Мнения

Совет митингующим чеченцам: за защитой ходите теперь в полицию

В Грозном в очередной раз разгромлен офис Комитета против пыток. В этом участвовали простые жители Чечни. Те самые, которых ребята из Нижнего Новгорода, рискуя собой, защищали все эти годы

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 58 от 5 июня 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Елена Милашинаредактор отдела спецпроектов

В Грозном в очередной раз разгромлен офис Комитета против пыток. В этом участвовали простые жители Чечни. Те самые, которых ребята из Нижнего Новгорода, рискуя собой, защищали все эти годы

*Текст Елены Милашиной «В Грозном напали на офис Комитета против пыток», опубликованный на сайте 3.06.2015, существенно обновлен


3 июня второй раз за полгода был разгромлен офис Сводной мобильной группы правозащитников, работающих в Чечне.

Спецоперация прошла под видом митинга жителей Чечни, возмущенных убийством Джамбулата Дадаева (скрывавшегося в Чечне от федерального розыска, оказавшего сопротивление и застреленного в апреле ставропольскими полицейскими в результате неудачной попытки задержания).

3 июня в Грозном планировалось масштабное мероприятие против российских СМИ («Новая газета», «Эхо Москвы», «Коммерсантъ», «Дождь» и «Открытая Россия»), регулярно критикующих чеченские власти. Идея о проведении акта — по сути — информационной агрессии возникла после публикации газетой «Коммерсантъ» расследования о фонде Ахмата Кадырова. Однако в последний момент эта акция была отменена — по информации «Новой», поступило соответствующее распоряжение из администрации президента России.

Информация о том, что формат акции и место проведения изменены, поступила руководителю Сводной мобильной группы Игорю Каляпину поздно вечером 2 июня.

Информатор предупредил, что акция протеста может стать прикрытием для агрессивных действий против правозащитников.

«Наш офис уже сожгли в декабре прошлого года — после того, как я обратился с заявлением в СКР и Генпрокуратуру с просьбой проверить законность высказываний главы Чечни об уничтожении домов родственников боевиков. После пожара мы восстанавливали свой офис пять месяцев. Усилили безопасность, поставили новые видеокамеры, решетки и сплошные жалюзи на окнах, бронированные двери. На всякий случай рано утром 3 июня наши сотрудники запаслись еще и ведрами с песком — чтобы была возможность потушить пожар, если снова будет попытка поджечь офис».

Читайте также:

В Грозном произошел пожар в офисе Сводной мобильной группы правозащитников (ВИДЕО)

К 10 утра на перекрестке проспекта Мира и улицы Розы Люксембруг, у дома, где находится офис СМГ, собралась толпа, человек 300–500. Люди спрашивали друг друга, зачем их сюда привели. Среди собравшихся были в основном женщины. На самодельных, явно в спешке неаккуратно сделанных плакатах было написано: «Почему молчат каляпины?», «Убийц к ответу», «Кто вернет сына матери Джамбулата Дадаева?» и т.п. Никакой полиции, которая должна была охранять общественный порядок в ходе проведения протестной акции, на месте не было. Организацию толпы осуществляли люди в гражданской одежде с рациями в руках. В 10:10 толпу митингующих организованно перенаправили с проспекта Мира во двор дома №19 по улице Розы Люксембруг, в котором снимает две квартиры Сводная мобильная группа.

Ведущих у этого митинга не было. Не было и выступающих. Многие из собравшихся все еще не понимали, зачем их сюда привели.

Очень скоро в толпе появилась группа людей в капюшонах, черных очках и больничных масках. В руках у них были кувалды, ломы и болгарки. Первой от их действий пострадала машина правозащитников — ей проткнули колеса. Затем, примерно в 10:30, одна из женщин начала истерично кричать: «Почему молчат каляпины?» Ее крик подхватила толпа. Кто-то несколько раз выстрелил в воздух из пистолета. Человек в маске вскарабкался на второй этаж, на балкон кухни квартиры сотрудников СМГ. Он демонтировал камеру наружного наблюдения. Судя по всему, погромщики были хорошо осведомлены о том, что офис, квартира и машина СМГ оборудованы средствами видеонаблюдения. У погромщиков были баллончики с краской, которую они распыляли на камеры, чтобы пропало изображение.

Примерно в 11 часов была взломана болгаркой дверь в офис СМГ. В этот момент старший группы — правозащитник Альберт Кузнецов попытался выйти из офиса, чтобы переговорить с организаторами митинга. Но в тот момент, когда он открывал дверь, по ней снаружи ударили кувалдой. Тогда правозащитники приняли решение об эвакуации и через окна смогли выбраться из офиса и покинуть место происшествия. Один из сотрудников повредил руку, спрыгивая со второго этажа. Выбравшись таким образом из блокированного погромщиками офиса, сотрудники СМГ наткнулись на полицейского. Попросили о помощи, однако он категорически отказался обойти дом, войти в подъезд и пресечь преступление. Нападавшие тем временем приступили к уничтожению имущества только что отремонтированного офиса, а затем стали пилить болгаркой дверь в квартиру СМГ.

Все действия правонарушителей фиксировались камерами, установленными в квартире и офисе Сводной мобильной группы (видео находятся в свободном доступе).

Хронометраж событий доказывает, что полиция Грозного не отреагировала на вызов, зафиксированный дежурным по ОМВД Грозного в 10:40, на место происшествия так и не прибыла, предоставив тем самым погромщикам полную свободу действий.

Нападавшие не только разгромили офис и квартиру СМГ, но и вынесли всю технику, документы и личные вещи правозащитников. На улице они кувалдами добили машину правозащитников, сняв с нее видеорегистраторы и забросив в салон (на память?) самодельные плакаты, оставленные участниками акции протеста.

После того как хорошо организованная спецоперация против Сводной мобильной группы подошла к концу, толпа протестующих переместилась к зданию СУСКа по Чечне. Люди постояли под бетонным забором крепко охраняемого здания еще минут десять и разошлись. Попытки напасть и разгромить следственное управление по Чечне не предпринимались.

Примерно в 12 часов в разгромленный офис Сводной мобильной группы прибыли журналисты и чеченские правозащитники во главе с руководителем Совета по правам человека при главе Чечни Тимуром Алиевым. На тот момент никакой полиции на месте происшествия по-прежнему не было. Так, в нарушение федерального закона о полиции, следственно-оперативная группа не прибыла на место происшествия. Обе квартиры не были опечатаны, никаких признаков работы экспертов-криминалистов (по сбору отпечатков пальцев, обуви и иных улик, оставленных погромщиками) на месте происшествия нет.

Демонстративное отсутствие всякой реакции чеченской полиции на погром в центре Грозного стало основной темой обсуждения на специальном совещании Совета по правам человека при президенте РФ (руководитель Сводной мобильной группы Игорь Каляпин является членом СПЧ).

Каляпин назвал ложью заявления главы Чечни Рамзана Кадырова о том, что в погроме своего офиса виноваты сами правозащитники (по версии Кадырова, правозащитники отказались выйти к участникам митинга и пояснить, почему не расследуют обстоятельства неудачного задержания Джамбулата Дадаева, что и спровоцировало участников митинга на нападение).

Также Игоря Каляпин рассказал, сколько времени потратили правозащитники, чтобы дозвониться до МВД по Чечне и по горячей линии МВД РФ. Сам Игорь Каляпин неоднократно звонил исполняющему обязанности министра МВД по ЧР Апти Алаудинову, но тот просто не отвечал на звонки. Когда же до полиции Грозного удалось наконец дозвониться, правозащитникам было сказано: «У нас сейчас много вызовов, мы приедем к вам, когда обслужим все другие вызовы».

Руководитель Совета по правам человека при главе Чечни Тимур Алиев, специально прилетевший в Москву на это заседание, ушел от всех вопросов по погрому офиса СМГ. Свое выступление он посвятил Джамбулату Дадаеву. Очень возмущался тем, что МВД РФ покрывает преступные действия ставропольских полицейских. Тот факт, что ставропольские полицейские восемь месяцев не могли добиться выдачи из Чечни находящегося в федеральном розыске подозреваемого в тяжком преступлении Дадаева, Алиев никак не прокомментировал.

Читайте также:

История задержания Джамбулата Дадаева. Как ставропольская полиция возвращала Чечню в Россию

Удивило и выступление представителя федерального МВД Вадима Борисовича Гайдова. По его словам, сотрудники ОМВД Грозного прибыли на место происшествия незамедлительно, все необходимые следственные действия были проведены, задержаны более 30 человек по подозрению в причастности их к погрому.

Однако на просьбу членов СПЧ представить список задержанных Гайдов ответил отказом. Он не знал ни обстоятельств, ни времени задержания участников акции — вообще ничего.

— Когда я работал учителем, я за такой ответ ставил двойку, — заключил член СПЧ Андрей Бабушкин.

Между тем «Новой газете» удалось выяснить, что ни в один ИВС ни одного отдела полиции Грозного никаких задержанных вчера не доставляли. Также в распоряжении «Новой газеты» находится видео из квартиры СМГ, сделанное 4 июня. На видеокадрах отчетливо видно, что следственных действий в квартире не производилось. Доступ в квартиру, которая считается местом происшествия, по-прежнему свободный.

По словам Гайдова, уголовное дело по факту организованного нападения на офис правозащитников, бездействия полиции, уничтожения и порчи имущества до сих пор не возбуждено. Также Гайдов не смог предоставить членам СПЧ никаких сведений о ходе расследования уголовного дела, возбужденного по факту декабрьского поджога офиса СМГ.

«Сейчас идет проверка, по результатам которой будет приниматься решение о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела. Проверка находится на личном контроле исполняющего обязанности министра МВД по ЧР Апти Алаудинова», — сказал Гайдов.

Надо сказать, что именно господин Алаудинов в прошлом декабре заявил сотрудникам Сводной мобильной группы, что не может гарантировать безопасность российским правозащитникам, работающим на территории Чечни.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera