Сюжеты

Не Бояков

Как в Воронеже прервали культурную революцию

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 56 от 1 июня 2015
ЧитатьЧитать номер
Культура

Как в Воронеже прервали культурную революцию

platonovfest.com

С началом года статус культурной столицы СНГ одновременно получили два города. Одним из них стал таджикский Кулеб, вторым — российский Воронеж. Последний не раз упоминался в СМИ в связи с «новой культурной революцией», которая пришла на смену проекту «Пермь — культурная столица России». Но на днях один из главных ее героев, известный театральный деятель и ректор Воронежской академии искусств Эдуард Бояков, сообщил о том, что покидает пост и город.

«Город выбирается из советско-чиновничьего прошлого, из того трэша, <…> когда нет воздуха, нет шансов у молодых и талантливых — только в Москву валить, а лучше на Запад… Если будут условия для молодых — все будет, мы быстро станем лидерами, город быстро изменится. <…> Для этого нужны не только современные музеи и фестивали, но и стартапы, бизнес-инкубаторы, кластеры. <…> Условия для этого в Воронеже прекрасные. Поэтому я верю в будущее этого города», — писал Эдуард Бояков в своем микроблоге в 2013 году, вскоре после своего приезда.

Через месяц, комментируя историю с изрисованными маркером стенами Театра на Таганке, он продолжит: «Как все одинаково… Что в Перми, что в Воронеже, что в Москве… Везде, где застой и плесень, где тихо-мирно десятилетиями сидели на своих местечках артисты и администраторы, потерявшие связь с реальностью и профессией, мечтавшие только о том, чтобы ничего не изменилось, приход любого нового человека, новой творческой силы вызывает агрессию. И не просто агрессию, а жлобство»…

 

Унылый пейзаж

— Все, что происходит в Воронеже сегодня, уже было, — говорит директор Воронежского областного художественного музея имени Крамского Владимир Добромиров. — В 1830—1836 годах здесь был губернатором Дмитрий Бегичев. Современники писали, что он объединил мыслящих людей города и подвиг их на общую деятельность — от благоустройства улиц до памятника Петру I.

Началом нового культурного подъема в Воронеже считают Международный Платоновский фестиваль искусств, который появился в городе в 2011 году. Гидон Кремер и Фредерик Кемпф, Филипп Жанти и Миндаугас Карбаускис, коллекции Третьяковки и Московского дома фотографии — все это впервые оказалось доступным в пределах города.

— Фестиваль начинался как вызов общему пейзажу — на тот момент он был довольно уныл, — говорит директор Платоновского фестиваля и одновременно худрук Камерного театра Михаил Бычков. — Полгода работали над созданием программы и преодолением предубеждения «в Воронеже нечего делать». И смогли — любознательного зрителя зацепили на первом же фестивале.

Скандал грянул в 2013 году — эстонский Театр NО99 привез на фестиваль «Педагогическую поэму» по мотивам Макаренко и Станиславского. В Воронеже спектакль сыграли дважды, и в первый же вечер часть зрителей оборвала постановку на середине. Несколько человек поднялись на сцену, разорвали билеты, обругали артистов и покинули зал.

— На второй день нам сообщили о ненормативной лексике, эстонском языке, обнаженном теле, — вспоминает Михаил Бычков. — Рядом с театром уже стояли пикетчики, которые призывали не ходить на спектакль. До сих пор не понимаю, почему попа подростка произвела на людей такое ошеломляющее впечатление — полотен Петрова-Водкина, что ли, не видели?

 

«Мы не мракобесы»

Пикетчиками были участники общественного движения «Культурный фронт».

— Происходит попытка насадить модернистскую культуру в провинциальном регионе, — уверен руководитель движения Дмитрий Нечаев. — Политика области здесь накренилась в сторону либеральных ценностей в ущерб традиционным: семье, религии, истории, национальной самобытности. Ориентация на креативный класс? Хорошо, но почему надо забыть о сельских ДК, о ТЮЗе, который загибается?

По словам Дмитрия Нечаева, участники движения высказывали свое мнение в медиа, приглашая к диалогу, при том что в этих выступлениях «Фронт» называет своих противников культурными разрушителями.

— Были протесты против строительства отеля на главной улице города, против той же «Поэмы» — хотя на сцену лезли не мы, а обычные зрители, — продолжает Нечаев. — Мы не мракобесы, но хотим остановить разрушение. Обвинений в ограниченности мы не боимся — после либералов консерваторы все воссоздают заново.

 

Исчезновение «Пульса»

В том же 2013 году по приглашению губернатора области в Воронеж приехал театральный продюсер Эдуард Бояков, известный как создатель фестивалей «Золотая маска», «Новая драма», «Большая перемена», худрук театров «Практика» и «Политеатр», арт-директор пермского театра «Сцена-Молот» во время проекта «Пермь — культурная столица России». Точнее, вернулся — в 90-е окончил факультет журналистики Воронежского госуниверситета, преподавал, работал завлитом местного ТЮЗа под руководством режиссера Михаила Бычкова.

Вскоре после возвращения Бояков занял пост ректора Академии искусств и приступил к изучению местного культурного пространства. Сфера исследований была обширной — наравне с театром, музыкой, изобразительным искусством в перечень вошли гастрономия, волонтерство и многое другое. Все направления изучали эксперты, после чего каждый должен был оценить свой сектор воронежской жизни. Через четыре месяца эти работы составили доклад «Воронежский пульс».

Осенью его представили общественности, которая тут же раскололась надвое — одни аплодировали продуманному шагу в преобразовании культуры, другие упрекали экспертов в ошибках и требовали бюджетные деньги обратно. Последняя претензия потерпела крах — подготовку доклада финансировал бизнесмен Геннадий Чернушкин, который в то время претендовал на пост мэра города, но позже отказался от него. Вскоре последовал новый скандал — после изложенных в «Пульсе» данных о состоянии театра оперы и балета был уволен его директор.

В 2014 году стало известно, что вскоре может появиться новая версия исследования, переработанная и дополненная. Тогда же Эдуард Бояков рассказал, что на территории бывшего экскаваторного завода появится новый культурный кластер. Но больше об этих проектах в Воронеже не упоминалось.

 

Культура и деньги

— Свои мероприятия мы проводим примерно 50 на 50, — говорит глава управления культуры мэрии Воронежа Иван Чухнов. — Половина — бюджетные деньги, половина — помощь меценатов. Их поддержка обеспечила даже салют на День Победы.

— Раньше мне говорили: «Куда ты, Володя, лезешь — тебя же будут шкурить трижды: увидят, что ты помогаешь, значит, у тебя денег до черта, значит, воруешь, тут и налоговая наедет, и все наедут», — вспоминает предприниматель Владимир Бубнов. — Сегодня ситуация изменилась, хотя поддержки для меценатов все еще нет. Говорить об этом хотят за деньги — мне говорили: давай мы про тебя статью напишем, а ты оплатишь. Я таким принципиально не занимаюсь.

— Многие звание мецената дискредитируют пиаром, — добавляет другой предприниматель. — Но это не время малиновых пиджаков и понтов, формируется умный бизнес и новый подход к благотворительности. Правда, деньги «на административный ресурс» мы чиновникам по-прежнему даем. И это противно.

— Мы вместе с губернатором и Бояковым тянули всю эту культурную историю в одну сторону — чтобы Воронеж был открыт и активен, — говорит директор Платоновского фестиваля и худрук Камерного театра Михаил Бычков. — Нам нужно вливаться в мировую культуру — но со своим лицом и готовностью прививать новое.

Теперь Михаил Бычков остался без союзника. К счастью, программа V Платоновского фестиваля искусств, который пройдет в Воронеже с 3 по 14 июня, уже сформирована. Она включает четыре российские премьеры, четыре спектакля по Андрею Платонову и проекты стран СНГ.

Будут показаны два спектакля — «Не забывай меня» режиссера Филиппа Жанти и хореографа Мэри Андервуд (компания Филиппа Жанти, Франция) и балет «Рис» хореографа Лин Хвай Мина (театр «Клаудгейт», Тайвань).

Еще одна российская премьера, шоу Smashed (Великобритания), представляет новое направление в программе фестиваля — «современный цирк». Также состоится российская премьера постановки спектакля по повести Гоголя «Записки сумасшедшего» в постановке режиссера Левана Цуладзе — совместный проект грузинского Театра имени Котэ Марджанишвили и итальянского Emilia Romagna Teatro Fondazione.

Кроме того, в театральную программу фестиваля вошли экспериментальный камерный спектакль «Дом. Эрос. Вера» словацкой компании Medaprach, балет Vertigo 20 израильской танцевальной компании «Вертиго Дэнс Компани», «Враг народа» Малого драматического театра — Театра Европы в постановке Льва Додина и «Кабаре Брехт» Театра имени Ленсовета в постановке Юрия Бутусова.

Вряд ли 65 тысяч зрителей, которые посетили фестиваль в прошлом году, скажут спасибо пикетчикам «Культурного фронта», если они посмеют демонстрировать свое невежество и в эти дни.

Надежда КОНОБЕЕВСКАЯ

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera