти, тоже рассматривался, но уже во вторую очередь. Преобладало дилетантское: вот пройдем на привычном льду шведов, дальше уже в Праге будет ждать победитель самой слабой четверть-финальной пары США–Швейцария, а там и Канада — по плечу.

Не к добру были такие разговоры! Но, так или иначе, те, кто хотел больше победить, то есть финны, отправились в Прагу прямо в пасть арены «Q2», а наши остались в Остраве ждать шведов. За день до матча на тренировке обнаружилось отсутствие двух центрфорвардов — Евгения Малкина и Вадима Щипачева, а получивший накануне повреждение защитник Евгений Медведев не смог продолжить занятие. И как было сказано генеральным менеджером Андреем Сафроновым, для Медведева чемпионат, как ранее для Даниса Зарипова и Евгения Бирюкова, скорее всего, закончился.

В строю у сборной России осталось всего шесть защитников, и перед штабом встала проблема — или заявлять тренирующегося вместе с командой полтора месяца, но необстрелянного Михаила Григорьева, или срочно вызывать из Монреаля Андрея Маркова или Алексея Емелина. Но штаб, похоже, выбрал третий вариант — ждать, как сыграет в седьмом матче с «Рейнджерс» «Вашингтон» Александра Овечкина. В ночь на четверг Овечкин в Нью-Йорке забил, но дальше прошел победивший в овертайме «Рейнджерс».

И тут Сафронов как главный ньюсмейкер сборной выдал историческую фразу: «Будем думать, и завтра за два часа до игры примем правильное решение». Вот так, ни больше ни меньше — «правильное». Вообще спич Сафронова за день до четвертьфинала был не просто богат на перлы, но и весьма симптоматичен: с одной стороны, генеральный вроде как подстилал соломку в случае возможного поражения, а с другой — адресовал свой посыл к совсем уж главным «кураторам». Оказалось, что «игроки пришли к финишной черте в опустошенном и разбитом физическом состоянии», а все из-за того, что прежнее руководство лиги «гонялось за авторитарным явлением», каковым Сафронов назвал зрелищность, заодно припомнив «прежним» и решение отменить паузы в регулярном чемпионате, из-за отсутствия которых пострадала сборная: «Мы должны дорожить нашими игроками, а мы выжимаем их, как апельсин».

О том, что и прежнее, и нынешнее руководство Континентальной хоккейной лиги, а также нынешний динамовский штаб сборной России — одна шайка-лейка, Сафронов упомянуть забыл, предпочтя все проблемы скинуть на экс-президента КХЛ Александра Медведева. Это было, несомненно, сигналом к возможным последствиям — если остравская эпопея завершится не так, как планировалось.

Я, конечно, понимаю, что таким, как Андрей Сафронов, порой везет, пусть и незаслуженно. И уж точно игроки за слова одного из своих руководителей не отвечают, а ушедший от публичности в тень Олег Знарок даже в нынешнем своем достаточно нервозном состоянии способен был плюнуть на все расклады и показать образцовой шведской дружине, где раки зимуют.

Но я-то, совершая в четверг дневной пятичасовой марш-бросок из цветущей Праги, куда прилетел накануне, на восток, вспоминал, как 11 лет назад провожал из этой самой Остравы прямиком в Москву, а отнюдь не в Прагу, ту, занявшую, кажется, десятое место, российскую сборную.

Нынче десятыми точно не будем. А какими будем в итоге — вам уже виднее.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Теги:
хоккей
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera