Мнения

Следствие идет «параллейно Шоссу Интузиастов»

Почему нельзя закрыть самое дурацкое дело, какое только видела «Русь Сидящая»

Этот материал вышел в № 62 от 17 июня 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга Романоваэксперт по зонам, ведущая рубрики

Почему нельзя закрыть самое дурацкое дело, какое только видела «Русь Сидящая»

Красивое русское слово «посад» означает населенную местность за пределами кремля или детинца, и старинных городов с добавлением «посад» у нас много: Павловский Посад, Мариинский Посад, Матрёнин Посад, Сергиев Посад…

Город Сергиев Посад, где Лавра и резиденция патриарха, ну уж и вовсе всем известен, особенно если ты подмосковный следователь. А вот теперь представьте, что следователь берет паспорт свидетеля, потом другого, потом понятых, смотрит в эти паспорта и записывает в бумагу: «место регистрации — Сергиев Пассат». А преступление произошло как раз «в Сергиево-Пассатском районе». «Пассат» — это автомобиль системы «Фольксваген», а Посад — русский город. Но можно ли себе представить, что следователь действительно видел паспорта жителей Сергиева Посада и окрестностей? Или что он знает о существовании Сергиева Посада?

Это было бы ужасно смешно, если б речь не шла об уголовном деле. Эти свидетели и эти понятые (понятые, впрочем, прописаны в несуществующих местах и поименованы несуществующими фамилиями) обвиняют парня в разбойном нападении. У его адвоката в руках стопроцентное алиби его подзащитного, который был в это время в другой стране: вот совершенные лично им банковские операции, вот проездные документы, а вот справка из МВД другой страны: да, был у нас. Знаете, сколько длится расследование этого дела? Это наш рекорд — с 2008 года. Парень все это время под подпиской о невыезде, периодически его закрывают в тюрьму, потом выпускают, и так без конца. Приговора не было.

Впрочем, эпизода с загадочным русским городом Пассатом оказалось недостаточно. Второй начал развиваться «параллейно» (так написано в материалах уголовного дела). Нет, все же процитирую до конца: «параллейно Шоссу Интузиастов» в Москве наш герой совершил еще одно преступление, вот у нас есть даже паспорт свидетеля, который живет на Шоссе Интузиастов. И «интузиасты» видели, как он украл еще две с половиной тысячи велосипедов. Так и хочется добавить: сел на них и скрылся в неизвестном направлении.

Про обвиняемого Игоря Луконина я писала в «Новой»: сахалинский рыбак, хороший парень, семья в Череповце, и вот он давным-давно, на свою голову, проезжал после путины по разным своим делам по Подмосковью. Ну и все, попал. С тех пор он здесь под подпиской, потому что обвиняется во многих грехах: и велосипеды украл, и еще что-то там грабанул.

Из-за чего все это на него свалилось? Да не из-за чего, обычные семейные дела, к которым Игорь Луконин к тому же никакого отношения не имеет. Брат и сестра делят дом и землю. Сестра проживает в гражданском браке с милицейским осведомителем, он и двигает эту историю, обвиняя брата своей жены в дурацком хищении велосипедов, — ему нужно убрать его из дома, а заодно списать на хищение собственное фактическое банкротство, ибо компании, имеющие к нему отношение, много уже кому должны. А Игорь с ними всеми знаком и взят для утяжеления обвинения: «по предварительному сговору, группой лиц…» Это квалифицирующий признак — группа, дело известное и надежное.

За то время, что Игорь обретается в Подмосковье, вырос без отца сын, умерла мама Игоря — его не отпустили на похороны, семья не может к нему приехать, потому что парализовало тетку, надо ухаживать. Хотя и хорошее тоже случилось — как самое хорошее, что бывает в нашей жизни: ту статью в «Новой» прочитала Ирина Ясина, известный общественный деятель и вообще подвижница. Она привела в «Русь Сидящую», которая этим делом занимается, адвоката Веру Гончарову. И Вера занялась этим делом так, как дай-то всем адвокатам заниматься. Столько всего она раскопала, что ни в сказке сказать… И подписи одного и того же свидетеля на разных листах одного и того же тома разные, и понятых не существует, и упомянутых юридических лиц нет в природе, и вещдоки куда-то делись, и страницы уголовного дела, которые были откопированы несколько лет назад, не соответствуют тому, что там есть сейчас, и много еще чего — это помимо процессуальных нарушений и алиби у подзащитного Игоря Луконина.

Вот Вера Гончарова пишет генпрокурору Юрию Чайке: «Убедительно прошу Вас вмешаться и взять под контроль Генеральной прокуратуры невероятное по масштабам фальсификаций и халатного отношения к производству предварительного следствия уголовное дело № 68285». И с ней нельзя не согласиться — мы в «Руси Сидящей» тоже видали виды, но вот это дело просто невероятное.

Конечно, давно бы надо дело закрыть — но как тогда оправдать весь этот коллектив следователей и прокуроров, которые с 2008 года получают зарплату, что-то там расследуют в городе Пассате «параллейно Шоссу Интузиастов», опрашивают несуществующих людей, покрывая грехи предыдущей партии коллег? Это ж сколько сил и денег государственных истрачено, нельзя же теперь все просто взять и отменить. Получается, что тогда надо дело открывать по фальсификации доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности (ст. 303 УК РФ). А это, между прочим, до семи лет на душу следственного населения.

Круг замыкается, и что со всем этим делать — непонятно. Впрочем, Игорь — сахалинский рыбак с очень крепкой психикой — уже определил для себя, что он будет делать. Нет-нет, никакого вреда другим он наносить не собирается. Но то, что он собирается сделать, мы знаем, знает и семья. И это, конечно, чудовищный груз: знать о намерениях и не иметь права о них говорить. Дорогие товарищи следователи, прокуроры и судьи: а вот в этот безумный раз — нельзя ли попробовать по-честному, по совести? Груз-то в итоге это ваш. С 2008 года ваш — не берите на душу лишнего греха, вам и так хватает.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera