Расследования

Разоблачения агента «Астра»

О коррупции в СИЗО «Матросская Тишина» было известно еще год назад, но информации не дали ход

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 54 от 27 мая 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

О коррупции в СИЗО «Матросская Тишина» было известно еще год назад, но информации не дали ход

В «Матросской Тишине» не тихо. Один из самых знаменитых СИЗО страны сотрясает громкий коррупционный скандал: прошли масштабные обыски, из кабинетов оперативников изъяты документы и компьютеры. Официальный представитель Следственного комитета России Владимир Маркин 19 мая заявил, что несколько сотрудников СИЗО «вступили в преступный сговор с криминальным авторитетом» и организовали вымогательство десяти миллионов рублей у арестанта, подозреваемого в совершении экономического преступления: «В настоящее время задержаны три действующих сотрудника изолятора, а также двое мужчин, ранее работавших в указанном учреждении. В ближайшее время им будет предъявлено обвинение и избрана мера пресечения. Расследование по уголовному делу продолжается».

В минувший четверг Преображенский суд Москвы избрал меру пресечения в виде содержания под стражей шестерым фигурантам уголовного дела. Это бывший начальник оперативного отдела «Матросской Тишины» Михаил Захаров, его подчиненные: оперативники Антон Девятаев, Павел Петран и Валентин Базаев, а также Анатолий Осмачко, в недавнем прошлом сотрудник оперативного отдела СИЗО № 1. Шестая подозреваемая, отправленная в СИЗО, — Фатима Найфонова, врач-рентгенолог одной из столичных клиник.

Именно на банковскую карточку Найфоновой, по данным следствия, отец одного из арестантов «Матросской Тишины» еще в январе перевел тремя траншами один миллион рублей. Всего же преступники планировали получить в десять раз больше. Это была плата бизнесмена-арестанта за «человеческие» условия содержания в СИЗО.

По версии следствия, едва оказавшись в «Матросской Тишине», бизнесмен (фамилия известна редакции) попал в разработку Михаила Захарова, который привлек к «работе» Эльдара Векуа, криминального авторитета, «смотрящего» за СИЗО («смотрящие» — арестанты, живущие по «воровским понятиям» и следящие за соблюдением криминальных традиций. В «Матросской Тишине» есть как «смотрящий» за всем СИЗО, так и «смотрящие» за этажами, корпусами и даже за камерами). Бизнесмен «попал под пресс» уголовников, посыпались угрозы, что его «опустят» (изнасилуют) и «сделают инвалидом». Когда заключенный «созрел», ему дали мобильный телефон, он позвонил отцу в Новосибирск и попросил собрать десять миллионов, чтобы передать вымогателям.

Поговорив с сыном, отец обратился в управление собственной безопасности ФСБ России. Все его дальнейшие действия совершались под контролем сотрудников спецслужбы, а сама операция проходила в режиме секретности. Но размотать весь коррупционный клубок «Матросской Тишины» сотрудники ФСБ не успели. Едва к операции привлекли управление собственной безопасности ФСИН, как информация тут же «утекла». Оперативникам УСБ ФСБ пришлось раньше времени раскрыть карты и представить собранные к тому времени материалы в Следственный комитет России. В СКР тут же возбудили уголовное дело по части 3-й статьи 163 УК РФ (вымогательство в особо крупном размере в составе организованной группы), предусматривающей наказание от 7 до 15 лет лишения свободы. Постановление о возбуждении уголовного дела датировано 9 апреля 2015 года. Михаила Захарова тут же уволили из уголовно-исправительной системы. Поэтому в тюремной камере он осваивается уже не как начальник оперативного отдела «Матросской Тишины».

Известно, что задержанные подозреваются не только в вымогательстве с угрозой применения насилия. Обвинение может пополниться эпизодами об отлаженном канале снабжения арестантов спиртным, наркотиками, телефонами, незаконном предоставлении длительных свиданий. Да и инкриминируемое «вымогательство» может пополниться именами других потерпевших.

20 мая Федеральная служба исполнения наказании (ФСИН) на своем официальном сайте разместила скромное сообщение о том, что в СИЗО «Матросская Тишина» «проведены совместные оперативные мероприятия ФСБ России, ГСУ СК России по г. Москве, управления собственной безопасности ФСИН России», в результате которых задержаны три сотрудника СИЗО, «подозреваемых в вымогательстве крупной суммы денег у следственно-арестованных, содержащихся в данном учреждении». Скромность ФСИН вполне объяснима. Сотрудники ведомства в проведении обысков участвовали, разве что открывая ворота «Матросской Тишины» и двери кабинетов сотрудников. Более того, нам стало известно, что в отдел собственной безопасности столичного УФСИНа информация о злоупотреблениях оперативников «Матросской Тишины» начала поступать еще в 2012 году. Но сообщения агента «Астра» не просто игнорировались, информация, предположительно, передавалась ключевому фигуранту уголовного дела о вымогательстве — в то время начальнику оперативного отдела «Матросской Тишины» Михаилу Захарову.

 

Я встретился с агентом «Астра». Это бывший младший инспектор отдела режима «Матросской Тишины» старшина Наталья Зеленова. Все, что она рассказала мне под запись, Наталья готова подтвердить, пройдя исследование на полиграфе.

Зеленова утверждает, что вымогательство в «Матросской Тишине» было поставлено на поток. Конвейер работал безотказно не один год. Каждый вновь прибывший арестант, подозреваемый в совершении преступлений по экономическим статьям, тщательно изучался на предмет платежеспособности. Если оперативники получали информацию, что у «клиента» есть деньги, его вносили в разряд так называемых «сладких булочек» и начинали «кошмарить», отправляя в камеры к криминальным авторитетам. Там новичку не давали спать, отбирали передачи, нередко избивали (но грамотно, не оставляя синяков). Очень быстро «сладкие булочки» сами обращались к оперативникам с предложением заплатить за прекращение издевательств и унижений.

Кроме вымогательства у оперативников были и другие «источники доходов». Прежде всего — пронос в камеры «запрещенки»: мобильных телефонов, алкоголя, наркотиков….

— Это был бесконечный круговорот, — рассказывает Наталья. — Мы, режимники, изымаем «запрещенку», а оперативники снова проносят в СИЗО и передают арестованным. Нередко изъятое исчезало и снова попадало в камеры.

В послужном списке самой Натальи Зеленовой шесть десятков изъятий. И речь не о мелочовке, а о крупных делах, к примеру, 400 граммов наркосодержащего спайса.

К началу 2012 года Наталье все это надоело, и она решила бороться с произволом оперативников. В феврале 2012 года обратилась во ФСИН России, где рассказала обо всем, что знала: и о проносах «запрещенки», и о вольготных условиях содержания криминальных авторитетов, прежде всего «смотрящих».

Информация, предоставленная Зеленовой, была услышана и тут же пошла в работу. В «Матросскую Тишину» нагрянула проверка из центрального аппарата ФСИН. В результате большого «шмона» — тотального обыска камер — только из помещений, в которых содержались «смотрящие», изъяли около ста телефонов, сотни бутылок алкоголя, наркотики. Но разбираться, как «запрещенка» попала в камеры, не стали, ограничившись выговорами сотрудникам СИЗО.

После этого случая на старшину Зеленову обратили внимание сотрудники отдела собственной безопасности УФСИН России по Москве (ОСБ). Курировавший СИЗО оперативник ОСБ Валентин Игнатов предложил официальное сотрудничество. Наталья согласилась. И подписала «Договор о сотрудничестве». На бланке слева было написано: «Секретно». Справа — «Утверждаю: начальник УФСИН России по Москве Тихомиров А.Н». Дальше — перечисление обязанностей. Наталье был присвоен оперативный псевдоним «Астра».

Оперативник ОСБ убедил Наталью, что разоблачение «оборотней» — это дело государственной важности и за эту работу предусмотрено денежное вознаграждение. Сотрудники ОСБ Яковлев и Алиев несколько раз передавали агенту «Астра» — Зеленовой — деньги. В своих расписках Наталья писала, что «получила денежные средства… за предоставленную информацию о коррупции в СИЗО № 1 г. Москвы».

Наталью часто приглашал на встречи капитан Фазыл Алиев, в то время старший оперативник ОСБ. Больше всего Алиева интересовала информация об обстановке в камерах, где содержатся «смотрящие». Куда дальше шла эта информация, Наталья не знает, но многое из того, что она рассказывала, почему-то становилось известно начальнику оперативного отдела «Матросской Тишины» Михаилу Захарову.

В декабре 2012 года заместителем начальника по режиму СИЗО № 1 Москвы назначили майора Евгения Мирошникова (до этого работал в отделе собственной безопасности УФСИН России по Москве). Едва возглавив службу режима «Матросской Тишины», Мирошников чуть ли не на первом же разводе рассекретил агента «Астра», сообщив всем, что старшина Наталья Зеленова сотрудничает с ОСБ. Казалось бы, что Мирошников рассекретил информацию, подпадающую под категорию «государственной тайны», а это — статья 283 УК РФ. За это срок полагается. Но тут выяснилось, что никакого официального «договора о сотрудничестве» между Зеленовой и ОСБ нет. А то, что она подписывала, — филькина грамота. Этот документ не был зарегистрирован официально. Офицеры отдела собственной безопасности УФСИН России по Москве, узнав, что в «Матросской Тишине» служит «крот» центрального аппарата ФСИН, похоже, решили приручить старшину Зеленову, чтобы ее информация не проходила мимо них. Но, понимая, что настоящая вербовка, а тем более разглашение третьим лицам информации, полученной от агента, чревата уголовным делом, Наталью на самом деле не завербовали, а лишь провели имитацию вербовки.

У меня нет оснований не верить рассказанному Натальей. И вот почему. Отделы собственной безопасности — самые непубличные в уголовно-исполнительной системе. Фамилий рядовых сотрудников нет даже в справочниках УФСИН с грифом «Для служебного пользования». А Наталья знает не только фамилии, имена, отчества этих сотрудников, но даже номера их мобильных телефонов. Понятно, не всех, а только тех, с кем она непосредственно контактировала.

Эти номера она продиктовала и мне. И мне, к примеру, удалось созвониться с Валентином Игнатовым, который в свое время провел, как уверена Наталья, инсценировку вербовки. Игнатов ожидаемо начал отвергать даже знакомство с Зеленовой. А когда я сказал, что номер его мобильного мне дала именно Наталья и, судя по телефонным биллингам, Игнатов часто общался со своим «агентом», мой собеседник свернул разговор и попросил больше ему не звонить.

Наталья Зеленова не смирилась с тем, что ее «рассекретили». 7 мая 2014 года ей удалось попасть на личный прием к начальнику управления собственной безопасности ФСИН Олегу Татарских и передать обширную справку о злоупотреблениях начальника оперативного отдела «Матросской Тишины» Михаила Захарова — нынешнего ключевого фигуранта уголовного дела о вымогательстве. Но реакция на обращение оказалась неожиданной — летом 2014-го старшину Зеленову уволили из «Матросской Тишины». Формально — в связи с окончанием контракта, продлевать который не стали. Хотя ФСИН постоянно жалуется на дефицит кадров, на то, что люди не хотят идти работать в уголовно-исполнительную систему. А у Зеленовой есть и желание, и опыт. Напомню, в ее послужном списке десятки изъятий «запрещенки». Но есть и серьезный «недостаток» — репутация человека неравнодушного, пытающегося добиться неукоснительного соблюдения уголовно-исполнительного законодательства не только арестантами, но и сотрудниками. В «Матросской Тишине» такие люди оказались не нужны.

Оперативное сопровождение уголовного дела в отношении бывшего начальника оперативного отдела «Матросской Тишины» Михаила Захарова и его подельников осуществляет управление собственной безопасности ФСБ. По нашим сведениям, оперативникам дан карт-бланш на разоблачение всего коррупционного клубка «Матросской Тишины». И уже есть первые признаки начала кадровой «зачистки» в системе ФСИН. 5 мая президент России подписал Указ № 236, которым уволил с должности начальника управления собственной безопасности ФСИН Олега Татарских, хотя он и был назначен относительно недавно — 2 февраля 2013 года. По информации нашего источника в ФСБ, одна из основных причин увольнения начальника УСБ ФСИН именно в том и состоит, что о жуликоватости начальника оперативного отдела «Матросской Тишины» Михаила Захарова и его подчиненных Татарских узнал еще год назад — 7 мая. От агента «Астра».

Между тем ФСИН, похоже, не очень заинтересована в том, чтобы дело о вымогательстве, как камень в горах, вызвало лавину разоблачений. Ведомству куда выгоднее представить «дело вымогателей» как единичный случай. Возможно, и потому, что по итогам 2014 года на внутриведомственном конкурсе лучших тюрем России «Матросская Тишина» заняла третье место. Если выяснится, что одна из лучших тюрем России погрязла в тотальных злоупотреблениях и коррупции, невольно возникнет вопрос: что же тогда творится в тех тюрьмах, что похуже? 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera