Расследование

«17 июля в зону АТО должен был вылететь транспортный Ан-26 с украинскими десантниками»

Именно его ждали сепаратисты и были готовы встретить в выбранном месте в определенное время. Эксперт «Новой» — о том, с каким бортом оператор «Бука» мог перепутать гражданский самолет

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 60 от 10 июня 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Именно его ждали сепаратисты и были готовы встретить в выбранном месте в определенное время. Эксперт «Новой» — о том, с каким бортом оператор «Бука» мог перепутать гражданский самолет

Reuters

Спустя почти год после крушения малайзийского «Боинга-777» вокруг этой катастрофы возникают все новые вопросы — не только о том, кто и откуда поразил самолет, но и о том, почему эту трагедию не смогли предотвратить.

Авиационный эксперт, кандидат технических наук, до недавнего времени — эксперт космического кластера «Сколково» Вадим Лукашевич опубликовал на своем сайте www.buran.ru анализ катастрофы, основанный на открытой информации и его собственных источниках. Лукашевич утверждает: люди, сбившие «боинг», приняли его за военный самолет ВВС Украины, вылет которого в последний момент был отменен, и часть ответственности за катастрофу лежит на самой Украине, которая не закрыла свое воздушное пространство, даже зная об угрозе.

 

— Вы утверждаете, что «боинг» мог быть сбит только зенитной ракетой, другие варианты невозможны.

— Да, я абсолютно уверен — «боинг» не могли сбить выстрелом из другого самолета. Ни один сценарий с использованием, например, Су-25 не выдерживает критики. Во-первых, «боинг» летел на высоте 10 тысяч метров. Су-25 может забираться на высоту в 11—13 километров, но воюет на 5—7 километрах, не выше. Никакое оружие на борту Су-25 или, допустим, Миг-29, или Су-27 не даст разрушений, которые мы видим. Согласно данным бортовых самописцев, последнее слово, сказанное пилотом «боинга» в совершенно нормальной обстановке и при работающих системах, было за 3—4 секунды до катастрофы. Спустя эти 3—4 секунды самолет просто развалился в воздухе, на экране радаров появились отдельные фрагменты, которые потом выпали на очень большой территории. И ни пушка, ни ракета не в состоянии на такой высоте так разрушить махину с размахом крыла в 60 с лишним метров. Да на обломках самолета и нет следов от авиационной пушки или стержневой боеголовки авиационной ракеты.

Что может пушка? Нарушить герметичность салона, вывести из строя двигатель — один, второй будет работать. Самолет был бы поражен, частично выведен из строя, но какое-то время продолжал бы полет.

Яркий пример — южнокорейский «боинг», который мы сбили на Дальнем Востоке в 1983 году (пассажирский самолет Korean Air Lines был сбит советским Су-15.Е. Р.). По нему было выпущено две ракеты. Одна попала в хвост, другая — в двигатель, но «боинг» еще 12 минут летел со снижением, из которых летчики 6—8 минут разговаривали, пытаяясь понять, почему началась разгерметизация салона и упало давление. Здесь ситуация была бы точно такая же. Но характер повреждений говорит о том, что весь самолет был разрушен мгновенно: и питание бортовых самописцев, и коммуникации, все. Более того, Су-25 на высоте «боинга» имеет скорость 750—800 км/ч. А сам «боинг» — 900 км/ч. Попробуйте попасть из пушки в объект, который движется мимо вас со скоростью 150 км/ч.

Самолеты Су-25 или Миг-29 могли нести ракеты либо Р-60, либо Р-73. Они вообще не могут разорвать самолет, а рассчитаны на то, чтобы вывести его из строя, чтобы, например, атакованный противник не смог выполнить свою боевую задачу. Их главная задача — разрезать силовые элементы самолета: лонжероны, стрингеры, коммуникации. После этого самолет становится плохо управляем, у него перестают работать отдельные системы, но он не разваливается в воздухе.

Более того: масса боеголовки у Р-60 — порядка трех килограммов, а у Р-73 — 8 килограммов. Этого слишком мало, чтобы сразу завалить огромный «боинг».

Поэтому методом исключения мы приходим к выводу, что по «боингу» была выпущена зенитная ракета, причем мощная, с осколочно-фугасной боевой частью и зарядом вещества в 70 или более килограммов. При близком взрыве только она может дать такую картину разрушения.

Судя по обломкам самолета, взрыв просто оторвал кабину вместе с пилотами. Ну и все. Дальше сильный встречный поток воздуха самолет просто разметал на части.

— А можно определить, какой именно зенитной ракетой стреляли по «боингу»?

— Варианты могут быть разные. Почему все решили, что это «Бук»? Смотрите: у Украины есть авиация и наземные войска. У сепаратистов — только наземные войска. Естественно, они заинтересованы в том, чтобы Украина не летала. И у них периодически возникают ракетные комплексы — ну, допустим, шахтеры на складах находят. Соответственно, чтобы Украина опасалась летать на большой высоте, нужен «Бук» с максимальной высотой поражения более  20 км. И 30 июня, более чем за две недели до падения «Боинга», сепаратисты заявляют, что захватили украинскую воинскую часть А-1402, где был выведенный из строя «Бук», и планируют его отремонтировать. Отремонтировали они его или нет, мы не знаем. Даже захватили они его или нет — мы тоже не знаем. Но про «Бук» сообщают все российские информагентства, Кургинян, и даже прокурор Крыма пишет в Twitter: «У ополченцев для укроввс появились отличные печеньки».

17 июля наши агентства сообщают об очередной победе повстанцев, которые с помощью «Бука» сбили украинский Ан-26… То есть были сделаны все шаги — пропагандистские в том числе, — чтобы Украина задумалась, летать ли ей вообще. Если бы не это, то, может, «Бук» бы и не возник. А тут все логично: две недели сепаратисты твердят про «Бук» — и теперь он, как ружье на сцене, должен выстрелить.

— То есть сначала сообщения про «Бук» должны были запугать Украину, а потом они же стали косвенным доказательством вины ополченцев?

— Да. Вечером 18 июля, уже после катастрофы, Аваков (министр внутренних дел Украины.Е. Р.) выкладывает видео «Бука» (на нем видно, как зенитный комплекс, на котором не хватает одной ракеты, вывозят, предположительно, в сторону России.Е. Р.). Потом возникают любительские видео с авторегистраторов о том, как «Бук» якобы перемещался по территории России, потом по территории Украины, потом якобы ехал назад…  Конечно, «боинг» могли обстрелять и из украинского «Бука». Но если есть масса свидетельств перемещения российского «Бука» до точки пуска и назад в военную часть, то нет ни одного видео, свидетельствующего, что где-то перемещался украинский «Бук». Это ведь была бы целая батарея, включающая систему «Купол» и несколько самоходных установок… Но ничего подобного нет: ни фотографий, ни видео. Ничего.

— Вы пишете, что большая часть территории, откуда теоретически могли стрелять по «боингу», контролировалась ополченцами.

— Да. Если мы нарисуем вокруг места гибели «боинга» зону километров в 50—70, внутри которой могла бы находиться сбившая его пусковая установка, то 70—75% этой зоны находилось под контролем сепаратистов.

А когда мы смотрим на видео перемещения «Бука» и пытаемся наложить его путь на карту боевых действий, получается, что он всю дорогу идет по территории сепаратистов.

Дальше. Вечером 17 июля, когда стало понятно, что сбит гражданский самолет, главари сепаратистов публично начали говорить: «А что он тут делал? Тут же война идет». Они реально не знали, что над ними проходят гражданские борты. Но Украина-то знала. Сепаратисты могли сбить самолет по ошибке. Киев — не мог. В сознательное преднамеренное уничтожение пассажирского самолета я не верю. Это запредельный цинизм.

— Насколько «Бук» прост в обращении? Могли ли местные ополченцы им управлять?

— Не думаю, что найти людей, владеющих «Буком», сложно. Ему уже много лет. Многие проходили на нем срочную службу — как у нас, так и на Украине. В экипаж могли входить, например, отставные военные, которые когда-то служили в Советской армии. Кроме того, опытный человек может управлять «Буком» один. То есть он может быть и «шахтером-сепаратистом». При этом материально-техническая поддержка сепаратистов со стороны России никаких сомнений не вызывает. Вспомните боевые действия, когда они «Градами» молотили. Сепаратисты говорят: «Грады» — трофейные. Но батарея «Градов» за 40 секунд расстреливает железнодорожный вагон боеприпасов. 40 секунд! А они молотили сутками. Это же эшелоны боеприпасов! Нельзя трофейно получить эшелоны.

Дальше. Они якобы отжимают у украинцев танки. А топливо? Или украинцы оставляют на поле боя целые цистерны? Межремонтный ресурс двигателя танка — это не так много, несколько тысяч моточасов. Потом двигатели надо снимать и перебирать. Нужны мастерские, механики, запчасти, оборудование. Шахтеры это не потянут. Поэтому материально-техническое снабжение войск вопросов не вызывает.

— В своем анализе вы утверждаете, что «боинг» был сбит по ошибке вместо другого, военного украинского борта.

— У меня есть информация, которую я не могу подтвердить документально и источник которой я пока не могу назвать. Он утверждает, что в мае прошлого года СБУ пришла к выводу, что на украинских аэродромах действуют шпионы. Они сливают сепаратистам информацию о полетах украинских военных самолетов. В СМИ иногда просачивается информация об этом — например, глава СБУ Валентин Наливайченко заявил, что на 15 января было арестовано 232 шпиона, передававших информацию сепаратистам и якобы «ГРУ Вооруженных сил России». Мой источник говорит, что 17 июля в зону АТО должен был вылететь транспортный Ан-26 с украинскими десантниками. Когда он уже стоял на летном поле, агент сепаратистов, которого долго выслеживала СБУ, отправил СМС: «Мы вылетаем». Сообщение перехватили, агента тут же взяли — и полет Ан-26 отменили практически за несколько минут до вылета. Об этом сепаратисты уже не узнали. Они ждали Ан-26 и были готовы его встретить в выбранном месте в определенное время. А там появился «боинг».

Я не могу раскрыть свой источник и доказать эту версию, поэтому говорю о ней как о гипотезе. Она объясняет, почему в первых сообщениях сепаратистов возник Ан-26 — еще до того, как они доехали до места крушения и увидели, что сбили. И почему до сих пор на ленте ТАСС и других информагентств висит новость про сбитый Ан-26. И почему в «боинг» вообще стреляли.

— Как могли перепутать два борта?

— Экипаж «Бука» видит не самолет в небе, а метку цели на экране монитора. Первая информация — угловая скорость, которая зависит не только от собственно скорости, но и от высоты. Угловая скорость Ан-26, который идет на высоте, например, 5 км и на скорости 450 км/ч, совпадает с «боингом», который летит в два раза выше, но и в два раза быстрее. Если бы они летели одновременно, было бы видно, что один опережает другой, но если летит один, то движение его метки на экране полностью идентично движению Ан-26. Когда боевой расчет «Бука» видит цель, он должен выяснить, что это за самолет. Но если он ждет Ан-26 и видит, что какой-то самолет летит, — ему нет смысла думать. Оператор был уверен, что это его цель.

— Но он должен был получить сигнал, что борт гражданский.

— Да, гражданские излучают особый сигнал. Но если у тебя боевая задача, над тобой пролетает цель, она одна, а аппаратура говорит, что это гражданский самолет, — ты, скорее всего, решишь, что это сбой.

— То есть оператор мог остаться в уверенности, что сбил самолет, который летел на высоте в пять  километров?

— Подозреваю, что он вообще об этом не задумывался. От момента обнаружения цели до пуска ракеты на испытаниях «Бука» проходит 25—27 секунд. За это время нужно цель обнаружить, захватить и пустить ракету. Когда операторы «Бука» уверены, что это их цель, они не будут тратить время на перепроверку. Включили антенну, навели сектор 120 градусов на ожидаемое направление, видят цель, уничтожают. Все.

— Получается, Украина знала про опасность, могла закрыть свое воздушное пространство и предотвратить катастрофу?

— Возможно ли закрыть воздушное пространство над целым регионом  за полчаса, если самолеты уже в воздухе? Маршрут самолета определяется до вылета, диспетчеры координируют только какие-то совсем небольшие отклонения. 17 июля через международный коридор L980 над Украиной было запланировано 55 рейсов. Невозможно всем сказать: летите иначе. Многие уже были в воздухе, их надо было перенаправлять в другие коридоры — или лететь над Россией, но это надо было согласовывать с Россией…

Но страна как субъект международного права отвечает за безопасность воздушного пространства в своем регионе. И все отговорки, что там идет война и мы не контролируем небо, не работают. Не контролируешь — закрой. Ты отвечаешь за безопасность и получаешь деньги за проход самолетов. Все, что сделала Украина, — закрыла небо для полетов ниже 9800 метров. Эшелон «боинга» был 10 030 метров.

Нам важно, что, если существовал военный Ан-26, вылет которого был отменен в самый последний момент, значит, Украина понимала, что лететь сейчас нельзя. Если понимала — почему не обеспечила безопасность других самолетов?

Тут есть еще один важный момент. 18 июля Аваков выкладывает видео транспортировки «Бука» и радиоперехват, по которому понятно, что зенитный комплекс едет на точку пуска. Если видео и радиоперехват реальны, получается, что СБУ уже в первой половине дня 17 июля знала, что у сепаратистов появился «Бук». За полдня авиационные службы успели бы закрыть воздушное пространство всей страны. Или, если бы он выложил радиоперехват сразу, как получил, малайзийцы могли бы решить не лететь…

— Почему, по-вашему, этого не сделали?

— Я не знаю, чего они ждали. Конечно, Аваков — государственный человек, он мог думать, что это деза. Мол, они переговорами имитируют, что у них есть «Бук». Лучше пусть через день-два агентура СБУ сделает фото, посмотрит, куда этот «Бук» потащат…  А то перестрахуешься — деньги потеряешь: за пролет своего воздушного пространства Украина  в сумме получала по два миллиона евро в день.

— Должна ли понести наказание Украина, если эта версия подтвердится? Лежит ли на ней юридическая ответственность?

— Украина отвечает за безопасность полетов над своей территорией. Если выяснится личность человека (нескольких человек), которые сбили самолет, вина будет распределена между ними и теми, кто не закрыл воздушное пространство, соразмерно вине. Несколько родственников погибших уже предъявили иски к правительству Украины. Остальное покажет голландское расследование. Но, если история с Ан-26 действительно имела место, возникает куча вопросов к Украине. Ребята, вы там воюете или нет? Какое у вас, на хрен, АТО? Признайте, что у вас — война.

 

От редакции

Согласно установленным правилам, до тех пор, пока страна не «закрывает» свое небо для авиаперелетов и/или Международная организация гражданской авиации (ИКАО) (таким правом наделен и «Евроконтроль») не признает какое-либо воздушное пространство опасным для перелетов, решения принимают сами авиакомпании. Основания для изменения маршрутов международных линий должны быть вескими — ведь на лишний крюк тратятся огромные деньги. Как представляется, неопределенный статус АТО (антитеррористической операции) и не позволил многим авиакомпаниям убедить себя в необходимости дополнительных издержек. Если бы Киев признал события, происходящие в Донбассе, войной и известил бы все заинтересованные стороны о возможности применения систем ПВО, «боинг» бы долетел до места назначения.

Однако, несмотря ни на что, многие авиакомпании все-таки решили не рисковать жизнями своих пассажиров. British Airways, Air France, например, пускали свои воздушные суда в обход территории Украины. Таким образом, нельзя сбрасывать со счетов и ответственность за случившееся компании Malayasia Airlines. Тем более что о том, что Украина собирается закрывать небо над Донбассом, за несколько дней до катастрофы писали украинские СМИ.

 

Генерал Романенко: «Расчет «Бука» к тому моменту вошел в охотничий раж»

РИА Новости

Досье «Новой»

Игорь Романенко — генерал-лейтенант запаса, заместитель начальника генерального штаба ВС Украины (2006—2010), кандидат военных наук, доктор технических наук, профессор. Общий срок службы в ВС Украины и ВС СССР  составляет 40 лет. В вооруженных силах Украины — с 1991 года. Последние должности занимал в войсках ПВО и воздушных сил вооруженных сил Украины (существуют с 2004 года, созданы путем объединения ВВС и войск ПВО страны).

Бывший заместитель начальника генерального штаба ВС Украины — о том, что, согласно его данным, предшествовало уничтожению малайзийского «Боинга».

— У меня ситуация другая. На следующий день после случившегося я дал в Киеве часовое интервью группе журналистов, в том числе иностранных, BBC в частности. Результаты беседы несложно найти в интернете. Сразу сказал, что это был «Бук-М1», только-только заведенный в Донбасс из России. Вместе с ним — профессионалы. «Шахтерам-трактористам», то есть «ополченцам», сложную технику не освоить, долго надо учиться. А расчет «Бука» к тому моменту (когда попали в  пассажирский «Боинг». — О. М.) уже вошел в охотничий раж. Накануне сбили транспортный Ан-261 и Су-25 — штурмовик, который летчики называют «грачом» еще с чеченских войн. 

Потом мы с Наливайченко (глава СБУ. — О. М.) вместе находились на телеэфире. И наши стали меня додавливать: ну как же российские профессионалы не заметили, что самолет не военный? Мол, скажите, что специально сбили! Я отказываюсь: нет. По ряду причин, тяжелейших обстоятельств придерживаюсь следующей точки зрения: сделали непреднамеренно. Они не восприняли «Боинг» как гражданский самолет. Кстати, наша СБУ в лице Наливайченко говорит, что вообще хотели сбить российский самолет над Украиной. Понятно зачем? Во время войн в Чечне так в России дома взрывали. И теракты продолжались до тех пор, пока жители одного многоэтажного дома не вызвали милицию и не поймали фээсбэшников, мужчину и женщину, которые из «москвича», под видом мешков с сахаром, в подвал взрывчатку таскали2. Потом, конечно, власть выкрутилась. Объяснили, что проводили учения, как бороться с терроризмом, проверяли бдительность.

Ну а расчет «Бука» попал в ситуацию, конечно. «Бук», повторюсь, за три-четыре дня до того загнали в Донбасс, комплекс поставили в одной точке. Расчету надо привыкнуть к подстилающей поверхности вокруг, к местным предметам на экранах… А над ними пролетает масса гражданских самолетов по своим воздушным коридорам, на высотах в основном 8000—10 000 метров. И расчет, как охотники на птицу, себя ведет. Сидят, все занаряжено, развернуты в сторону, откуда должны появиться «утки», погода хорошая. Идеальные условия для работы! Ни помех, ни маневров, постоянное движение. Отметка  на экране от большой цели (типа «Боинга» или транспортного военного самолета) на жаргоне ракетчиков называется «лапоть». Расчет, к сожалению, не насторожило то обстоятельство, что  «лапоть» «Боинга» по сравнению с транспортным Ан-26 больше в два-три раза.

Время предполагаемого взлета этого транспортного самолета передал шпион. Но сигнал шпиона перехватили, взлет Ан-26 был отменен. Потому «Боинг» в воздухе расчет воспринял как не взлетевший Ан-26.

— Почему при такой опасной тенденции — военные самолеты и вертолеты  уничтожались  в небе все выше, и выше, и выше! — Украина полностью не закрыла воздушное пространство для гражданской авиации над зоной АТО? В том числе и для транзитных международных рейсов?

— Украина в неделю, предшествующую трагедии, действительно дважды поднимала порог эшелонов. Цели уничтожали сначала на 3500 метрах, потом добрались до 6000 метров, а за два дня до «Боинга» — до 9800. До роковой отметки всего 200 метров, и он («Боинг». — О. М.)3 как раз на ней шел. Выше 10 000 метров считалось безопасным. Потому что наша разведка… В общем, не до конца были уверены, что россияне в Донбассе испытывают и внедряют свои новые ПЗРК «Верба». Хотя, по предварительным разведданным, там находились комплексы, которые и на 10 000, и на 20 000 могли стрелять.

Мы обсуждали с ребятами-летчиками: либо надо совсем по земле стелиться, либо подниматься очень высоко. Выше 6000 метров, думали, не будет проблем. Но на  6000 сбили новым ПЗРК. А вот дальше, по Ан-26 и Су-25, не «Верба» работала, работал «Бук» с его возможностями.

Еще важный момент. Вопросы закрытия воздушного пространства решают не военные, а гражданская государственная организация — «Украэрорух». Их прерогатива.

Детали

- Сводка СНБО за 14 июля 2014 года: «Сегодня, приблизительно в 12.00, была утрачена связь с самолетом ВСУ Ан-26, выполнявшим задание относительно воздушно-транспортного обеспечения активной фазы АТО. Украинские военные сразу же начали поисково-спасательную операцию. Впоследствии члены экипажа вышли на связь. Министр обороны доложил президенту Украины о том, что, к счастью, экипажу удалось оставить подбитую машину и выпрыгнуть с парашютами. Выяснилось, что самолет был подбит на высоте 6500 метров. Ни один переносной зенитно-ракетный комплекс, который есть сегодня на вооружении у террористов, не может поразить самолет на этой высоте. То есть Ан-26 был поражен другим, более мощным оружием, которое было применено, вероятно, с территории Российской Федерации. Потому, исходя из оперативных данных, переданных летчиками, рассматриваются две версии: выстрел был сделан  из современного наземного ракетно-пушечного комплекса «Панцирь» или самонаводящейся ракетой Х-24 класса «воздух-воздух» с российского самолета, который мог быть поднят в воздух с аэродрома в Миллерово».

- В этот же день в украинских СМИ (в частности, РИА «Новости Украина») передавали со ссылкой на источники, что решением СНБО воздушное пространство над зоной АТО для пролета гражданских самолетов закрыто на всех эшелонах.

Впрочем, официальных данных на этот счет не сохранилось. Поэтому на данный момент утверждать, что подобное решение было принято, но почему-то не исполнено, невозможно. «Новая газета» продолжает прояснять этот вопрос. Как представляется, международная комиссия по расследованию обстоятельств крушения малайзийского «Боинга» 17 июля 2014 года, в свою очередь, непременно должна задать его украинской стороне.

Отдел расследований

— Потому что проходит АТО и военного положения в стране нет?

— Когда военные становятся первыми по закону, генштабу подчиняются все структуры. Нет разброда и шатания. И в данном районе один командир — старший военный. Не так, как в прошлом году со Славянском. Вооруженные силы окружили город, а небезызвестная СБУшная «Альфа» отказалась заходить, шум-гам устроили. Военные тогда не имели права отдать команду, которую беспрекословно должны выполнять остальные. Такое положение сохраняется до сих пор, к сожалению.

Понимаете, что значит на войне жаловаться? И кому — премьер-министру,  министру транспорта, потому что «Украэрорух» на них замыкается? На войне не жаловаться, а управлять надо! Ненормально, когда на официальном уровне идет разговор лишь о повышении степени координации между различными подразделениями! Только так: собраны люди, получен приказ, расписались, проиграны все возможные варианты — наступаем, отступаем, какие-то еще действия. Но правый фланг — мой. И если что-то сложится типа Иловайска или Дебальцева, придет военный прокурор, мальчишка-лейтенант с пистолетом в руке, который имеет право меня расстрелять за то, что правый фланг завален. Я обязан был его держать, костьми лечь. А если происходит по-другому, то платят за неуправляемый процесс сотнями и тысячами жизней военнослужащих. Да, страшные слова. Но они записаны в боевых уставах всех армий.

— Получается, ответственность за небо, в том числе над зоной АТО, делегировали гражданской государственной организации «Украэрорух»? Как в мирное время! А «Украэроруху» дорог в плане прибыли каждый рейс, тем более международный транзитный?

— Конечно, прибыль — важный момент, государству недостает средств, в том числе и на армию. В нынешнем году, говорят критики, у минобороны супербольшой бюджет, которого не выдержит страна. Вот смотрите: в 2013 году бюджет министерства — 16 миллиардов гривен, а доллар — 8 гривен, то есть 2 миллиарда долларов получается. Сейчас бюджет — 45 миллиардов, с учетом курса доллара — те же 2 миллиарда. Но два года назад в вооруженных силах Украины служили 180 тысяч человек, а сегодня — 250 тысяч. И прежняя сумма распределяется на них. Уже хватает шлемов, их по-старому касками называют, худо-бедно бронежилетами обеспечены. Ну а нормы одежды? А питание? А другие позиции? Ничего не закрыто, поскольку старые бюджетные подходы. Что касается «Украэроруха»… Он только при военном положении становится четко подчиненным командованию военно-воздушных сил и генштабу. Хотя нельзя сказать, что «Украэрорух» раньше ничего не предпринимал, не реагировал. На 9800 метрах эшелон закрыли, а на 200 метров выше не закрыли. Вот туда как раз  ударили.

— Структура «Украэроруха» по-прежнему работает автономно?

— Ну чтобы быть до конца честным… На военных стационарных пунктах управления есть рабочие места «Украэроруха», на мобильных, вновь созданных в районе АТО, они только оборудуются. Но управляют техникой не военные, а специалисты «Украэроруха». О чем еще надо сказать — об  аналогии с ситуацией, которую мы пережили с Ту-154 в 2001 году. Помните?

— Украинская ракета попала в самолет во время учений ПВО, погибли граждане Израиля и России.

— И тогда, и теперь в зоне ответственности Украины за воздушное пространство  потерпели авиакатастрофы гражданские иностранные самолеты. Украина не признала вину за уничтожение самолета над Черным морем. Однако выплатила  компенсацию семьям погибших. Здесь, над Донбассом, самолет сбит не нами, но над нашим государством. Вина есть. И в суд уже подали и на Украину, и на президента Порошенко. Не в состоянии обеспечить безопасность полетов, так и скажите: «Не можем». Объясните причину. Пусть каждая из авиалиний принимает самостоятельное решение. Либо экономят деньги и летают опасно, либо летят в обход Украины и платят намного больше.

— Сейчас над зоной АТО закрыты все эшелоны?

От редакции

Таким образом, очевидно, что Украина имела все основания закрыть «небо» над Донбассом на всех эшелонах за три дня до трагедии, но по каким-то причинам этого сделано не было.

Теперь остается прояснить главное: чья была установка «Бук», откуда она появилась в зоне боевых действий, чья была ракета, сбившая «Боинг», и кто, собственно, все это сделал. «Новая» продолжает свое расследование и призывает все заинтересованные стороны, а также тех, кто обладает какой-либо информацией, в этом помочь. Мы официально обращаемся в СНБО и СБУ Украины с просьбой предоставить нам имеющиеся в их распоряжении сведения, обязуясь опубликовать их без изъятий и правки. Такую же просьбу мы адресуем Министерству обороны РФ и ФСБ. Если же представители самопровозглашенных «ДНР» и «ЛНР» также посчитают необходимым представить какие-либо факты, подкрепленные доказательствами, — мы дадим им эту возможность.

—  Да, сразу все международные перевозчики отказались. Украина много потеряла. Если бы не летали над Донбассом, а через другую часть страны летали, для нас это  было бы чрезвычайно важно и с политической точки зрения, и с транспортной, не говоря уже о финансах.

— Вы упомянули о том, что «Бук» вместе с расчетом специально завели в Донбасс. Откуда?

—  В Донецке дислоцировался полк «Буков». За несколько месяцев мы сумели оттуда все вывезти. Остались лишь комплексы, для которых Кургинян специально две бригады вызвал, чтоб восстановили4. Но  ничего не получилось. Помучились недельку и сказали: «Нет». Им достались «скелеты», годные разве что на металлолом. Мы ведь как ремонты делали? Есть десять «Буков», два разбираем на запчасти и комплектуем восемь — такая боеготовность…

Есть высокая вероятность того, что на том самом зенитно-ракетном комплексе «Бук-М1» из России задействовали бывших наших военнослужащих из Евпаторийского зенитного ракетного полка, оснащенного также комплексом «Бук-М1». Когда наши войска выходили из Крыма, россияне оставили себе, конечно, лучшую технику. И группу украинских контрактников-коллаборационистов тоже подгребли, чтобы не тратить время на обучение «ополченцев». Отправили их в Донбасс, в район, откуда впоследствии произвели выстрел по «Боингу». Не знаю, может, кто-то и сопротивлялся… Забыл фамилию офицера из Евпатории, о котором, когда вернулся, его же сослуживцы отзывались: «Неадекватен». Наверное, так или иначе, участвовал в совершившемся преступлении. Он, скорее всего, сошел с ума5.


А в это время

Деньги просто капали с неба

Государственное предприятие «Украэрорух» было создано в 1992 году для организации аэронавигационного обслуживания воздушного движения и обеспечения безопасности полетов в зоне ответственности Украины. Компания — гиперприбыльный монополист на рынке. Лето прошлого года началось для «Украэроруха» с жары.

5 июня 2014 года и.о. главы администрации президента Украины Сергей Пашинский  (должность, которую народный депутат Пашинский занимал на тот момент. — О. М.) обвинил генерального директора предприятия Юрия Чередниченко в государственной измене. И потребовал от правоохранительных органов срочного ареста гендиректора. Накануне, 26 мая, министерство инфраструктуры, в чьем ведении находится «Украэрорух», сообщило: Юрий Чередниченко отстранен от работы с формулировкой «на время проверки хозяйственной деятельности предприятия». Но, по мнению Пашинского, вина руководителя выглядела куда  серьезней.

 В стране, невзирая на АТО в двух  восточных областях, состоялись выборы президента. Избирательные участки открылись и на подконтрольных Украине территориях Донбасса. Однако в день голосования в Донецке, еще не захваченном сепаратистами и боевиками Стрелкова, террористы совершили в районе аэропорта  нападение на несколько машин, в которых перевозили бюллетени.

— Пан Чередниченко — ставленник «семьи» (экс-президента Януковича. О. М.), человек, который полностью погряз в коррупции. Нам надо было обеспечить перевозку, теперь я уже могу сказать, бюллетеней в Донецкий аэропорт. СБУ возбудила за государственную измену Чередниченко уголовное дело. Он «слил» информацию, на каком самолете и когда бюллетени будут в Донецком аэропорту, — заявил Пашинский на брифинге. Слова и.о. главы администрации президента  объясняли и оправдывали  действия силовиков, заблокировавших центральный офис «Украэроруха» в Борисполе и его Киевский районный диспетчерский центр.

Зато пресс-секретарь предприятия Наталья Литвиненко рассказала журналистам другую историю. Коллектив, не согласный с отстранением Юрия Чередниченко и назначением другого руководителя, сразу после приказа министра начал  протестную акцию. Переговоры успокоения не принесли. Утром 4 июня несколько десятков людей в камуфляже, с нашивками батальона «Киев-1», в балаклавах, с автоматами ворвались в офис, положили на землю службу безопасности предприятия и «посадили в кресло» Сергея Здоровца. «Устроили рейдерский захват, — объяснили в пресс-службе. — Но наши работники выдворили их из здания». 

Господин Здоровец уже занимал пост и.о. гендиректора «Украэроруха» в 2009—2010 годах. Тогда же, в свою очередь, он  жаловался на рейдеров — депутатов от Партии регионов, в сопровождении «просто крепких ребят» пытавшихся занять кабинет, чтобы вернуть прежнего гендиректора. Прежним выступал Юрий Чередниченко…

19 июня 2014 года была предложена в качестве исполняющего обязанности главы предприятия новая, компромиссная кандидатура — Дмитрия Бабейчука, кадрового сотрудника компании, руководителя департамента, в прошлом авиадиспетчера. Но турбулентность в коллективе не прошла. Люди продолжали нервничать, требуя возвращения отставленного шефа. По сюжетам телеканалов и публикациям в украинских СМИ несложно проследить, как работали команды лоббистов.  «Причина смены руководителя вполне понятна — деньги, которые просто капают с неба. Это уникальное предприятие дает большую прибыль. Миллионы долларов как для самого предприятия, так и для казны», — объяснял депутат Бориспольского горсовета Ярослав Годунок. В конфликт включились депутаты Рады, члены правительства, другие чиновники высокого ранга.

Напомню контекст: в это время на Донбассе шли активные боевые действия с  участием авиации. В воздушном пространстве, в том числе и над зоной АТО, выполняли рейсы гражданские самолеты.

Интервью с Юрием Чередниченко информационное агентство УНИАН разместило 2 июля 2014 года. Отставной шеф «Украэроруха» рассказал, как события на востоке Украины повлияли на работу компании: «Аэродромно-диспетчерскую вышку в Донецке просто расстреляли. Мы были вынуждены вывезти людей, но тем не менее воздушное пространство над востоком Украины контролируется. Мы вовремя перевели контроль из Луганска в Харьков, а из Донецка — в Днепропетровск. Наш локатор в Артемовске  (Донецкая область)  был расстрелян из гранатомета. Но благодаря тому, что мы строили систему, придавая большое значение резервированию и взаимозаменяемости, продолжаем обеспечивать аэронавигацию в этом районе».

«Диспетчеров «Украэроруха» обвинили в утечке информации после того, как боевики сбили самолет Ил-76. Могло ли такое произойти?» — поинтересовался корреспондент. (И.о. министра обороны Михаил Коваль, сейчас замглавы СНБО, не исключал предательства со стороны диспетчеров полета: украинский военный самолет с десантниками на борту расстреляли ракетами 14 июня, при заходе на аэродром в Луганске. О. М.) «В Донецком и Луганском регионе пространство закрыто до 6000 метров в связи с проведением АТО, — ответил Чередниченко. — У нас там даже нет диспетчеров. Самолеты, которые шли в район проведения АТО, летели в режиме аэромолчания, то есть диспетчеры ими даже не управляли».

В конце разговора Юрий Чередниченко подчеркнул: имеет официальный ответ генпрокуратуры — никаких подозрений относительно него нет.

Корреспондентом «Новой газеты» в Киеве отправлен информационный запрос в СБУ с просьбой подтвердить либо опровергнуть наличие уголовного дела за государственную измену, возбужденного против экс-генерального директора «Украэроруха» год назад. 

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera