Сюжеты

«Немедийная история»

Ежегодно в России погибают или бесследно исчезают три тысячи детей. Это как если бы четыре московские школы в один момент стали пустыми. Кто и как их ищет

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 51 от 20 мая 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ежегодно в России погибают или бесследно исчезают три тысячи детей. Это как если бы четыре московские школы в один момент стали пустыми. Кто и как их ищет

Волонтеры планируют очередной поиск
vk.com/poiskdetei

Каждые 30 минут в России пропадает один ребенок, 48 детей в день. Ассоциация «Поиск пропавших детей» пытается их найти, а значит, спасти. Президент фонда «Поиск пропавших детей», руководитель одноименной Ассоциации волонтерских организаций Дмитрий Второв рассказал, почему в этом вопросе такую важную роль играет волонтерство.

— Как вы начали принимать участие в поиске, почему создали фонд?

— Я отлично помню, как это было. 14 мая 2009 года в Москве пропала маленькая девочка Аня М. В интернете я увидел информацию о поиске (тогда никаких организаций не было и в помине), решил помочь родителям: стал искать вместе с другими волонтерами, расклеивать ориентировки. В то время я работал в органах федеральной службы безопасности, подключил свои каналы — оказалось, дело носит уголовный характер.

Позднее выяснилось, что девочка была убита, причем своим родственником. Там было сексуальное насилие. Благодаря активному распространению информации нашли свидетеля, который помог разоблачить негодяя. Преступник впоследствии был осужден. Эта история подтолкнула к решению: ведь родители подчас не знают, куда обратиться, если их ребенок пропал, а действия добровольцев, которые помогают в поисках, зачастую разрозненны и нескоординированны, из-за чего не так эффективны, как могли бы быть. 24 мая, в канун Международного дня детей (о котором мы тогда не знали) был создан сайт PoiskDetei.ru.

Мы думали, он должен оказывать помощь родным в поиске пропавших, рассказывать, что делать и как делать. Также мы надеялись, что он привлечет внимание людей, готовых содействовать. Но сначала интереса не было, раскачать народ мы не смогли.

— Какой момент можно считать началом реальной работы?

— В 2010 году, в июле-августе, по стране прошли пожары. Это здорово всколыхнуло добровольчество. Был огромный гражданский отклик на беду.

Пропала Лиза Фомкина со своей тетей Марией Фомкиной, пропала в Орехово-Зуеве, тогда там формировалась дружина, на волне добровольчества появилось много волонтеров, откликнулись люди из Подмосковья, Москвы, Украины, Белоруссии, Челябинска, Хабаровска, Тюмени и многих других городов. Конечно, в основном в поисках участвовали москвичи, но была важна информационная поддержка всех городов и стран. К сожалению, эта история тоже закончилась трагически, ребенок с тетей погибли. Не хватило буквально нескольких часов для их спасения.

— Но люди поняли — необходимо что-то делать с этой бедой, надо самоорганизовываться?

— Да, на тот момент в России был один ресурс — PoiskDeti.ru. Набрав в «Яндексе» или Googlе «поиск детей», можно было найти только наш сайт, и люди предложили объединиться. Мы подняли буквально за ночь форум — и началась работа.

Никто тогда не задумывался о цифрах. 90% детей по статистике находят. Такие данные казались вполне удовлетворительными: ведь если мы говорим о процентах, это звучит более или менее оптимистично. Но если мы скажем, что 10% составляет три тысячи погибших или не вернувшихся детей, ситуация будет выглядеть совсем по-другому.

Представьте число 3000 в контексте Москвы. Это четыре-пять школ. То есть каждый год на территории страны пустеют, исчезают от четырех до пяти общеобразовательных школ. А теперь произнесем то же самое в процентах — 90% из 100 находятся. Ощущаете разницу?

У нас общество очень безразличное. В нашей практике много таких примеров: ребенок лет пяти идет по оживленной трассе и ни одна машина не останавливается, пока не приезжает патруль и не снимает ребенка с проезжей части. Никто даже полицию не вызывает.

…Девочка-подросток после ссоры с родителями прыгает с моста в Неву, ее подбирает спасательный катер, из которого она тоже выпрыгивает… Время — осень. Она бежит без обуви, в мокрой одежде, проходит полгорода, через транспортные узлы, через станции метро и НИКОГО не интересует, почему она так выглядит. В многоквартирном доме убивают ребенка: слышны крики, звуки борьбы, никто не реагирует. И на вопрос следователя, почему не вызвали полицию, соседи отвечают: «Мы решили, что там семейные разборки, они сами разберутся». Безразличие…

— Как это изменить? Как сделать, чтобы общество очнулось от спячки?

— Глубокое заблуждение считать, что какая-то особенно острая трагедия может заставить общество прозреть. Здесь должна быть целевая работа государства и социальных институтов с обществом, целевая работа по правовому воспитанию.

— Сколько волонтеров сегодня в содружестве «Поиск пропавших детей»?

— По стране активистов около 800 человек — люди, которые постоянно этим занимаются, и до полутора тысяч тех людей, которые привлекаются периодически. Остальные появляются эпизодически на тех или иных поисках. Бывает всплеск волонтерской активности, заполняется сотня анкет, а в результате приезжают два-три человека. Это — природа российских людей, но эту природу надо менять.

— Как привлекаются волонтеры?

— Во время поиска, когда идет распространение информации. Это и есть «пригласительный билет».

— Расскажите о технологии поиска.

— Заявление о пропаже ребенка приходит по горячей линии либо через официальную форму на сайте, иногда мы получаем информацию от сотрудников полиции. Далее связываемся с родителями и обязательно со следствием. Важно понять уровень нашей компетенции, что мы можем делать, а что не можем при поисках. Затем приступаем к работе. Есть два основных вектора: первый — информационный (распространение социальными группами, взаимодействие со СМИ, сотрудничество с типографиями). Второй — непосредственно поиск на местности, расклейка ориентировок, осмотр территории, опрос людей.

— Охотно СМИ соглашаются давать информацию о розыске?

— Нет, крайне неохотно. Везде мы сталкиваемся с вопросом «неформата». Потому что телеканалы не готовы расстраивать своего зрителя; потому что это — слишком грустная история; потому что в сюжете поисков нет почвы для «чернухи», сенсации.

— Сколько людей нашел фонд poiskdetei.ru?

— Волонтеры нашей ассоциации нашли более 200 детей за три года. Кроме того, наш фонд с 2012 года занимается профилактикой и реабилитацией. Организации ассоциации проводят с детьми занятия по безопасности. Мы развиваем работу по школам и детским учреждениям.

Наша задача — не только найти ребенка, но и сделать так, чтобы дети не сбегали. Есть много детей, которые пережили физическое и нравственное унижение, насилие. Им необходима психологическая помощь, социальная поддержка. Иногда такая помощь оказывается не только ребенку, но и родителям. Детей важно заинтересовать! Мы устраиваем их в спортивные секции, в художественные школы, находим для них какие-то новые ориентиры.

— И 24 мая в Парке культуры и отдыха «Фили» пройдет большой благотворительный концерт «Не забывай меня».

— Да, в преддверии Международного дня детей концерт лишний раз позволит нам привлечь внимание к проблеме, напомнить родителям и детям о правилах безопасного поведения, еще раз обратиться с призывом не быть равнодушными к чужой беде. Есть надежда, что люди потянутся на выступления известных артистов: DJ Грув, Денис Клявер, Иракли, Ёлка, Митя Фомин, группа «Би-2», Леонид Агутин, Бьянка, Банд’Эрос, Бурито, Батишта, Найк Борзов, Сергей Галанин, Доминик Джокер, Сергей Жуков (группа «Руки вверх»), Тимур Родригес, Никита, Гоша Куценко, Charlie Armstrong, Дима Билан. Все артисты выступают бесплатно, тем самым говоря: «Нам не все равно!»

Серафима БЕБУТОВА

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera