Мнения

Патриарх Николай vs. патриарх Кирилл

Почему Российская православная церковь борется с однополыми браками, но стыдливо не замечает многоженства

Политика

Юлия ЛатынинаОбозреватель «Новой»

Почему Российская православная церковь борется с однополыми браками, но стыдливо не замечает многоженства

В 906 году константинопольский патриарх Николай отлучил от причастия императора Льва VI. Причиной тому был четвертый брак императора с красавицей Зоей Карбонопсиной.

Император Лев был никакой не многоженец, упаси боже, и даже наоборот — чрезвычайно несчастный в семейной жизни человек. Любовью всей его жизни была красавица Зоя Заутца, но по воле недолюбливавшего Льва отца в четырнадцать его женили на совсем другой женщине — Феофано. Феофано придерживалась чрезвычайно целомудренных представлений о браке и не пускала мужа в свою постель, что не помешало ей наябедничать свекру о романе мужа с Зоей, — после чего император выдрал у наследника волосы, бросил на землю, избивал и топтал.

Через четырнадцать лет благочестивая Феофано преставилась, и Лев обвенчался с Зоей, причем брак этот — второй по счету — уже вызвал резкий протест церкви. На несчастье венценосной пары, Зоя прожила всего год. Сыновей у них не было.

Чтобы продолжить династию, Лев женился в третий раз, и ему опять не повезло — через год жена и рожденный ею наследник скончались. На этот раз скандал был такой, что в монастыре св. Лазаря, куда тело императрицы отнесли для погребения, его отказались принимать, и тело вернулось обратно во дворец.

В четвертый раз наученный горьким опытом император сначала завел себе любовницу — Зою Карбонопсину — и только когда она родила ему мальчика, сочетался браком. Это был акт государственной необходимости — без законного наследника империи грозили мятежи и хаос.

Тем не менее коса нашла на камень: патриарх изверг из сана священника, венчавшего императора, а самого Льва отлучил от причастия и запретил входить в церковь. Патриарха сослали. Новый, Евфимий, согласился признать брак.

Признаться, во всей дискуссии о многоженстве, которая разгорелась в российском обществе после брака чеченского милиционера Нажуда Гучигова, мне очень не хватало голоса российской православной церкви. Все последние годы мы слышим ее голос только в двух случаях. Либо она мечет громы и молнии против западной бездуховности, однополых браков и истончения духовных скреп, либо она в очередной раз объясняет нам чудо превращения нанопыли в 20 млн рублей, причитающихся с больного раком экс-министра здравоохранения в пользу гражданки, проживающей в квартире патриарха.

Относительно других вещей — коррупции, злоупотреблений властью, войны с Грузией и событий на Украине — то есть относительно важнейших событий, по которым, заметим, исторически церковь много раз и по разным причинам высказывалась, РПЦ хранит молчание.

Но на этот раз, мне казалось, официальная церковь все-таки сделает исключение, особенно когда чеченские власти, в очередной раз показав на примере свадьбы Гучигова, кто в России настоящий хозяин, предложили узаконить многоженство. Все-таки моногамия — это абсолютное sine qua non христианства, родовая черта, отличающая христианские общества не только от ислама, но и от многих других восточных обществ. Собственно, моногамия, с моей точки зрения, была одной из главных особенностей европейской средневековой цивилизации, обеспечившей ее развитие и прогресс, но об этом когда-нибудь в другой раз.

И вот я услышала глас РПЦ. Официальный споуксмен РПЦ Всеволод Чаплин заявил, что те, кто осуждает многоженство, делает так из желания «разрушить любую традиционную семью». «Меня удивляет, например, что те же самые круги, которые подчас отстаивают однополые браки, сегодня так накинулись на исламскую полигамию», — заявил Всеволод Чаплин, отметив, что в России, помимо православных, есть «много разных народов с другими традициями».

Собственно, такую же реакцию мы видим и у других завзятых сторонников духовных скреп. Павел Астахов, которого хлебом не корми — дай спасти ребенка от западных геев, в упор не заметил в данном случае многоженства и принялся объяснять, что на Кавказе «в 27 лет женщины уже сморщенные».

Я вовсе не горячий поклонник патриарха Николая, отлучившего императора от церкви из-за того, что тот пытался уберечь страну от хаоса и войны, неизбежных при отсутствии наследника. Но в чем я не могу сомневаться — так это в его искренности. Представляете, что бы сказал патриарх Николай по поводу многоженства в пределах империи? И представляете ли вы, какие правильные, духовные и вдумчивые оправдания нашел бы о. Всеволод Чаплин, если бы император Лев задумал жениться не на одной, а хоть на четырех сразу Зоях?

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera