Расследования

Византийский футбольный союз

Парадоксальный Толстых, грубый и прямолинейный мастер аппаратной интриги, еще скажет свое слово

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 57 от 3 июня 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Парадоксальный Толстых, грубый и прямолинейный мастер аппаратной интриги, еще скажет свое слово


Фото: РИА Новости

В воскресенье решением конференции Российского футбольного союза (РФС) с поста президента был уволен Николай Толстых. Его полномочия были прекращены простым большинством голосов: 235 против 196 (22 делегата конференции воздержались). В должности президента федерации Толстых провел два с половиной года. За это время ему удалось высветить глубинные проблемы российского футбола — трансферный рынок с его многомиллионными схемами по выводу денег из клубных бюджетов, двойные стандарты лицензионных органов, допускавших до участия в профессиональных соревнованиях клубы-банкроты, теневой контроль над назначением судей, манипуляции нормами регламента...

Методы работы Николая Толстых перекликались с чертами его характера — грубо, упрямо, я бы даже сказал, по-советски он гнул свою линию в борьбе с негативными процессами, с подачи Толстых получившими ярлык «противоправных явлений в российском футболе».

Реконструкция событий, предшествовавших увольнению Николая Толстых, — в материале «Новой газеты».

Решение о включении в повестку очередной конференции РФС вопроса о досрочном прекращении полномочий Николая Толстых было принято на исполкоме федерации 29 апреля. Вопрос о доверии президенту озвучил глава федерации футбола Москвы Сергей Анохин, чье имя я впервые услышал в феврале этого года во время обсуждения с одним чиновником шансов Толстых остаться у руля российского футбола до конца своего президентского срока (то есть до сентября 2016 года). «А что, парень симпатичный. Новое лицо российского футбола, которому нужен наконец какой-то позитив. А главное — лицо, черты которого будут меняться в зависимости от того, как будет меняться позиция государства», — тогда такая рецензия будущему инициатору отставки Толстых не вызывала ничего, кроме улыбки.

Читайте также:

Невозможно долгое время занимать пост президента РФС и ездить на работу на метро

Под государством, понятное дело, имелся в виду министр спорта Виталий Мутко, поддержавший Николая Толстых на выборах в сентябре 2012 года и критиковавший президента РФС с августа 2014-го, когда сборная России провалилась на чемпионате мира в Бразилии. Версий о причинах таких кардинальных перемен в позиции Виталия Мутко в отношении своего протеже много: одни утверждают, что Толстых нарушил понятийные договоренности со своим партнером (в соответствии с которыми он покинет пост президента, как только Виталий Мутко согласует в Кремле вопрос о возможности совмещать должность федерального министра и руководителя спортивной федерации), другие — что Толстых перестал приезжать на улицу Казакова, то есть в Минспорта, за ценными рекомендациями, третьи и вовсе полагают, что бывших соратников рассорила мелочь вроде отказа Толстых от назначения на какую-то рядовую должность не чужого министру человека.

 

Кабальный контракт

Как бы то ни было, осенью 2014 года их пути стали постепенно расходиться — Толстых все чаще получал от Виталия Мутко обвинения в недоговороспособности, которые-де могут привести к ухудшению финансового состояния федерации. Тогда Толстых еще не понимал, что пророческие слова министра — не чаяния государева человека, а предупреждение.

Параллельно у Толстых осложнились отношения с членами исполкома, который, кстати говоря, был сформирован по его, Толстых, президентскому списку в прошлом году. Этот список должен был быть дополнен несколькими фамилиями — поддержать Толстых взамен на право быть статуированными согласились несколько влиятельных парламентариев и представителей крупного бизнеса, — но в последний момент президент РФС их вычеркнул. Как позже объяснял его помощник, принимавший участие в формировании списка претендентов на избрание в исполком, это решение прошло редактуру на улице Казакова.    

В результате этот же исполком и проголосовал за рассмотрение конференцией вопроса о досрочном сложении полномочий Николая Толстых. Формальным поводом стали финансовые проблемы (объем обязательств составлял уже 1,2 млрд рублей, основную долю которых занимала зарплата Фабио Капелло и краткосрочный заем, взятый у бизнесмена Алишера Усманова), формальным же заявителем — Сергей Анохин. Ну а последней каплей, «переполнившей чашу терпения членов исполкома», — обнародование OCCRP и «Новой газетой» трудового контракта между РФС и Фабио Капелло.

Читайте также:

Главного тренера сборной России по футболу могли финансировать компании и люди, замешанные в махинациях по отмыванию преступных средств

Виталий Мутко посчитал, что главным заинтересованным лицом в публикации сведений о механизмах финансирования Капелло был именно Толстых. Не будем переубеждать министра — в его понимании, как и в понимании ряда его коллег из кабмина, расследовательской журналистики, похоже, не существует в принципе, а всякая обнародованная информация есть инструмент корпоративного противостояния. Спустя несколько дней после нашей публикации ряд членов исполкома собрались на экстренное совещание, а затем — «спонтанно» (как затем назовет это решение президент ЦСКА Евгений Гинер) постановили вынести вопрос об отставке Толстых.

У этого решения было безупречное внешнее оформление — финансовая ситуация в РФС достигла уровня катастрофы (федерация перестала генерировать прибыль, росли долги, в том числе по банковским процентам, а остановка отрицательного денежного потока с учетом кабального контракта с Капелло без стороннего вмешательства для Толстых была задачей непосильной).

Денежный вопрос

Незадолго же до исполкома о прекращении расчетов Толстых уведомил главный партнер РФС — ЗАО «Телеспорт», владеющее эксклюзивными коммерческими правами на привлечение в федерацию спонсоров. Сам Николай Толстых эти и другие действия долгое время называл элементами давления и финансовой блокады, но только недавно назвал имя главного «блокирующего» — министра спорта Виталия Мутко.

Впрочем, позицию Толстых в вопросе финансирования федерации следует считать справедливой лишь отчасти: возглавив российский футбол, он действительно получил устные гарантии о помощи в поиске спонсоров, но никто не мешал ему искать альтернативные источники наполнения бюджета. Роль Мутко как единственного «донора» федерации Толстых выбрал самостоятельно.

Напомню, что именно министр привлек в качестве спонсора НОВАТЭК, организовывал встречу Толстых с президентом Сбербанка Германом Грефом (которая не увенчалась реализацией спонсорского пакета), он же договаривался о предоставлении РФС займа от ИФД «Капиталъ» с Леонидом Федуном после того, как привез на построенную бизнесменом «Открытие-Арену» президента Владимира Путина.   

После майских праздников у Толстых была последняя (и, вероятно, лучшая за весь его президентский срок) возможность сохранить себя в федерации — с предложением провести встречу на него вышли представители братьев Аркадия и Бориса Ротенбергов, родственная компания которых объявила о начале сделки по приобретению ЗАО «Телеспорт». Видимо, представители Ротенбергов, уже проводившие так называемый due diligence «Телеспорта», захотели выслушать главного контрагента будущей покупки.

После нескольких очных встреч с Толстых бизнесмены официально отказались от приобретения пакета ЗАО «Телеспорт», лишив его главного бенефициара Петра Макаренко беззаботной пенсии.

Доподлинно не знаю, что Николай Толстых сообщил несостоявшимся покупателям, но в момент переговоров он вытащил из-под сукна как минимум два документа: акт проверки Счетной палаты, подготовленный по просьбе Николая Толстых сразу после его избрания в 2012 году (некоторые агентские соглашения между федерацией и компанией СП посчитала экономически невыгодными для федерации), а также ряд рабочих материалов ИФНС № 30 по Москве, проводившей выездную проверку в ЗАО «Телеспорт». На этом общение между Толстых и Ротенбергами не прекратилось: президент РФС предложил им не покупать действующую компанию, а учредить новую — и заменить «Телеспорт» в качестве главного коммерческого партнера. В качестве «входного билета» Толстых получил гарантии частичной оплаты контракта Фабио Капелло.

Таким образом, Николай Толстых получил сильный козырь. Оставалось лишь понять: как он им воспользуется?

 

Секреты конференции

Возможно, ответ на этот вопрос кроется в поведении Николая Толстых на прошедшей конференции. Им и его командой за день до события в отеле Holiday Inn был разработан и согласован план, как разрешить ситуацию с досрочным прекращением его полномочий — целый ряд членов конференции готовился проголосовать за отмену этого пункта. Это должно было произойти в самом начале мероприятия, роли уже были распределены: несколько федераций поднимают вопрос об исключении из повестки пункта, несколько будто бы этому противятся, после чего все приходят к компромиссу — и предлагают разобраться с юридической стороной вопроса. В этот момент в игру должен был вступить заместитель генерального директора РФС Дмитрий Иванов, который подготовил пояснения о включении исполкомом пункта вопреки положению устава.

Однако сценарий нарушил тот же, кто его тщательно разрабатывал, — сам глава федерации. После искусственного конфликта федераций по вопросу правомерности включения пункта о досрочном прекращении полномочий президента Николай Толстых заменил спикера от юридической службы — и вместо Иванова в президиум вышел советник Виталия Мутко Денис Рогачев, который подтвердил легитимность текущей повестки.

Сразу несколько человек, участвовавших в подготовке конференции и представлявших сторону Николая Толстых в переговорах с региональными федерациями, искренне не понимали, что с ним произошло: «Это был другой человек — не тот, что мобилизовывал нас на конференцию, командовал, выстраивал все шаги. Зачем это надо было делать?»   

Большинство опрошенных мной участников последних событий полагают, что поведение Николая Толстых — отголоски его встречи с Виталием Мутко в Цюрихе, на которой ему будто бы было предложено возглавить Департамент координации подготовки к чемпионату мира по футболу, недавно созданный в структуре министерства спорта.

Так ли это, узнаем в ближайшее время.

Пока же Толстых покидает РФС героем — под аплодисменты публики, с большой электоральной поддержкой и хорошими шансами продолжить заниматься развитием футбола в другой, возможно, не менее притязательной должности.

 

И гнется, и плавится

На следующий день после конференции я набрал номер Николая Толстых. За период его руководства федерацией виделись мы нечасто — мои публикации упорно увязывали с его именем, поэтому встреч он сторонился. В парадигме современной России публичные разоблачения в принципе не приветствуются. Толстых как раз понимал, что лучшие реформы — те, что проводятся в полной тишине. Особенно если потенциальными жертвами таких реформ могут оказаться его соседи по VIP-трибунам футбольных стадионов — главы госкорпораций, руководители субъектов федерации и бизнесмены, фронтующие крупных федеральных чиновников. На эту встречу Толстых согласился сразу.

В кафе, где когда-то, к моей наивной радости, он сообщил о своем выдвижении в кандидаты в президенты РФС, Толстых вбежал, как заведенный — взъерошенный, с увесистой сумкой и прижатым к уху телефоном, из которого доносились слова поддержки с интервалом в минуту. «Да, спасибо. Держусь. Железные люди не ломаются — только плавятся», — произносил он, снова бросая телефон на стол. Ему следовало бы поставить эту фразу на автоответчик.

«Ты представляешь, как это унизительно — когда к тебе проявляют сочувствие?!» — в его интонациях сквозила то ярость, то растерянность. Похоже, он еще не определился, в каком из этих двух состояний ему комфортнее находиться.  

Конечно, отвечать на вопросы о конференции, Ротенбергах, встречах с Мутко и прочем он не стал. Но и не исключил альянса с теми, кто «действительно захочет исправить ситуацию в российском футболе». Это было искренне.

Только сейчас, уже в статусе бывшего президента РФС, Толстых уверен: футбольная среда сама не поменяется — ее развитие невозможно без вмешательства государства (но, оговорился он, не только в лице профильного министра).

Говорить о честности и порядочности Толстых уже ни к чему — это не оспаривают даже самые оголтелые его недоброжелатели. Скажу лишь о том, что все это время видел я: Николай Толстых — мастер интриги. Будучи бескорыстным человеком и истинным поклонником футбола (а живет он только футболом и ради футбола), он не утратил способности на аппаратные маневры. Однажды хорошо знакомый с ним федеральный чиновник, которому я ошибочно пытался навязать мнение, что Толстых крайне прямолинейный человек и что это мешает ему пробиться еще выше, сказал про него так: «Толстых — это высшая степень тактической гибкости до полной потери формы». Теперь я это понимаю.

Поэтому жалеть его в нынешних условиях совершенно точно не стану — несмотря на брошенные на борьбу с ним силы, убрать Толстых с доски никому не удастся. Эта фигура еще сделает свой ход. Вот увидите.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera