Сюжеты

Шаламов, Бродский и мясорубка

Три майские истории неприкрытого мракобесия

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 51 от 20 мая 2015
ЧитатьЧитать номер
Культура

«Новая газета»редакция

Три майские истории неприкрытого мракобесия

8 мая полиция разгромила выставку «Мы победили»: молодые художники некорректно использовали георгиевскую ленточку


Один из экспонатов закрытой выставки

Галерея «С.АРТ», созданная еще в 1989 году, начинала с цивилизованного салона, пыталась с переменным успехом приручить топовых «актуальных» художников, осуществила несколько шумных групповых проектов, а затем, неожиданно перебравшись с Садового кольца в новостройки Куркина, сделала ставку на социально ангажированное «активистское» искусство. Злополучная выставка «Мы победили», приуроченная к Дню Победы, официально заявлена как итог сотрудничества самой галереи, движения «Синий всадник» и лаборатории «El Savo», хотя над экспозицией непосредственно работали всего лишь Лиза Саволайнен, Александр Пучков и сам владелец «С.АРТа» Пётр Войс, переживающий ныне нечто вроде второй творческой молодости. (Добавленные просто для солидности и без ведома создателей старые вещи «митька» Дмитрия Шагина и Александра Савко, нашего Эрро — не в счет.) Короче, выставка совсем небольшая, место удаленное, художники нераскрученные, на открытие, точнее, обсуждение в узком кругу, приглашали только друзей.

Скандал не заказывали. Его инициаторами выступили, что и не скрывают, журналисты телекомпании РЕН ТВ, явившиеся на следующий день после вернисажа в закрытую галерею в сопровождении сотрудников местной полиции и Центра по противодействию экстремизму ГУВД по Москве (майор Алексей Окопный — фигура узнаваемая). Начался несанкционированный обыск, был избит и задержан не участвовавший в выставке лидер «Синего всадника» Олег Басов как единственный, кто в тот момент находился в помещении «С.АРТа». В итоге галерея опечатана, несколько артефактов изъято. А некое движение «Типун» обратилось в Минкульт с требованием прокурорского расследования, историей уже заинтересовались в Госдуме: Петру Войсу звонили якобы по поручению Ирины Яровой из Комитета по безопасности и противодействию коррупции.

Так что же экстремистского и опасного показали на «Мы победили»? Несколько объектов и фотографий, в которых были использованы пресловутые георгиевские ленточки.

Художники воспринимают их не как символ Победы, а как пропагандистское тавро, метку лояльности, атрибут квазипатриотической истерии. Об этом, собственно, и снимки, на которых авторы позируют в украшенных ленточками ватниках, надетых на голое тело, или на которых их просто тошнит ленточной массой.

А также объект — сплетенный из колючей проволоки терновый венец поруганной российской демократии, декорированный прежним знаком гвардейской доблести.

Негодование вызвала и мясорубка, куда засунуты игрушечные солдатики, перемалываемые в золотисто-черный тряпичный фарш. Но это «не пропаганда фашизма, а иллюстрация абсолютно любой войны», — внятно откомментировал картинку в Facebook один из пользователей.

Заметим, что так и не открывшаяся для публики, но предусмотрительно разгромленная выставка существует теперь лишь в социальных сетях. Что не спасает ее авторов от возможного уголовного преследования. Ведь виртуальная реальность сегодня — лишь кажущееся пространство полной независимости.


Победитель экспозиции «Освоение свободы»

Об этом как бы ненароком напомнила другая экспозиция — с многообещающим названием «Освоение свободы», открывшаяся в Центре творческих индустрий «Фабрика» в часы «Ночи в музее». Эта выставка — совместный проект студентов-кураторов из Высшей школы художественных практик и музейных технологий при факультете истории искусств РГГУ и выбранных ими молодых художников. Лучшей оказалась самая минималистичная работа — белый холст с черным шелкографским текстом Юлии Вергазовой. Текст подлинный, взятый с сайта петербургского «Агентства бизнес-новостей», которому было запрещено воспроизвести обложку журнала Charlie Hebdo, того самого номера, что вышел гигантским тиражом после трагедии в редакции: «Мы не можем показать это изображение по настоятельной просьбе Роскомнадзора».

Превращение факта еще недавно казавшейся невозможной интернет-цензуры в собственное произведение искусства — это одновременно и дань писсуару Дюшана, и удобная «отмазка» для куратора, не успевающего закончить подготовку выставки в срок, и тонкая реплика в дискуссии о свободе слова. Это было бы очень остроумно, если бы не было так грустно. Я имею в виду реальную историю, которой вдохновилась Вергазова.


«Иона»

Точно так же смысловым центром всего проекта «Мысли вслух!» (художник и куратор Ольга Божко в Зверевском центре собрала авторов разных поколений и эстетических предпочтений), стала небольшая картина Дарьи Делоне «Иона». Тему права голоса, дарованного художнику по определению, каждый из участников трактовал по-своему. Откровенно публицистических работ в Зверевском центре современного искусства практически не было, хоть вспомнили и годовщину аннексии Крыма, и полицейский беспредел, и «телефонное право». Однако Делоне нарисовала просто Иону во чреве кита — нарисовала, памятуя и древнерусские фрески, и библейский цикл «Амазонки авангарда» Натальи Гончаровой. Но Иона пришелся очень кстати не оттого, что три дня мыслил вслух в рыбьем желудке.

Вспомним ветхозаветную историю. Кит — место осмыслить свое поведение, место, посланное Богом пророку, убоявшемуся исполнить божественную волю и осудить чужие злодеяния. Иона исправился, а Ниневия была спасена. Перед нами аллегория роли художника в обществе, готового скинуть его в морскую пучину и скормить административным китам. Однако в узилище лишь крепнет воля и оттачивается мысль Автора. И да расточатся врази его!

Жалко, что это приходится доказывать все чаще и чаще.

Фёдор РОМЕР,
специально для «Новой»

 

В Петербурге борются с «разбазариванием бюджетных средств» на музей «злостного тунеядца» Бродского


Фото: Валерий Плотников

Ровно за месяц до юбилейного дня рождения нобелевского лауреата некоторые сильно перетрудившиеся депутаты петербургского ЗакСа выступили с инициативой вернуть в УК РФ статью «за тунеядство». Этот трудовой порыв тут же подхватили патриотично настроенные граждане, вспомнившие о деле «тунеядца Бродского». В Смольный, в петербургские СМИ, в фонд создания Музея-квартиры поэта полетели письма с текстом, в котором его авторы требуют остановить «разбазаривание бюджетных средств» на создание музея. «Тунеядцам — нары!» — восклицают авторы письма, не забывая знакомый до боли мотив «безродных космополитов, отщепенцев, предателей».

Письмо уже легло на столы председателя Комитета по культуре и других чиновников, но публичной оценки ему никто из них пока не дал.

Пересказывать чужой бред — неблагодарное занятие, поэтому цитируем:

«В связи с инициативой питерского парламента вернуть в УК РФ наказание за тунеядство «Национальный комитет +60» обращается к председателю ЗС СПб, руководителю ЕР Макарову В.С. с требованием немедленно пресечь разбазаривание бюджетных средств, направляемых на обустройство музея имени злостного тунеядца Бродского И.А. Этот бывший гражданин СССР, ставший матерым борцом с советской властью, вел паразитический образ жизни, был осужден на 5 лет по статье 209 «за тунеядство»!

Вместе с диссидентами и отщепенцами гражданин США Иосиф Бродский сделал все для развала Великой страны и получил в награду, видимо, за это «нобелевку!»

Письмо напечатано на бланке «Общественного национального комитета по подготовке празднования 60-летия Почетного гражданина СПб Путина В.В.» за подписью Владимира Белозерских, бывшего депутата Законодательного собрания Петербурга, и Марии Русмиленко, его жены. В телефонном разговоре господин Белозерских был еще красноречивее и агрессивнее.

— Почему за бюджетные деньги гражданину США делается музей? — немедля ринулся он в атаку в ответ на звонок «Новой газеты». — Я встречался в аппарате Кириллова (вице-губернатора. — Ред.) с его сотрудниками, мне сказали, что уже потрачены несколько десятков миллионов бюджетных денег на расселение в доме Мурузи. Вот вы зайдите в Комитет по культуре, в приемную Кириллова, вам там скажут! Плюс еще одна бабуля отказалась выселяться, так ей за бюджетные деньги отдельный вход делают и все остальное. Второй вопрос: он был гражданином США. Но если мы возьмем современные каноны, по которым определяется, патриот человек или нет, так он — чистый нацпредатель. Он здесь жил, хулиганил, сидел, вел паразитический образ жизни. Первое — не патриот, второе — американец (а вы же знаете, какое сейчас отношение людей к американцам!) и третье — за бюджетные деньги строят музей! Вот три наши претензии.

Михаил Мильчик, председатель фонда Музея-квартиры Бродского, сказал корреспонденту «Новой», что авторы этого текста не заслуживают внимания и дискутировать с ними бесполезно.

— Это полный бред, ни копейки из бюджета город пока не потратил на будущий музей, все делается на спонсорские деньги, — рассказал Михаил Исаевич. — Правда, городские власти помогали найти этих спонсоров, за что им нужно сказать спасибо. Но денег из бюджета здесь нет. Нам помогали банки, строительные и инвестиционные компании, из городского бюджета мы не взяли ни рубля.

На пасквиль семейной пары можно было совсем не обращать внимания. Но, во-первых, бланк! А во-вторых, письмо было разослано по широкому кругу адресов, попало оно, в частности, и в Комитет по культуре.

Будучи депутатом ЗакСа, господин Белозерских входил во фракцию ЛДПР — как и нынешний председатель Комитета по культуре Константин Сухенко. Может, поэтому Комитет по культуре молчит?

Наталья ШКУРЕНОК

 

Главред «Литгазеты» обвинил Шаламова в гитлеровской агитации


Юрий Поляков. Фото: РИА Новости

Речь — о грубых инсинуациях, которые со странным упорством распространяет главный редактор «Литературной газеты», он же — «просвещенный консерватор», неутомимый искатель «врагов Отечества» Юрий Поляков.

Тех, кто смотрел 10 мая программу ТВЦ «Право знать!» о проблемах патриотизма с его участием, не могла не шокировать тирада Полякова:

«…Фигуры умолчания — это в основном оружие тех самых либералов, которые нас начинают упрекать в том, что мы не говорим всю правду. И вот у меня был спор: а что же вы не говорите о Варламе Шаламове, которому во время войны добавили третий срок. А за что добавили? За то, что Шаламов в заключении агитировал за победу Гитлера. Он считал, что победить Сталина можно тогда, когда Гитлер оккупирует Советский Союз… Так правду-то они (либералы) не договаривают».

Это не обмолвка писателя-патриота. Это, как выясняется, его давно обкатанная домашняя заготовка и даже своего рода конек. Примерно то же самое он говорил двумя неделями раньше, 27 апреля, в интервью «Вечерней Москве»:

«…Не обижайтесь, но Варламу Шаламову добавили срок за то, что он в заключении агитировал за победу Гитлера. К сожалению. Это опубликовано и, увы, документально подтверждено: он уверял, что Сталина можно одолеть только с помощью немцев. Кстати, автора «Колымских рассказов» арестовали как члена подпольной троцкистской организации. Это не умаляет его большой талант, но объясняет жестокую его судьбу».

И предыстория всего этого нашлась в Сети: еще в 2013 году, выступая на заседании известного Изборского клуба, Ю. Поляков твердил про то, что «Шаламов был арестован за то, что был троцкистом, а во время заключения агитировал за Гитлера».

Досье на тему «Поляков против Шаламова», таким образом, сформировано, и можно понять, что изобретатель «детектора патриотизма» давно присмотрел себе жертву и без устали эксплуатирует ее в своих целях….

Когда натыкаешься на абсурд — ни ахи, ни другие междометия не помогают. И даже апелляции к медицине кажутся слабоватыми аргументами: психическое здоровье редактора «Литературной газеты», судя по его вальяжному экранному виду, сомнений не вызывает.

Все, думается, проще: Поляков настолько вошел в патриотический раж, что не замечает, что одновременно впал и в воспетый им самим «апофигей». А эта штука (от комсомольско-молодежного «все по фигу» — в его апофеозе) связана не только с потерей неких нравственных ориентиров, но и чувства реальности.

Но давайте по документам.

Колымское следственное дело Шаламова № 125856 было впервые опубликовано в 2004 году — его нашли в архивах ФСБ, а ныне оно находится в свободном доступе. Как оказалось, рассказ Шаламова «Мой процесс» не на 100, а даже на 200 процентов совпадает с материалами дела — с тем, как упорно и настойчиво «шили», «клеили» ему «восхваление Гитлера» и другое (до «шпионства в пользу Японии», к счастью, не дошло) его соседи по бараку, некто Кривицкий и некто Заславский. Один из них являлся, между прочим, бывшим членом ВКП(б), другой — бывшим членом ВЛКСМ.

Ю. Поляков доверился показаниям лжесвидетелей-доносчиков. Видимо, писатель пробежал в свое время бегло следственное дело Шаламова. Но считать показания стукачей — правдой, а юридистику сталинской эпохи — вершиной правосудия, способны только люди с особыми наклонностями, свято верящие в мудрые усы Иосифа Виссарионовича. По крайней мере, очевидно, что Поляков не удосужился прочесть дело № 125856 до конца. Ибо в нем есть и определение Военной коллегии Верховного суда СССР от 18 июля 1956 года, которое сняло с Шаламова все обвинения и тем самым реабилитировало его.

Так что цена показаний Кривицкого—Заславского, а с ними и Полякова — ни гроша не стоит.

Навет о «восхвалениях Гитлера» смыт с Шаламова еще 50 лет назад. А навет о «троцкизме» позже — лишь в 2000-м, когда он был официально реабилитирован по первому делу 1929 года об участии в антисталинской оппозиции. Сегодня об этом знает каждый читатель, хоть немного интересующийся Шаламовым и заглядывающий в ту же «Википедию».

По какой же графе образования-просвещения числить воинственного редактора «Литературной газеты»? ЦПШ — Центральной партийной или церковно-приходской школы? Такие ассоциации возникали уже не раз, и они вполне в духе наследников Ивана Бездомного, не интересовавшихся ни биномом Ньютона, на энциклопедией Брокгауза и Ефрона (заменявшей тогда «Википедию»); им ныне, к сожалению, доверена роль предводителей главного литературного органа страны.

Валерий ЕСИПОВ,
специально для «Новой»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera