Мнения

Еще одна буржуазная лженаука

Ирина Соболева — о скандале вокруг отмены лекции в Парке им. Горького

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 64 от 22 июня 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ирина Соболеваполитолог, Колумбийский университет (США)

Ирина Соболева — о скандале вокруг отмены лекции в Парке им. Горького

Недавно по сети разошелся фейк: «первый русский ноутбук», весом 10 кг и ценой от 150 тыс. руб. Подделку с жаром начали опровергать защитники российской промышленности, подчеркивающие, что микропроцессоры серии «Эльбрус» производства компании МЦСТ в некоторых очень особенных характеристиках вполне могут составить конкуренцию мировым аналогам, особенно если их поддержать государственным заказом. В мире, где продвижением продаж занимаются транснациональные корпорации с HR в Брюсселе, маркетингом в Нью-Йорке и сборкой в Малайзии, патерналистские меры действительно полезны, но лишь в том случае, если представляемые российским производителем продукты действительно не уступают конкурентам в честной борьбе.

Мало кто напрямую связывает печальные достижения российской компьютерной индустрии с заметками 1950-х гг., объясняющими строителям коммунизма опасность одной буржуазной лженауки. «Так называемая «кибернетика»», писал Лауреат Сталинской премии инженер К. Гладков в 1952 году, занята тем, чтобы «чтобы маскировать неудачи создателей «думающих» машин, выдавать желаемое за действительное, спекулировать на фактических достижениях современной техники для самой разнузданной и лживой империалистической пропаганды».

Сегодня новой буржуазной лженаукой становится политология. Очевидно, что только лживая империалистическая пропаганда способна ставить вопросы о качестве государственного управления, массовых протестах и факторах демократизации в качестве научной проблемы. Именно эти вопросы я решила рассмотреть в своей публичной лекции в Парке им. Горького.

Пока я волновалась о том, что лекция получится слишком скучной и наукообразной для широкой аудитории, администрация парка решила мою проблему и отменила лекцию совсем, сочтя ее политизированной.

Лекцию перенесли было в один из университетов и снова отменили, мой телефон и Facebook забросали вопросами о том, чего я добиваюсь и что хочу сказать, и во всей этой суете было упущено, наверное, главное: возможность ставить и решать научные вопросы.

Позволяя политической повестке (меняющейся, как известно, довольно стремительно) задавать вектор развития науки, мы не просто мешаем процессу нормального развития дисциплин.

Тому, что в 2015 году мало кто сразу понимает, что «русский ноутбук весом 10 кг.» — это шутка, мы частично обязаны и нездоровым вниманием государства к новым научным направлениям в 20 веке.

Политология — это наука, которая имеет едва ли не большую общественную важность, чем генетика и кибернетика, поскольку от эффективного управления общественным благом зависит долгосрочное выживание государства. Настоящие политологи не пишут публицистических заметок о судьбах страны и не агитируют массы с трибун. Этим занимаются политики. Увидеть разницу довольно просто: ученый никогда не утверждает что-то со стопроцентной уверенностью и предоставляет исчерпывающую информацию об эмпирических данных, используемых в работе. Политика занимается приданием факту ценности («Демократия – хорошо», «Сильная рука — хорошо», «Неравенство опасно»).  Наука отделяет ценности от фактов.

Например, пресловутая «западная политология» далеко не всегда радует политических сторонников демократии эмпирическим подтверждением ее превосходства над авторитаризмом, а либерализма или левой мысли — над консерватизмом. Скорее, она способна определить, в каких условиях наиболее эффективно внедрение жесткой административной иерархии, а какие общества, напротив, нуждаются в максимальном делегировании полномочий бюрократов.

У политологов вырабатывается профессиональная прививка от идеологий — мы рассматриваем их как социальные конструкты, а не реальные «вещи», за которые имеет смысл проливать кровь.

Страстные политические активисты могут обвинить нас в прагматизме и цинизме — и будут правы, но именно отстраненность от контекста позволяет ученым видеть более широкую картину.

Средневековый страх перед острыми вопросами сейчас кажется частью «нормального» общественного консенсуса. Но этот самый консенсус меняется крайне и крайне быстро, а сильные политологические школы, увы, формируются годами. Если в 2030 году российские граждане будут голосовать в кабинках за мертвые души, а не выбирать глав ТСЖ в личных электронных кабинетах, полномочия регионов будут выбиваться ими в подковерной борьбе, а судебная система будет практически парализована, стоит вспомнить про «новый русский ноутбук» и поблагодарить тех, кто так старательно расширял список лженаук за счет политологии. Если они к тому моменту не переедут туда, откуда западный ветер приносит лживые империалистические инсинуации о протестах, режимах и качестве власти.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera