Сюжеты

Изабель ЮППЕР, Сильви ГИЛЛЕМ и все-все-все

Стартовал XII Чеховский фестиваль

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 50 от 18 мая 2015
ЧитатьЧитать номер
Культура

Елена Дьяковаобозреватель

Стартовал XII Чеховский фестиваль

Фестиваль открылся спектаклем парижского театра «Буфф дю Нор» «Мещанин во дворянстве». Мольера на этой сцене, прославленной 40-летней работой Питера Брука, поставил Дени Подалидес — актер и режиссер, сосьетер «Комеди Франсез». (Москва видела Подалидеса в роли Счастливцева в парижском спектакле Петра Фоменко «Лес».) Сценограф «Мещанина во дворянстве» — Эрик Рюф, директор «Комеди Франсез» с 2014 года.

«Этот «Мещанин во дворянстве» отличается тонкостью, легкостью и глубиной, какой мы давно уже не видели. Постановка прежде всего дает возможность поразмышлять о социальных и ритуальных кодах в обществе, она наглядно показывает, что Франция-2012 достойная дочь Франции времен Короля Солнце», — писала газета Le Monde о парижской премьере.

Трехчасовой спектакль подчеркнуто, даже вызывающе по нашим временам подробен, традиционен и добротен. И музыка Люлли, и балет лжетурецкого султана предстали без купюр. Чудовищная пышность одежд обезумевшего от страсти к прекрасному г-на Журдена лишь немного превосходит нелепостью наряды его покровителей в свете и безнадежных должников — Графа и Маркизы. Эти трое резко контрастируют со сдержанной серо-синей гаммой и истинным изяществом костюмов, манер, мыслей «честных буржуа» — г-жи Журден, Люсиль и Клеонта.

Мизансцены в лавке Журдена с ее солидным темным деревом и рулонами лионского шелка напоминают не столько старинные парижские магазинчики, сохраненные возле Гревской площади, сколько залы французского и фламандского жанра XVII века в Лувре. Они — словно тщательно смоделированные на сцене живые картины добротной, неколебимой в здравомыслии Европы.

А сцена, в которой гостеприимный и прогрессивный Журден (Бенедикт Гильбер) барахтается в мультикультурной толпе турецкого праздника, плывет в ней, как щепка, счастливый оказанной честью и уже готовый звать на помощь, — действительно «дает возможность поразмышлять».

Мажорный, нарядный, зрелищный, щедрый и снисходительный к широкому зрителю — Мольер Дени Подалидеса был встречен в Москве столь же щедрыми аплодисментами.

Программа Чеховского фестиваля рассчитана почти на 2 месяца. Она подтверждает «любимый упрек» Чехфесту: от сосредоточенности на высокой драме Европы, сосредоточенной на проклятых вопросах Чехова и Ибсена, фестиваль вновь уходит почти к параду-алле, к цветущему разнообразию сценических традиций мира — от Андалузии до Южной Африки.

Однако, если судить Чехфест по пушкинскому принципу — то есть «по законам, им самим над собою признанным», — программа отмечена размахом и истинной «полифонией мира».

К слову сказать: Чехфест первым, еще в 2009 году, начал вывозить свою мировую программу из столицы в другие города России. И в 2015-м часть спектаклей отправится из Москвы в Санкт-Петербург, Екатеринбург, Псков, Воронеж.

18—19 мая на Чеховском фестивале — «Война» Владимира Панкова, копродукция Чехфеста и Эдинбургского фестиваля. Премьера этой музыкальной мистерии о Первой мировой войне прошла в августе 2014 года в Эдинбурге. В сюжете сплетаются мотивы «Илиады», романа Ричарда Олдингтона «Смерть героя» и «Записок кавалериста» Николая Гумилева. Играют Евгения Симонова, Игорь Ясулович, Валерий Гаркалин и актеры труппы Панкова «SounDrama».

23—26 мая идет «Не забывай меня» Филиппа Жанти. Классик французского кукольного театра 1970—1980-х, «крестный маг» авторского цирка конца XX века — Жанти со временем перешел к «театру объектов», театру плывущих в синеве шелковых шаров, подсвеченных изнутри, и «драгоценностей, выточенных из бумаги». К театру, в котором световая и цветовая партитура не менее важны, чем семеро мимов на сцене.

С 28 мая по 1 июня — новый спектакль Марии Пахес «Я, Кармен»: verbatim женских судеб XX века рассказан на языке фламенко. Затем — «Красный табак» Джеймса Тьере. Французский мим и режиссер, внук Чарли Чаплина и Ариэль, в фильме Питера Гринуэя «Книги Просперо» — Тьере прежде привозил на Чеховский фестиваль спектакли «Симфония майского жука» и «Рауль».

Спектакль «Инала» (10—14 июня) — сотворчество известной южноафриканской музыкальной группы «Ladysmith Black Mambazo» и знаменитого британского хореографа Марка Болдуина. «Инала» — мифы Африки, песни старателей Свазиленда, пластика хищников и птиц африканского леса, племенные обряды, ночная рыбалка при факелах, кипящая магма народной культуры в огранке худрука Rambert Dance Company, ведущей труппы современного танца Британии. (К слову: новое здание Rambert Company в Лондоне открывала в 2014 году королева Елизавета II.)

23—25 июня на Чеховском фестивале — спектакль старейшей лондонской балетной труппы «Сэдлерс Уэллс» —  «Жизнь продолжается». Это бенефис великой балерины Сильвии Гиллем.

Кто видел Гиллем на сцене на прежних Чехфестах (в «Эоннагате» Роббера Лепажа, в простом и очень человечном «баховском» балете Матса Эка, созданном для нее), помнит, что это летящее, точеное существо с рыжей гривой кажется на подмостках эльфом среди профи, созданием особой природы. Гиллем — из тех, кто фокусирует действо на себе одним выходом на сцену.

Выходы 2015 года — из последних. Гиллем завершает свой 40-й сезон. В сольных, для нее созданных балетах Акрама Хана «TECHNE» и Матса Эка «BYE» она прощается с публикой и сходит со сцены. Гастроли в Москве — часть мирового турне программы «Жизнь продолжается».

23—27 июня приедет спектакль «Голем» молодого британского театра «1927». В 2013-м в Москве шла их визуальная притча «Дети и животные занимают улицы»: беспризорное дитя Диккенса и комикса, политического кабаре 1920-х и английской сказки. «Голем» (в котором от романа Майринка осталось только название, а глиняным чудовищем, рабом, поработившим своего создателя, стал современный мир) — лихо развивает ту же визуальную эстетику, истекает ожившими в мультклипах журналами 1920-х, лондонскими рекламами, новыми технологиями театра. Эти ребята — гаражные стартаперы от сценографии. Но они уже приглашены в берлинскую «Komische Oper»: там поставлена «Волшебная флейта». Сейчас театр «1927» работает в «Komische Oper» над «Петрушкой». Премьера «Голема» прошла в 2014 году на Зальцбургском фестивале.

Затем в программе японская версия «Махабхараты» Сатоси Мияги, хит Авиньонского фестиваля 2014 года. И спектакль Давида Мартона «Двойники» (Штутгарт Шаушпиль).

Мартон — ученик Кристофа Марталера. В 2013 году на Чехфесте шел его спектакль «Небесная гармония» из Венского бургтеатра. «Двойники» сделаны по мотивам Гофмана, словно вывернутого наизнанку в магическом театрике «Степного волка». Все семь актеров Мартона — музыканты высокого класса. Трубач «Двойников» солировал в «Небе над Берлином» Вима Вендерса. Элегантная саркастичная пианистка Мари Гойетт (в спектакле — дуэнья, муза, репетиторша, тюремщица стаи юных художников) играла в фильме «Отель «Гранд Будапешт». Сопрано Леа Тромменшлагер владеет техниками пения от барокко до джаза. Но лучшая из цветных теней Гофмана и Мартона — молодая скрипачка Нурит Штарк с инструментом Гварнери 1710 года. Она играла с оркестром Зубина Мета. Для нее писала Софья Губайдуллина.

У Мартона Нурит выходит в образе фотомодели, поденщицы сомнительных съемок… пока виртуозный сольный Барток не смывает смех и грех на фоне пестрого сверкания луна-парка.

«Спектакль закрытия» — «Ложные признания» театра «Одеон» в постановке Люка Бонди. Живой классик европейской режиссуры, в прошлом интендант Венского фестиваля, с 2012 года худрук парижского «Одеона», поставил комедию Мариво, перенеся действо из XVIII века в наше время.

В роли Араминты — Изабель Юппер. Доранта, предмет поздней страсти железной светской дамы, играет Луи Гаррель. «Юппер, ветеран 90 фильмов, — еще и блестящая театральная актриса. Чтобы разбить все сомнения в том, она выходит на сцену в сенсационном спектакле Люка Бонди», — писала «Гардиан» после лондонских гастролей «Ложных признаний». Для Бонди Мариво — «мастер пауз». За блеском его реплик всегда стоит то, о чем умолчали персонажи, за изящной интригой — глубинные смыслы (куда более трезвые и жесткие, чем глубинные смыслы пьес Чехова, любимого «мастера пауз» Бонди-режиссера). По отзывам парижской критики: «В этом спектакле все сказано, он смотрится на одном дыхании».

Но образцовый европейский драматический спектакль «большой формы» в финале фестивальной афиши лишь подчеркивает тот пестрый, всесветный, синтетический, карнавальный, предельно зрелищный характер, который выбрал для себя XII Чеховский фестиваль.

Фото Михаила ГУТЕРМАНА

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera