Мнения

Использование детей в аморальных ток-шоу — преступление ТВ против детства

Родила и утопила

Этот материал вышел в № 52 от 22 мая 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ирина ПетровскаяОбозреватель «Новой»

«Нам потребуется несколько минут, чтобы успокоить зал. За кулисами ждут родственники Ольги, которые готовы шокировать нас тем, что за плечами нашей героини не только убийство брата, но и мамы, папы, дочери». Это сообщение ведущего перед уходом программы на рекламу Первый канал разместил на своем сайте отдельно, как «самый шокирующий анонс от Андрея Малахова» чуть ли не за всю историю ток-шоу «Пусть говорят».

И они, эти родственники, действительно появились и поведали публике ужасающие подробности жизни «героини», осужденной на 9 лет за убийство родного брата и выпущенной через семь лет за примерное поведение. Она якобы до того отравила дочь и пыталась отравить сына, а потом еще отправила на тот свет и родителей. Та вяло отнекивалась: мол, невиноватая я, они сами наелись то ли таблеток, то ли отравленных ягод, отстаньте, а вот другую дочку, рожденную уже в тюрьме и переданную в приемную семью, отдайте: мое! И уж конечно, нашлись в студии добрые люди, с пеной у рта вопившие «онажемать» и отстаивающие ее права на ребенка. Заметим, что вновь открывшиеся шокирующие обстоятельства ее криминальной биографии никого особенно и не поразили, а речь о возбуждении нового уголовного дела даже не зашла.

Эта «героиня» хотя бы за одно доказанное убийство отсидела. Другая же, явившаяся в студию программы «Говорим и показываем» на НТВ, буднично и безо всяких эмоций поведала миру, что родила вне брака девочку, утопила ее в ведре и, завернув в целлофановый пакет, выкинула в выгребную яму. Тема программы так и была обозначена: «Родила и утопила». Для пущей визуализации — они же не только говорят, но и показывают — зрителям продемонстрировали и то ведро («Сколько в нем было воды? Вы девочку вниз головой положили?» — деловито уточнял ведущий Леонид Закошанский), и тот уличный сортир, в котором свекровь детоубийцы обнаружила страшную находку («Расскажите, как это было, что вы в пакете увидели?»). На вопрос «Зачем вы это сделали?» эта мать отвечала, что не смогла бы своего ребенка сдать в детдом — вот и придумала более «гуманный» выход. По ходу программы, так же как и по ходу малаховского шоу, выяснилось, что, возможно, утопленная в ведре «как котенок» и выброшенная в выгребную яму новорожденная девочка была не единственной жертвой этой мамаши. Соседи и родственники и до того замечали внезапно выросший у нее живот, но она от их вопросов отмахивалась, а когда живот «рассасывался», те принимали это как данность: на нет и суда нет, но подозрения свои все же высказали: мол, наверняка ей не впервой топить своих детей, слава богу еще, что двое выжили и теперь живут с бабушкой и отцом.

Апофеозом дикости как раз и стало приглашение в студию двух маленьких мальчиков, «которые могли бы быть старшими братьями убитой девочки»: Алеши и Артема. Войдя в студию, они прижались к отцу, а Леонид Закошанский, похожий в эту минуту на классического садиста, принялся их пытать: «А вот кто эта тетя напротив?» Долгое молчание. Потом один из малышей робко произнес: «Мама». «А ты маму любишь?» Снова пауза и едва слышное «нет» в ответ. «Нет? А почему?» — упорствовал ведущий. Дети же окончательно замолчали. «Не хочешь обнять маму?» Тишина. «Я знаю, что вы стишок приготовили — про маму, прочитайте нам», — предложил Закошанский. И два запуганных малыша, выйдя на середину студии, продекламировали еле слышно: «Обойди весь белый свет — лучше мамы в мире нет». После чего пытка закончилась и детей отвели за кулисы.

Вопрос о том, почему мать-детоубийца восседает на почетном месте в нарядной студии, вместо того чтобы находиться совсем в другом, куда менее «нарядном» месте, никому из собравшихся на ток-шоу в голову не пришел. И если вы думаете, что в финале эту героиню поджидала у выхода полиция с наручниками, чтобы восстановить справедливость и отвезти ее в казенный дом, — вы наивны и простодушны. Сама она, просидев всю программу с тупым выражением лица и не сумев выдавить из себя ни слезинки, в самом конце все же попросила прощения у всех, назвав преступление «глупостью», с которой она будет жить всю жизнь.

«Глупость», понимаете ли! Всего лишь обычная глупость — убийство ребенка с особой жестокостью, оставшееся безнаказанным, хотя бабушка, обнаружившая сверток в уличном сортире, и упомянула, что сразу вызвала полицию. Из чего можно сделать вывод, что герои этого шоу на самом деле подставные, а вся история — если не вымысел авторов программы с извращенной психикой, то реконструкция где-то и когда-то реально совершенного преступления. Даже и в этом случае подобная «реконструкция» была бы вопиющей для прайм-тайма федерального канала, но, по крайней мере, имела бы хоть какое-то объяснение, хотя канал, затеявший подобное шоу, просто обязан был известить зрителя: история, мол, реальная, герои — специально приглашенные артисты.

Только вот на артистов они совершенно не похожи, а похожи на многих наших обычных соплеменников, утративших, правда, все мыслимые представления о добре и зле. Впрочем, ТВ, раз за разом опускаясь все ниже и ниже, в самую настоящую преисподнюю, делает именно таких людей героями своих шоу, утверждая нечеловеческую жестокость как норму бытовой жизни и тем самым популяризируя ее. Кто поручится, что, насмотревшись этих «репортажей из ада», какая-нибудь другая мамаша, лишенная не только материнского инстинкта, но и всяких признаков разума, не возьмет такое же ведро и не поступит так же, как «героиня» программы «Говорим и показываем». Тем более что она увидела — за это ей ничего не будет, разве что пригласят в Москву на телевидение, оплатив дорогу и проживание, и никто из приличных людей, зачем-то приходящих в студию в качестве экспертов, не плюнет ей в лицо.

Отдельная тема — дети и их циничное использование для поднятия градуса зрительских эмоций. Приглашение в студию маленьких мальчиков и их допрос беспредельщиком ведущим, независимо от того, реальные ли это сыновья героини или тоже подставные, — форменное преступление против детства, за которое несут ответственность именно телевизионщики, а не только их настоящие или подставные родители. Однако детский омбудсмен Павел Астахов отчего-то не спешит защищать их права, видимо, как и в случае со «свадьбой века», не считая возможным вмешиваться в личную жизнь граждан. Чужие дети, едва ли не ежедневно подвергающиеся психологическому насилию во множестве ток-шоу, не вызывают его озабоченности, и я не знаю ни единого примера, чтобы глубоко аморальные программы с использованием детей становились предметом его пристального внимания. А люди смотрят и даже, вероятно, получают своего рода утешение: хоть и плохо мы живем, да детей своих в ведре не топим и отравленными таблетками не кормим. «Ну что «отстань», опять «отстань». Обидно, Вань!»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera