Сюжеты

Американцам есть о чем подумать

Китай предлагает США установить «отношения двух великих держав нового типа» с дальнейшим разделением мира на новые зоны влияния

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 53 от 25 мая 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Василий Головнинзавбюро ТАСС в Японии

Китай предлагает США установить «отношения двух великих держав нового типа» с дальнейшим разделением мира на новые зоны влияния


Фото: РИА Новости

Китайские руководители испокон веков отличались афористичностью высказываний — даже весьма конкретные идеи они часто выражают в несколько былинной манере. С другой стороны, пекинские товарищи мыслят четкими, раз навсегда установленными терминами, наполненными особым смыслом. Например, при Мао Цзэдуне была «Великая культурная революция», которая означала культ бедности и преданности вождю, вакханалию террора против интеллигенции и старых партийных кадров. Сейчас, наоборот, в КНР поставлена вполне буржуазная задача построить «общество средней зажиточности». Именно этой формулой и никак не иначе там именуется нынешнее постоянное повышение уровня жизни и появление обеспеченных слоев населения.

Рождаются в Пекине термины и для американцев. При председателе Мао они были «бумажными тиграми», а китайский народ учили не бояться ядерной войны со Штатами. Теперь же Пекин многозначительно предлагает США установить «отношения двух великих держав нового типа». Именно такую чеканную формулировку подчеркнуто использовал в минувшее воскресенье председатель КНР Си Цзиньпин во время беседы с важным заокеанским гостем — государственным секретарем США Джоном Керри. Потом отвечающий за экономику и социалку премьер Госсовета КНР Ли Кэцян несколько развил мысль: по его словам, между Соединенными Штатами и Китаем имеют место «отношения самой большой развивающейся страны и самого крупного развитого государства».

           

Тайна прогулки по калифорнийскому парку

Однако Си Цзиньпин как высший политический руководитель КНР всячески напирал именно на наличие на планете «двух великих держав». В этой формулировке невольно слышался намек на то, что сейчас имеются только две главные страны — Китай и Соединенные Штаты, которым надо при всех неизбежных расхождениях как-то договариваться, в том числе и о судьбах мира. В развитие этой идеи на встрече с Керри прозвучал мотив еще более существенный — мягкое, но настойчивое предложение сообща подумать о полюбовном разделе сфер интересов и влияния — пока на Востоке Азии.

«На просторах Тихого океана достаточно места, чтобы вместить две великие державы — Китай и Соединенные Штаты», — многозначительно заявил в связи с этим американскому госсекретарю товарищ Си, намекая на то, что каждая страна может занять свою зону и не мешать другой.

Эти слова лидера КНР с особой тщательностью выделило официальное китайское информагентство Синьхуа. Кстати, на той же встрече лидер КНР утверждал, что процесс формирования «отношений нового типа между двумя великими державами уже дает плоды».

Поэтическую фразу о том, что на просторах Тихого океана достаточно места и великому Китаю, и великой Америке, товарищ Си произносит уже не первый раз. Впервые он употребил такую формулировку еще в июне 2013 года во время своего первого визита в США. Тогда, кстати, Си Цзиньпин и президент Барак Обама долгое время в присутствии только переводчиков гуляли по парку в Калифорнии и о чем-то беседовали, по свойски присев на лавочку. После этого оставшегося в тайне разговора появились рассуждения о появлении новой мировой конфигурации — «большой двойки».

До ее создания пока дело не дошло — американо-китайского альянса нет, а между «двумя великими державами» остаются немалые разногласия. Сейчас, пожалуй, главное из них — это Южно-Китайское море (ЮКМ). На упомянутой выше встрече в Пекине госсекретарь Керри довольно твердо потребовал прекратить то, что в Вашингтоне называют беспрецедентной экспансией КНР в этом важнейшем, хотя и очень далеком от России районе.

           

Бетонный архипелаг

Надо пояснить: по ЮКМ проходят жизненно важные для Китая, Японии и Южной Кореи транспортные пути. По ним с Ближнего Востока идет 80-90 процентов потребляемой в регионе нефти, солидные объемы сжиженного природного газа. В обратном направлении на Запад, в Европу перевозятся промышленные товары, производимые на Востоке Азии. Сухопутные пути через Евразию все еще развиты плохо, и основной грузопоток и сейчас, и в обозримой перспективе идет и будет идти именно по океану, через Южно-Китайское море, окруженное со всех сторон сушей — территорией КНР, Вьетнама, Таиланда и Малайзии, островами Индонезии и Филиппин.

Эта акватория, конечно, имеет жизненно важное значение и для Китая, и для других стран региона. Однако интересы Японии и той же Южной Кореи там защищает военный союз с США — вернее 7-й американский флот с ракетными крейсерами и эсминцами ПРО, атомными подводными лодками и могучим авианосцем, базирующимся в районе Токио.

С точки зрения Пекина, это создает ему сильно некомфортные условия: ведь случись что, ведущие в Китай транспортные коммуникации могут быть перерезаны.

Такую потенциальную проблему КНР решает радикально и небывалым в истории способом — он строит в акватории ЮКМ искусственные острова. С начала года эти фантастические работы резко ускорились: на существующие в море коралловые атоллы могучие земснаряды наваливают горы песка, заливаются гигантские массивы бетона. По данным Пентагона, который встревожено ведет воздушную и спутниковую слежку за китайской активностью, в первых числах мая площадь искусственных островов составила уже 8 квадратных километров — в четыре раза больше, чем в конце прошлого года.

На этих рукотворных территориях, как полагают американцы, будут размещены радары и ракетные батареи, гавани для кораблей. Уже заметно строительство полномасштабного военного аэродрома, способного принимать все типы летательных аппаратов — по экспертным прогнозам, он будет завершен в 2017-18 гг. Сколько будет построено таких опорных площадок и какую конфигурацию в конечном итоге примет китайский бетонный архипелаг, знают только в Пекине.

Еще интереснее то, что все эти искусственные острова с высокой степенью вероятности будут объявлены законной частью территории КНР. С установлением вокруг них 12-мильных территориальных вод, 200-мильной эксклюзивной экономической зоны, закрытого для чужаков национального воздушного пространства. Это открывает прямой путь к превращению Южно-Китайского моря во внутреннее озеро КНР. Пекин, кстати, открыто претендует на 90 процентов этой акватории.

           

Война — вещь нерентабельная

Эти планы создают стратегическую угрозу Южной Корее и Японии, странам Юго-Восточной Азии. Встревоженные Вьетнам и Филиппины шумно, но без особого эффекта протестуют и просят американской защиты. Ханой пытается даже строить собственный искусственный островок, но по своим скоромным размерам он даже близко не дотягивает до размаха китайского бетонного архипелага.

Американцы дают понять, что мириться с ползучим захватом стратегически важного ЮКМ не намерены.

Пентагон, в частности, уже уведомил, что будет демонстративно посылать военные корабли и самолеты в районы искусственных островов — Пекин должен знать, что США признавать там особые китайские права не собираются. Однако ситуация к прямому конфликту не располагает: всем ясно, что на столкновение «две великие державы» не пойдут.

Пекин, конечно, хотел бы договориться и ударить по рукам на основе сформулированной товарищем Си Цзиньпином формулы «места всем хватит». Т.е. вы, американцы, плавайте в восточной части Тихого океана или у своей любимой Японии, а наши транспортные акватории в ЮКМ, а потом и в Восточно-Китайском море и, возможно, севернее — не трогайте. И корабли туда не посылайте. Такой вариант, конечно, в обозримом будущем не пройдет. Однако в Пекине уверены, что с Вашингтоном удастся как-то согласовать позиции если не в этом, то в последующих десятилетиях.

Читайте также:

Алексей ПОЛУХИН: Прямо сейчас Россия соглашается на роль «жизненного пространства» Китая

Пока Китай ждет созревания этого стратегического плода, он будет по возможности уходить от острой конфронтации, поскольку его интересы как крупнейшей торговой державы планеты требуют повсеместного мира, стабильности и поддержания приемлемого для всех порядка. Войны и конфликты для прагматичного Пекина — вещь нерентабельная, хотя, конечно, переговоры он всегда хотел бы вести с крепких позиций и миндальничать со слабыми партнерами не будет.

США на этом фоне имеют для Китая особое значение: два глобальных гиганта все больше попадают в ситуацию особой экономической взаимозависимости, которая, похоже, отвечает интересам обоих. Объем двусторонней торговли в 2014 году вырос почти на 7 проц по сравнению с предыдущим годом и превысил 555 млрд долларов (это почти в 6 раз больше, чем товарооборот между КНР и РФ). Сумма, конечно, фантастическая, но дело не только в ней. США для Китая среди всех стран мира — самый крупный экспортно-импортный партнер. В списке торговых клиентов Соединенных Штатов КНР уступает по важности лишь Канаде, с которой у американцев давно сложились интегрированные экономические отношения.

Штаты для Китая, к тому же, важнейший источник новейших технологий, без которых он не сможет выполнить свою главную задачу — окончательно превратиться из торговца недорогой и не слишком качественной продукции в производителя уважаемых во всем мире современных наукоемких товаров с высокой репутацией. Это еще больше подталкивает Пекин к лишенному сантиментов и общих ценностей сотрудничеству с США.

           

Новое на банковском фронте

Китай и Япония остаются крупнейшим в мире держателем уважаемых в мире американских государственных облигаций. Токио в феврале стал держателем этих ценных бумаг более чем на 1 трлн 224 млрд долларов, а Пекин — всего лишь на 700 млн меньше. Перед этим Китай шесть лет был первым по этому показателю, но сейчас из-за падения темпов экономического роста стал закупать американские ценные бумаги чуть меньшими темпами, чем раньше. Однако ясно, что положение Китая как важнейшего держателя облигаций США еще больше укрепляет уважение взаимных интересов: при таких баснословных суммах кредитор и его должник очень сильно зависят друг от друга.

На финансовом фронте, правда, в последние месяцы возник новый фактор, заставляющий Вашингтон нервничать. Это необычайно сильный ход Пекина с созданием Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ). Поначалу в США и Японии отнеслись к китайскому начинанию пренебрежительно. Но вскоре выяснилось, что затея набирает крутой оборот: банк с потенциальным капиталом в 100 млрд долларов и намерением подмять под себя значительную часть безразмерного азиатского рынка строительства дорог, портов, аэродромов и т.д. оказался чрезвычайно привлекательным — в том числе для прямых союзников Америки.

Из «семерки» ведущих промышленно развитых демократий к АБИИ пока не присоединились только Соединенные Штаты и Япония.

Желание стать одним из учредителей банка выразили большинство заметных в мире финансовых игроков — от Великобритании и Германии до Южной Кореи и Австралии.

Конечно, АБИИ с президентом-китайцем и штаб-квартирой в Пекине бросает вызов структурам, находящимся под контролем Вашингтона, — Международному валютному фонду и Всемирному банку. Пекин, впрочем, и тут не хочет прямой конфронтации и приглашает МВФ и ВБ к сотрудничеству, от которого, мол, выиграют все. Однако при этом неуклонно дает понять, что роль Китая в мире будет возрастать, а Вашингтону рано или поздно придется все же подумать об «отношениях двух великих держав нового типа».

Теги:
китай, сша
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera