Мнения

Волшебная борода матушки Ксении

Разгорается скандал вокруг провокационного фото Ксении Собчак в священническом облачении. Очевидного решения спора в нынешней правовой и политической системе координат РФ не просматривается.

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 59 от 8 июня 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр СолдатовНовая газета

Разгорается скандал вокруг провокационного фото Ксении Собчак в священническом облачении. Очевидного решения спора в нынешней правовой и политической системе координат РФ не просматривается.

Почти забытая история с выступлением Pussy Riot в храме Христа Спасителя, проблема женского священства, закон об «оскорблении чувств верующих» как инструмент политических репрессий, даже эпическая битва башен Кремля — все эти сюжеты сошлись в дискуссии об одной-единственной фотографии Ксении Собчак, выложенной в конце апреля в Instagram. С ее помощью журналист и гражданский активист проанонсировала некий «новый чудесный репортаж», который она готовит с коллегой Антоном Красовским для интернет-издания «Сноб».

Прошло почти полтора месяца, но репортаж этот так и не появился. Зато возникло дело в Следственном комитете РФ, который проверяет фото на предмет преступления, предусмотренного статьей 148 УК РФ, — «Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих». Эта статья появилась лишь пару лет назад, и с тех пор воинственно настроенные представители Московской патриархии постоянно ищут способ ее «применить». Максимальное наказание по статье — та самая «двушечка», которую, по юридическому выражению В. Путина, «влепили» в свое время девушкам из Pussy Riot.

Опознать на фото Ксению Собчак непросто. Уважение внушает окладистая, почти седая борода, фиолетовая камилавка (головной убор), серьезное выражение лица. Разве что кисти рук выдают женщину. Кстати, вопреки требованиям православного богослужебного устава на запястьях Собчак отсутствуют поручи — важный элемент священнического облачения. Поэтому правильнее говорить, что она надела на себя лишь элементы облачения. Да и облачение ли это? Ведь не любые куски материи, сшитые по фасону из «Настольной книги священнослужителя» можно признать сакральным облачением. В богослужебной книге «Требник» существуют особые чинопоследования на освящение каждого элемента облачения. А пока они не освящены и даже не украшены священными изображениями — это лишь куски ткани, «образы» облачения. Сейчас такие «заготовки» продаются в десятках магазинов, их может купить любой желающий, они используются в театре и кино, даже на детских рождественских утренниках.

Может, поэтому реакция «униженных и оскорбленных» на антиклерикальный демарш Собчак была поначалу вялой и неопределенной? Первым устало ругнулся питерский депутат-гомофоб Виталий Милонов, пообещавший, что земля будет гореть под ногами Собчак. В начале мая лидер боевого отряда погромщиков выставок и спектаклей «Божья воля» Дмитрий Энтео призвал православных жаловаться на Собчак в МВД, ФСБ и прокуратуру.

В конце концов 2 июня стало известно, что некий юрист из Кирова Ярослав Михайлов написал-таки заявление в СКР, по которому началась проверка фотографии. После публикации соответствующего документа СКР отреагировал и официальный спикер Московской патриархии Всеволод Чаплин, подкинувший свой горящий уголек на несчастную голову Собчак: дескать, она оскорбила не только чувства, но и, что гораздо важнее, святыню саму-по-себе. Правда, писать заявления правоохранителям Чаплин почему-то не стал.

 

Чувства верующих как инструмент репрессий

Статья 148 УК РФ становится в России репрессивным инструментом, с помощью которого Московская патриархия пытается усилить свои позиции в политической системе страны.

Кстати, «чувства верующих» — понятие совершенно эфемерное и законом никак не определяется. Внедрение в закон понятий, содержание которых не раскрывается, открывает широкий простор для произвольных репрессий, мотивированных не юридически, а политически. В православном каноническом праве тоже нет никакого перечисления «чувств верующих». Значит, каждый верующий определяет эти чувства сам для себя, и они могут быть сколь угодно абсурдными. Тут на стражу здравого смысла встает чиновник-правоохранитель Российской Федерации. Именно он в конце концов как исполнитель и блюститель закона определяет, какие из чувств верующих заслуживают уважения и защиты, а какие — нет. Светский чиновник становится судьей во внутренних религиозных вопросах. Не утрачивает ли при таком раскладе РФ признаков светского государства? Этот вопрос звучит еще острее, если вспомнить, что чувства неверующих, в отличие от чувств верующих, закон не защищает.

Значит, верующие и неверующие наделены в России разными гражданскими правами. Как и было в советские атеистические времена, только наоборот.

Священница Путина

Собчак — не первая россиянка, публично облачившаяся в одежды, похожие на священнические. Уже много лет и ежедневно это делает матушка Фотиния Светоносная (в миру — Светлана Фролова), основавшая собственную обитель в селе Большая Ельня Кстовского района под Нижним Новгородом. «После неудачной попытки летом 2003 года передать письмо от Бога Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II я услышала голос от Господа, Который благословил меня на священство», — рассказывает Фотиния о происхождении своего «сана». С тех пор в собственном величественном храме, в полном облачении (в последнее время оно стало даже больше похожим на архиерейское) матушка совершает литургии, другие таинства, исцеляет людей и т.п. При ней образовалось сестричество, и прихожане храма в основном женщины, хотя исцеляться приходят и мужчины.

Почему православная общественность не натравливает на Светоносную прокуратуру с ФСБ? Ведь «кощунство» с облачениями и литургиями налицо! Есть у матушки Фотинии надежный оберег. «19 января 2012 года, в тот день, когда весь православный мир отмечает день Крещения Господа Иисуса Христа, на официальном веб-сайте религиозной общины «Церкви Матушки Фотинии Светоносной» появилось интересное сообщение: «В преддверии очередных президентских выборов замироточили… икона и портрет Владимира Путина!» — сообщали нижегородские СМИ.

Между прочим, Ксения Собчак имеет репутацию крестницы Владимира Путина — может, поэтому она «дерзнула» облачиться в фелонь?

 

Тайна женского священства

Поступок Ксении Собчак, так же как и знаменитая молитва Богородице Pussy Riot, имеет и феминистский подтекст. На Западе уже давно, а в России так минимум сто лет христиане дискутируют о женском священстве. Действительно, если женщина обладает той же полнотой человеческой природы, что и мужчина, является таким же, как он, образом Божиим, способным так же соединиться с Богом, то что ей препятствует стать священником? Ведь еще апостол Павел свидетельствовал: «Во Христе Иисусе нет ни мужеска пола, ни женского». Он же учил, что все христиане являются священниками с момента своего крещения. И древняя церковь, как говорят исторические источники, приближалась к решению этого вопроса: там существовал священный сан диаконисс.

Петербургский богослов епископ Григорий (Лурье) считает, что Собчак выявила ключевой для русской культуры атрибут священства: «Женщина, если она становится священником, обязательно получает в комплект бороду от Деда Мороза. Тогда ее вид приобретает необходимое благообразие. А когда без бороды, то церковный народ не может принять такого священника. Таким образом, Ксения Собчак показала народу, что действительно является главным препятствием принятия женского священства — отсутствие бороды. Но оно восполняется. Поэтому у Ксении Собчак получился такой гениальный прорыв».

А и то, если говорить серьезно, женское священство и даже епископат уже существуют у большинства солидных протестантских церквей, с которыми РПЦ МП ведет экуменический диалог. Официальные католики возродили чин диаконисс, а некоторые католики-маргиналы, которых пока не поддерживает официальный Ватикан, уже давно рукополагают священниц и епископш. У русских старообрядцев (в основно, беспоповцев, а в ХХ веке, при «оскудении священства», и у поповцев) давно существует институт духовных наставниц, которые не только ведут службу, но и крестят, и исповедуют. Да и официальную церковь Московской патриархии в проповедях на Неделю жен-мироносиц иерархи любят называют «церковью белых платочков», то есть по преимуществу женской. Видно невооруженным глазом, что религиозность в современной России имеет преимущественно женские черты — она беременна разного рода фотиниями светоносными и матушками ксениями.

 

***

Раз уж история с фотографией Собчак получила столь серьезный оборот, то на высшем политическом уровне придется решать непростую дилемму. Осудить Собчак — и придется запрещать тысячи фильмов и спектаклей, где что только не делают со священническими облачениями, придется разгонять рождественские утренники, где вместо «языческого» Деда Мороза свое законное место занял Святитель Николай. Неосуждение Собчак (этот сценарий мы считаем более вероятным) откроет ящик Пандоры, нанеся серьезный удар по правоприменению статьи 148, как его представляют себе в Московской патриархии. Это неосуждение будет означать, что отныне каждый желающий вправе накупить себе облачений, использовать их по своему усмотрению, даже открывать церкви, а Московская патриархия официально будет лишена монополии на все это, которую ей, хотя и с оговорками, пока удается сохранять. Зная авантюрный нрав Ксении Собчак, можно предположить, что воспользоваться своим любимым методом спуска на тормозах чиновники на этот раз не смогут.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera