Сюжеты

Доехали!

Только пробившись в финал, сборная России могла достойно завершить мировое первенство

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 50 от 18 мая 2015
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Владимир Мозговойобозреватель «Новой»

Только пробившись в финал, сборная России могла достойно завершить мировое первенство

Наш главный «пожарный» — лучший игрок полуфинала вратарь Сергей Бобровский
Валерий ШАРИФУЛИН / ИТАР-ТАСС

Прага ждала чемпионата мира по хоккею 11 лет. И не просто чемпионата мира, а полуфинала с участием своей любимой команды. В мае 2004-го на новехонькой «Сазка-Арене» (тогда она так называлась) надежды великолепной чешской сборной во главе с Яромиром Ягром были жестоко биты еще в четвертьфинале американцами — помню, как весь матч зал радовался, не чуя беды, а после исполнения последнего буллита ошарашенно и опустошенно замолчал, не веря в то, что произошло. А российская сборная тогда вовсе до Праги не доехала, отправившись после группового раунда прямиком в Москву, и тот чемпионат, как после оказалось, подвел черту под десятилетием безвременья.

А нынче и чехи, и россияне единым фронтом вышли на Северную Америку. Только хозяевам досталась в соперники Канада, у которой на этом турнире конкурентоспособных соперников не замечалось, а россиянам — сборная США, с которой не грех было поквитаться после поражения в групповом раунде. Хозяева особых надежд и не питали, но нашим желали победы — очевидно, держа в уме игру за третье место именно с американцами.

Через фан-зону на Вацлавской площади пройти к станции метро «Мустек-В» еще за час до начала первого полуфинала было делом проблематичным. Прага радовалась уже самому факту выхода в полуфинал, который дался сборной Владимира Ружички ох как нелегко. В четверг здесь после победного гола Яромира Ягра творилось что-то несусветное, как только брусчатка выдержала, а уши точно закладывало от одновременного крика тысяч голосов. 11 лет назад Прагу заполнили портреты Ягра, а он выглядел человеком, который смертельно устал от хоккея. А через столько лет 43-летний Яромир сыграл в Праге, как в молодости, вытащив свою команду в полуфинал и отдав для победы все силы, — но команда уже не могла подняться еще выше. Вот почему фан-зона, настраиваясь на Канаду, была готова к любому развитию событий, даже самому плохому.

Для того чтобы почувствовать «самое плохое», можно было и не заходить на арену. Она не то чтобы молчала, но заряд оптимизма исчерпала слишком быстро. Оставалось только посочувствовать Владимиру Ружичке — против такой Канады его ребята, и даже великий Ягр, увы, смотрелись приготовишками. Перевес родоначальников хоккея скромному счету явно не соответствовал, но канадцам хватало — хозяев они держали на дистанции, и если бы не бесподобный голкипер Ондржей Павелец, разгрома чешской сборной было бы не избежать. А так получились вполне пристойные 0:2, да еще с незасчитанным и, на мой взгляд, чистым голом Петра Коукола. Чехам можно было думать о завтрашнем «бронзовом» матче, так что мой старый знакомый Владимир Ружичка сильно расстроенным не выглядел и в утешениях, как мне показалось, не нуждался. Оставалось выяснить, с кем ему играть в утешительном финале. Меньше всего хотелось, чтобы это была сборная России.

 

Накануне со мной случилась история, до сего времени не приключавшаяся. На четвертьфинал со шведами меня уговорили отправиться на такси, резонно объяснив, что да, на поезде надежнее, но возвратиться обратно после игры по «железке» вариантов нет. На поездку на всякий случай с запасом заложили почти шесть часов, водитель Петр обещал домчать за четыре часа, как у него вышло совсем недавно. Но, не доезжая Брно, мы угодили в такую пробку, какой я и на М-5 не видывал. История стандартная — сужение дороги, авария, и 15-километровая цепь автомобилей, стоящих без движения. К шести вечера стало окончательно ясно, что в Остраву успеваем разве что к окончанию третьего периода, — оставалось надеяться, что успеем вернуться к началу «чешского» четвертьфинала обратно в Прагу.

Спасибо Пете — на арену «Q2» я влетел одновременно со стартовым свистком и ровно в тот момент, когда в Остраве Евгений Малкин укладывал в ворота шведов третью шайбу. Двое российских коллег, одиноко сидевших в пресс-центре у телеэкрана, доходчиво объяснили, что шведы «никакие» и остается только спокойно довести дело до победы. По причине плохого настроения после 6-часовой «поездки в никуда» пришлось заметить, что подопечным Пера Мортса вернуться в игру — раз плюнуть, достаточно нашим на секунду расслабиться.

И пошло-поехало. Такого бесшабашного, даже безбашенного, хоккея я не видел давно. Тут все могло повернуться что в одну, что в другую сторону. Повернулось не в нашу — и, если бы не мгновенный шальной ответ Жени Малкина, после броска которого шайба угодила в конек Экмана-Ларссона и юркнула в ворота, не видать бы нам, наверное, полуфинала. Но Малкин поймал кураж, а удача любит поймавших волну. Выиграли-то не мыслью «стратегов», рассуждавших о пользе третьего места в группе с выходом на Швецию и продвижением к Канаде, а отчаянным, даже с перебором, настроением команды, уставшей на чемпионате больше от самой себя и сыгравшей, наконец, «от ножа».

Мне оставалось выдохнуть и перекреститься — иначе могло оказаться так, что сборную России в Праге я снова, как и 11 лет назад, не увижу. Что было бы совсем плохо. Прага, конечно, хороша и без хоккея, но не в нашем конкретном случае, когда появилась счастливая возможность побороться за золото не где-нибудь, а в сердце Европы, да еще в одной из главных хоккейных столиц мира. Которая видала виды с советским хоккеем, но отнюдь не с российским. В новейшие времена Восточная Европа не то что побед, а даже призовых мест в российском исполнении не видела.

Понаехавшие в Чехию российские болельщики, о которых отдельный разговор, словно осатанели. Еще больше осатанели перекупщики, бодро торговавшие пачками (!) билетов прямо у арены всю пятницу до самой ночи. Минимальная цена самого захудалого билета на полуфинал Россия—США по сговору этой прекрасно говорящей по-русски мафии составляла 150 евро, более или менее хорошие места могли достаться за 500 евро и выше. Желающие купить — находились. Но те, кто поумнее, дожидались окончания первого полуфинала — когда расстроенные чешские болельщики, имеющие билеты на вечернюю игру, начнут их сдавать.

В общем, кто очень хотел попасть на матч-реванш Россия—США, — тот попал.

 

Штаб сборной неприлично долго дожидался Александра Овечкина, и дождался. Лидер «Вашингтона» позвонил главному тренеру сам и даже прилетел в Прагу раньше, чем туда прибыла (на поезде!) российская сборная, в очередной раз чуть не потерявшая еще одну боевую единицу. Теперь повреждение получил Евгений Дадонов, что грозило лишить команду единственного изначально сыгранного питерского звена. Овечкин ожидаемо оказался в звене с Плотниковым и Тихоновым, тройку Малкина не тронули, но это был только предварительный вариант.

За час до матча возле арены перекинулся несколькими словами с Леонидом Вайсфельдом. Известный арбитр, а позже и успешный менеджер, Вайсфельд не стал давать прогноз на предстоящий матч: «А зацепим американцев или нет — об этом надо спросить у Знарка».

Но такой возможности уже ни у кого не было. Рассекая толпу болельщиков и зевак, арену огибал оркестр барабанщиков и барабанщиц. Грохочущий ритм выводил народ из дневного послематчевого ступора. Что-то этот тревожный марш определенно обещал, и особенно для сборной России, — с прилетом Овечкина состав обрел запредельную звездность, но это совсем не означало, что американцев можно взять нахрапом. Если наши и надеялись, что у «студентов» задрожат колени при одном имени Овечкина, то они сильно ошибались.

Нахрапа хватило ровно на половину матча, когда «звездно-полосатые» в основном умело оборонялись. А ровно после десятой минуты второго периода, как по сигналу, сборная США разжала пружину, и у ворот Сергея Бобровского начался не просто пожар, а пожарище. Сверху из ложи прессы усталостная графика команды, играющей в шесть защитников, была видна даже слишком отчетливо. Российские болельщики во втором перерыве уже не орали дурными голосами, что «всех порвут», а курили молча. И никто в кулуарах не говорил, что Международная федерация хоккея сделает все, чтобы в финале встречались сборные России и Канады, чего не было со времен чемпионата мира-2009 в Берне.

Нулями на табло этот тяжелейший полуфинал завершиться не мог ни при каких обстоятельствах, какие бы чудеса ни вытворяли вратари. И когда дела стали совсем уж плохи, слово взял Сергей Мозякин — человек, который, по выражению прежнего тренера сборной, «до ворот не доедет», а сейчас он «доехал» в шестой, и самый главный, раз. Как и накануне со сборной Швеции, магнитогорское звено расколдовало ворота Коннора Хеллебака, следом Овечкин сподобился забить, дело продолжил Вадим Щипачев, а точку поставил Женя Малкин.

Не наиграли наши на 4:0, но победителей сильно не ругают. Даже с учетом того, что на следующий день этой компании предстояло выходить против «горилл из клетки», какую-то надежду на очень достойное завершение чешской эпопеи команда дала.

А для начальства «серебряный» отчет был готов еще в субботу.

Теги:
хоккей
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera