Сюжеты

Вооруженные скрепы

Братья по разуму: НАТО пытается сплотить Европу, используя новые воинские формирования как ответ на угрозу с Востока. А Кремль сплачивает Россию против Запада

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 67 от 29 июня 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Павел ФельгенгауэрОбозреватель «Новой»

 

Братья по разуму: НАТО пытается сплотить Европу, используя новые воинские формирования как ответ на угрозу с Востока. А Кремль сплачивает Россию против Запада

В Брюсселе генсек НАТО Йенс Столтенберг заявляет: «Мы не дадим втянуть себя в гонку вооружений». Из Москвы вторит Владимир Путин, мол, и мы не будем втягиваться, но звучит это как-то неубедительно. В Санкт-Петербурге президент утверждал, что Россия неагрессивна, «а любые спорные вопросы мы стремимся решить исключительно политическими средствами, с уважением относимся к международному праву и интересам других стран», а массовые закупки нового ядерного оружия — «это залог суверенитета и территориальной целостности, гарантия мирной и спокойной жизни миллионов сограждан». За границей подобные сентенции воспринимают, примерно как 30 лет назад лозунг: «СССР — оплот мира».

Шутки определенно кончились, противостояние с Западом, начавшееся в марте 2014-го, все более милитаризируется. На днях в Брюсселе на съезде министров обороны НАТО были утверждены меры по развитию и ускорению развертывания оборонительных структур «на восточном фланге Альянса» — от Балтийского до Черного моря. Генсек Столтенберг ответил на вопрос «Новой газеты» о возможности возобновления диалога с Москвой, что он (диалог) не прерывался, но для успеха «нужно уважать нерушимость государственных границ», а Россия — «совершила акт агрессии и дестабилизирует Восточную Украину». Посему НАТО будет строить твердокаменную оборону и проводить на «восточном фланге» все больше маневров, при этом заранее оповещая Москву и приглашая российских военных наблюдателей. А вот российские внезапные проверки боеготовности, пожаловался Столтенберг, происходят внезапно, непредсказуемо, «непрозрачно» и создают угрозу.

Новый министр обороны США Эчштон Картер уверен в том, что противостояние с РФ в значительной степени является военно-политическим и меры противодействия (сдерживания) следует принимать смешанные: экономические, политические и военные. В рамках принятой в сентябре на саммите стран НАТО в Уэльсе общей стратегии Картер ускорил и усилил именно военно-технические действия. В частности, высокопоставленный источник в Пентагоне утверждает, что планы ускоренно развернуть в Европе новые ударные ядерные ракеты и нацелить их на стратегические цели в европейской России вполне реальны. Вашингтон обвиняет Москву в том, что она нарушает договор о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД), разработав оперативно-тактический комплекс «Искандер-К» с крылатыми ракетами наземного базирования большой дальности. Россия все отрицает и винит США в нарушении РСМД.

Советское военно-политическое руководство подписало РСМД в 1987-м и согласилось ликвидировать несколько классов ядерных ракет, в том числе высокоэффективные и современные комплексы «Пионер», потому что американские баллистические двухступенчатые «Першинг-2» из Германии могли накрыть район Москвы через несколько минут после старта, и времени спастись — улететь на вертолете — у начальства не было. Эта ситуация может повториться, нашим начальникам могут приставить дуло к голове, хотя пока официально США требуют от РФ обязательного соблюдения РСМД («хотим сохранить договор»).

Лет тридцать назад лучшие американские бронетанковые дивизии стояли в ФРГ в полной боевой готовности. Осенью 1990 года эти дивизии перебросили в Персидский залив выгонять армию Саддама Хусейна из Кувейта. В объединенную Германию они уже не вернулись: советская угроза испарилась, и войска частично расформировали прямо в Аравии или отправили домой за океан. Американские войска в Европе сократились с более 330 тысяч в 80-е до 65 тысяч, сегодня и боевых частей осталось немного. На днях Картер объявил о том, что полный набор тяжелого вооружения и техники бронетанковой американской бригады на 5 тысяч человек будет переброшен из США в Европу.

Сказано — сделано. В Брюсселе Картер сообщил, что 2/3 бригады уже в Европе, а последний батальон прибудет вскоре. Вооружение бригады разместят в нескольких странах «восточного фланга», и оно не будет простаивать в ангарах. Картер заявил в Брюсселе, что солдаты разных соединений будут посменно прилетать на «восточный фланг» проводить интенсивные учения с местными силами. Такая ротация должна обеспечить постоянную боеготовность американского передового контингента, операционную гибкость, мобильность, что, по словам Картера, эффективнее традиционной постоянной дислокации. Больше войск пройдет обучение и подготовку в условиях «восточного фланга», и они будут лучше готовы противостоять «продолжающейся русской агрессии».

Читайте также:

На острие. Как НАТО готовится к обороне восточных рубежей

Такое вахтовое передовое размещение американских бронетанковых сил позволяет формально обойти положение Основополагающего акта Россия — НАТО 1997 года, в котором Запад обещал не размещать вблизи российских границ «значительные силы на постоянной основе». Впрочем, Основополагающий акт — не договор, а заведомо туманная политическая декларация, в которой нет, например, юридически-обязывающего определения, что такое: «значительные силы».

В сентябре на саммите НАТО было решено значительно расширить до корпуса (40 тысяч в мирное время) союзные европейские силы быстрого реагирования (NATO Response Force или NRF). В составе NRF создаются силы особо быстрого развертывания, или «острие копья» (Spearhead Force), которые натовские бюрократы, подумав, назвали VJTF или Very High Readiness Joint Task Force — «очень высокой готовности объединенные оперативные силы». В штаб-квартире НАТО начальники откровенно плюются, выговаривая «V-J-T-F», и обещают найти акроним поблагозвучнее. Уже сегодня VJTF развернуты по ускоренному и сокращенному варианту на две тысячи бойцов (немцы, голландцы, норвежцы). С 1 января 2016-го испанская бригада составит основу полноценных VJTF на пять тысяч. Семь крупных европейских стран НАТО — Франция, Германия, Британия, Италия, Испания, Турция и Польша — согласились составить основу VJTF на ближайшие семь лет на условиях ротации по году каждая.

NRF в полном составе может собрать союзные контингенты и выдвинуться на театр военных действий (на «восточный фланг») за несколько недель. VJTF будет состоять из сухопутной пятибатальонной бригады плюс приданные силы ВВС, ВМФ и спецназ. Основные силы VJTF должны выдвигаться на фронт через 48 часов после приказа или раньше, но с этим возникли объективные трудности, которых не было во времена «холодной войны». НАТО расширилось, число войск сократилось, и лучшие европейские армии остались на Западе Европы — далеко от «восточного фланга». Во времена «холодной войны» европейские армии готовились к оборонительным боям — отражать запланированный советским Генштабом танковый прорыв к Ла-Маншу. Логистические возможности по ускоренному выдвижению на дальние расстояния у европейцев традиционно недостаточны.

Решение проблемы нашли в Пентагоне: Картер объявил, что американцы усилят европейскую VJTF транспортной, боевой, заправочной авиацией и боевыми вертолетами, беспилотниками и спецназом, современными средствами управления, разведки и целеуказания.

Для решения логистических проблем будет создан специальный общеевропейский логистический штаб, или единая служба тыла по-нашему, чего в НАТО раньше не было — считалось, что каждая страна будет сама снабжать и обеспечивать своих бойцов, что имело смысл по ходу «холодной войны», но не сейчас. Также нужно, говорят натовские начальники, как-то решать бюрократические проблемы транзита многонациональных сил через чересполосицу европейских границ и по возможности договориться о проходах через нейтральные страны вроде Швейцарии, Австрии, Швеции и Финляндии.

До конца года должны быть развернуты шесть небольших постоянных штабов в Эстонии, Латвии, Литве, Польше, Румынии и Болгарии на 40—50 офицеров. Вначале предполагалось, что они должны координировать действия прибывающих на «восточный фланг» (или фронт) военных контингентов из разных стран. Теперь, утверждают в штаб-квартире НАТО, этим штабам поручат решать логистические и организационные задачи прибывающих и убывающих контингентов, а боевое управление останется в руках верховного командующего сил НАТО в Европе (Supreme Allied Commander, Europe — SACEUR) — американского генерала, который одновременно — командующий войск США в Европе (штаб в Монсе, Бельгия).

Американцы охотно берутся командовать иностранными союзными контингентами, но избегают сами оказываться в чужом подчинении. Многие в США полагают, что отдавать американских солдат под чужое командование антиконституционно. Потому американские военные структуры в Европе существуют рядом, но как бы отдельно от союзников по НАТО.

Сейчас в Брюсселе было принято единогласное решение дать SACEUR дополнительную власть самостоятельно отдавать приказы к началу мероприятий по подготовке ускоренной переброски сил VJTF и NRF на «восточный фланг» (поднимать войска по тревоге и повышать уровень боеготовности) без политического решения совета стран НАТО, если американское командование решит, что угроза с востока нарастает. Смысл в том, объясняют в НАТО, что кризис, скажем, в районах Прибалтики с преимущественно русским (русскоязычным) населением может начаться стремительно, как в Крыму в прошлом году, на фоне очередной массированной внезапной проверки боеготовности российских вооруженных сил. Правительства и парламенты 28 стран НАТО могут завозиться, раздумывая, что делать. Но SACEUR тем временем сам отдаст приказы изготовиться к броску, и когда разномастные и несобранные политики, наконец, родят решение, войска смогут двинуться без секунды промедления.

Это опасное решение: в Москве, несомненно, «увидят» процесс резкого усиления готовности вероятного противника и могут решить нанести удар на упреждение, который, конечно, тоже не останется без ответа. Так конечная судьба континента и мира в целом может быть решена не политиками и дипломатами, а американскими и российскими генералами фактически самостоятельно.

Читайте также:

Ну а вдруг? Павел Фельгенгауэр — о том, чем опасны постоянные внезапные учения Минобороны РФ

Понятно, что подобных «крайних» сценариев никто не ищет. В Вашингтоне и в Брюсселе принято решение развернуть на «восточном фланге» гибкую и дееспособную оборону, которая будет опираться на подавляющее западное морское и воздушное превосходство. Построить такую оборону можно года за два, но время есть, полагают в западных военно-политических структурах: Россия основательно и, похоже, надолго завязла в дорогостоящих и трудноразрешимых украинских делах. Картер обещал Украине «солидарность» и она, несомненно, будет тем больше, чем увереннее украинцы на практике докажут волю и способность к упорному сопротивлению.

Через пару лет VJTF и NRF должны в целом достигнуть запланированной численности и боеготовности, если, конечно, дальнейшее нарастание конфликта с РФ не заставит союзников дополнительно расширить свои боевые возможности. Каждый год списочный состав VJTF будет полностью меняться, но части, отслужившие свой срок, будут еще год поддерживать сравнительно высокий уровень готовности. В штабе НАТО планируют в случае нужды сравнительно быстро (дней в 10-14) развернуть VJTF из бригады в дивизию трехбригадного состава численностью в 15 тысяч бойцов. На острие — «дежурная» бригада этого года, а две другие в оперативном резерве — ранее отслужившая бригада прошлого года в процессе постепенного снижения боевой готовности и набирающая боеготовность «дежурная» бригада года будущего.

В две-три недели многонациональный VJTF может быть развернут в 40-тысячный корпус — в полный NRF. На «восточном фланге» это многонациональное соединение не будет одиноко — рядом будут американцы, которые могут оперативно перебросить в Европу дополнительно и 100 тысяч, и больше, если сочтут нужным.

Впрочем, нет сегодня оснований предполагать подготовку каких-либо широкомасштабных западных наступательных операций, скажем, на Москву через Смоленск или Полтаву. Даже для учений вряд ли когда будет полностью развернут NRF: и дорого, и бессмысленно. В Альянсе, очевидно, полагают, что убедительной демонстрации общей солидарности достаточно для сдерживания.

Глава президентской администрации и бывший министр обороны Сергей Иванов недавно сравнил НАТО со слоном, а Россию — с Моськой, которая, как известно, лает, но не нападает. Иванов уверен, что война с НАТО для России — «самоубийство».

И обе стороны в Европе разделяют взаимный страх, неприязнь и недоверие, но все — в оборонительной позиции. Угроза взаимного ядерного уничтожения сдерживала войну в Европе и раньше, и, похоже, сейчас.

Новое противостояние на «восточном фланге» возрождает удивительный мир зеркальной вражды, в котором противоположные, казалось бы, стороны действуют удивительно сходным образом: то, что в прошлую «холодную войну» академик Андрей Сахаров описывал, как политическую конвергенцию. В ЕС, убедившись в высокой эффективности российской системы гостелепропаганды и, очевидно, опасаясь ее тлетворного воздействия на неокрепшие умы, особенно в прифронтовых государствах «восточного фланга», задумывают некий свой орган контрпропаганды. В руководстве НАТО говорят о противодействии российским методам «гибридной войны» и необходимости совместно с ЕС выявлять врагов. У НАТО, мол, все больше средства военно-технической разведки, вроде самолетов дальнего радиолокационного обнаружения и управления (ДРЛОиУ или AWACS), а из них не видно «иностранных агентов», а у ЕС много сотрудников в представительствах в угрожаемых регионах на востоке.

Оказывается, успешную русскую «гибридную войну» могут готовить с виду формально легальные структуры, например, НКО или бизнесмены, которые скупают на Западе объекты стратегической инфраструктуры (порты, верфи, трубопроводы, месторождения, недвижимость, СМИ и прочее). Высокопоставленный чиновник Альянса заявил на брифинге: если у вас в стране живут русские, особенно компактно, вы под угрозой, скоро к вам может прийти незвано Русский мир, его «гибридная война» и зеленые человечки. У нас то же самое называют «продвижением цветных революций».

Общая оперативная цель двух сторон нового противостояния в Европе также зеркально схожа: сплотить собственные ряды как можно крепче и одновременно внести раскол в лагерь противника. Хотя наши начальники, похоже, продолжают упорно надеяться, что деловые и политические лидеры Европы, наконец, поймут собственную долговременную выгоду в максимальном сближении и сотрудничестве с путинской Россией. Такой стратегический паритет: эксклюзивный доступ к нефти, газу и прочим российским ресурсам в обмен на технологии, капитал, интеграцию российской элиты в европейскую, признание Русского мира и, главное, максимальный разрыв трансатлантических военно-политических связей с США. Типа, «мегафинляндизация», если использовать терминологию прошлой «холодной войны», когда Финляндия была вполне демократической страной с рыночной экономикой и при том тесно экономически и политически связанной с советским сателлитом. Пока, однако, основные европейские лидеры никак не поймут своего счастья.

Понятно, что в ответ на Западе укрепляют трансатлантическую солидарность. Разномастные VJTF и NRF, в которых от каждой европейской страны будет по сколько-то солдат, не только и не столько для того, чтобы физически защищать «восточный фланг» НАТО от Русского мира, а для общего сплочения. Всемерно укрепив трансатлантическую солидарность совместной обороной от общего врага, Запад будет стремиться не воевать, а истощать Россию запретами на трансферт передовых технологий, материалов и комплектующих, дальнейшим ограничением движения капитала и инвестиций, возможной торговой блокадой. Без русского газа Европе пока трудно совсем обойтись, а без нефти — легко. Нефть, а не газ — основа российской экономики и бюджета.

Информированные источники утверждают, что проект нефтяного эмбарго, замораживание финансовых транзакций, связанных с российской нефтеторговлей, и отключение от системы переводов SWIFT основных российских госбанков уже подготовлены и будут введены в случае серьезного нового летнего обострения боев в Донбассе. Триллионы, потраченные на перевооружение, 40 российских новых ядерных ракет, массовый оборонный энтузиазм и новые многотысячные внезапные учения эту угрозу отразить не смогут и скорее только навредят.

Брюссель

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera