Сюжеты

Ну и за что сидел?

Первое УДО в «болотном деле»: отсидев три года, Степан Зимин вышел на свободу

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 65 от 24 июня 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Екатерина Фоминакорреспондент

Первое УДО в «болотном деле»: отсидев три года, Степан Зимин вышел на свободу

Фото Евгения Фельдмана

В понедельник из Тулы пришла удивительная новость — Тульский областной суд удовлетворил апелляционную жалобу Степана Зимина и освободил его из колонии. Степа в общей сложности отсидел три года, срок у него заканчивался в этом декабре. В марте Зимину в УДО отказали: в личном деле нашелся липовый рапорт рядового сотрудника колонии — о «склонности к нападениям на работников колонии». Откуда он взялся, не поняли ни Степан, ни его адвокат, ни областной суд во время рассмотрения апелляции.

За то время, что Степа провел в колонии, все уже забыли, за что он сидел. Я напомню.

Степа сидел три года за сломанную фалангу указательного пальца бойца ОМОНа Дениса Куватова. Сухим судебным языком: Степан Зимин «прицельно бросил не менее трех раз куски асфальтового покрытия, выломанные в ходе массовых беспорядков с проезжей части. Один из трех кусков асфальтового покрытия размером 15 на 15 сантиметров <…> попал в кисть правой руки стоявшего в оцеплении <…> сержанта полиции Куватова. В результате попадания Куватову была причинена физическая боль в месте удара».

У потерпевшего Куватова, как и у многих других омоновцев, пострадавших в тот день, благодаря «болотному делу» проявилось удивительное свойство памяти. На первых допросах сразу после митинга он не говорил ничего конкретного: будто бы в его сторону камни кидала группа лиц в черных масках, конкретных персонажей он не вспомнил. Через месяц случилось просветление. Камень, оказывается, кинул «молодой человек ростом выше среднего». На очной ставке Куватов опознал Зимина «по чертам лица».

В суде Куватов оговорился, что в СК ему еще до этой процедуры показали фотографию Степана. Во время допроса ответы Куватов читал с экрана телефона: вероятно, получал от кого-то сообщения. Судья даже попросила его убрать телефон. На вопрос, как с такой травмой Куватов задерживал Зимина, он, помолчав, ответил: «Схватил остальными пальцами».

Экспертиза (она исследовалась в суде), рассмотрев рентгены и медицинские справки, однозначно установила: палец Куватова травмировался не из-за удара, а от скручивания. Один из коллег Куватова даже вспомнил: палец тому защемили, когда сдвигали металлические рамки.

Почему еще двое омоновцев (Кувшинников и Литвинов) были признаны потерпевшими от Зимина — непонятно. Да они и сами не поняли. «Я хочу сказать, что претензий к этим подсудимым у меня нет, и ранка на руке у меня была небольшая, я бы и потерпевшим не стал, если бы на следующий день нас не повезли в поликлинику. Но мне было очень тяжело находиться там морально, правда — это было очень тяжело!» — нервничал тогда на заседании Литвинов и даже попросил снять с себя этот неловкий статус «потерпевшего». Судья не разрешила.

В деле Зимина было единственное «доказательство»: видео, на котором Степу уже задержали. Причем это происходило по времени раньше того, как Куватов испытал «физическую боль» (согласно показаниям).

Степа учился на востоковеда в РГГУ и мечтал стать переводчиком с арабского. Незадолго до ареста у него умерла мама. На Степе повисла ипотека. Степины проблемы взвалила на свои плечи его девушка Саша — маленькая, улыбающаяся и смелая. Они вместе занимались танцами, там и познакомились. Планировали летом 2012-го поехать в Волгоград, откуда Степа родом, пожить в палатках, отдохнуть. Но ничего не вышло — Степу арестовали после митинга на Болотной, одним из первых.

Когда все произошло, появился брат Степы, с которым они долго не общались. И главное — появились люди, которые за пару недель собрали 170 тыс. рублей, чтобы покрыть долги за ипотеку. А кота из опустевшей квартиры забрал Сергей Власов — на тот момент координатор «Росузника». Проект «Росузник» закрылся, кот давно убежал.

Когда проводили обыск дома, изъяли бутылку с растворителем краски и дневник с личными записями и стихотворениями. Тут же отчитались: изъят «коктейль Молотова». Не постеснялись процитировать на сайте СК личные записи Степы.

Суд признал Степу, как и всех остальных фигурантов дела, виновным в участии в «массовых беспорядках» и применении насилия в отношении представителя власти. Три года и шесть месяцев.

…Вспоминать, как тянулся процесс в разных залах московских судов — душных, тесных; как заседания назначали каждый день, и ребята не высыпались, не могли физически подготовиться к заседаниям, — будут уже в Европейском суде по правам человека. Жалоба фигурантов «болотного дела» уже в Страсбурге, ее рассмотрят в приоритетном порядке.

Степа уже дома. Отсыпается.

Семь человек, которых так же нелепо осудили, — в колониях, сроки еще не вышли. И их имена я тоже хочу напомнить: Алексей Полихович, Андрей Барабанов, Денис Луцкевич, Сергей Кривов, Илья Гущин, Александр Марголин, Алексей Гаскаров, Дмитрий Ишевский. Под домашним арестом — последний фигурант дела Иван Непомнящих, его задержали через два с половиной года после митинга, когда казалось, что «болотное дело» больше никого уже не сожрет. Непомнящих читает материалы дела и готовится к суду.

P.S. Я позвонила пострадавшему омоновцу Денису Куватову. В его жизни таких кардинальных перемен, как у Степы, не произошло. Он по-прежнему работает в ОМОНе, боевые ранения не напоминают о себе, и, по его словам, в жизни «все отлично».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera