Сюжеты

Мягко и цивилизованно противостоять идиотизму

Одесситы — о войне, коррупции, праздниках и дружбе народов

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 67 от 29 июня 2015
ЧитатьЧитать номер
Культура

Ян Шенкманспецкор

Одесситы — о войне, коррупции, праздниках и дружбе народов

Эти разговоры я записал во время международного фестиваля искусств Odessa classics, организованного пианистом Алексеем Ботвиновым. Абсолютно мирное начинание под лозунгами «В Одессе мир и праздник», «Европейский фестиваль для европейского города». Об этом и говорили: о мире, о Европе и, естественно, о войне. Поэты, художники, музыканты, обычные одесситы… Ничего сенсационного, просто живые голоса. Очень разные, часто противоречивые. Но они дают представление о том, чем живет Одесса.

 

Валерий Хаит, писатель, главный редактор юмористического журнала «Фонтан»:

— Когда началась война на востоке, все понимали, что мы следующие на очереди, сюда тоже могут прийти. Только где-то полгода назад возникло ощущение, что опасность отодвинулась и привычная жизнь возвращается. Давно уже говорили, что Одесса должна стать городом фестивалей, и сейчас мы движемся в эту сторону: кинофестиваль, театральный фестиваль, литературный фестиваль, фестиваль клоунов «Комедиада», в этом году добавилась Odessa classics и еще много всяких инициатив вплоть до фестивалей кулинарного искусства и еврейской народной музыки. Здесь очень витальный дух. Чуть ослабляется давление — и мгновенно все цветы расцветают. Наверно, в этом и есть функция Одессы — дарить праздник.

Елена Боришполец, поэт:

— Спокойствие и праздничная атмосфера достигались постепенно. После трагедии (поджог Дома профсоюзов 2 мая 2014 года.Я. Ш.) это был другой город: все конфликтовали друг с другом. А нам нельзя конфликтовать, невозможно жить в атмосфере постоянной склоки, жизнь останавливается. И мы стали более скрытными, научились не говорить на все эти ужасные темы. Столько уже вылили грязи друг на друга, столько сказали гадостей… Все, так дальше нельзя.

Влада Ильинская, поэт:

— Было очень страшно, все сидели по своим норам. Только весной город стал оживать. Еще год назад не было в Одессе такого количества фестивалей и выставок.

Виолетта Велиева, волонтер:

— Одесситы не дураки, они умеют считать деньги и понимают, что туристы поедут в город, где интересно и спокойно, где мир.

Борис, водитель такси:

— Я на экскурсионном автобусе работал, так уже прошлым летом были большие убытки. Россияне не едут — значит, все, бизнеса никакого, пляжи полупустые. Западный турист, конечно, есть, но он другой. Панамку купит, пивко выпьет, и все. Экскурсии ему не нужны. Приезжайте к нам, на дураков не обращайте внимания. Дураки дерутся, а сколько людей страдает. Я не враг своей стране, но и представить не мог, что так вот повернется. Сколько глупостей уже наворотили. А ведь все просто: если будет мир, будут деньги, будем все живы.

Игорь Божко, художник:

— Вы же сами видите: работают магазины, рестораны, клубы. Вооруженных людей на улице практически нет. Присутствие войны вообще не ощущается. Единственный признак — фотовыставка «Необъявленная война» возле думы. Все внутри, все у нас внутри…

Стас Домбровский, поэт, арт-куратор:

— Внутренний Путин, внутренний Порошенко, внутренний Обама… Буквально в каждом из нас. Надо вот с этим покончить в первую очередь, а остальное постепенно наладится.

Сергей Бакуменко, музыкант, лидер группы «!Цирк»:

— Нас все время тянут в разные стороны. Одни в Россию, другие в Европу. На фига вообще это надо? Неужели национальная идея в том, чтобы перестать быть собой? А как насчет того, чтобы просто быть Украиной?

Александр «Банча» Топилов, музыкант:

— Лет пять назад я ездил в Америку. И вот в баре к нам подваливает мужик. Спрашивает: «Откуда вы, чуваки?» «Украина», — говорю. «Нет, не знаю». И пожимает плечами. «Ну, из России». — «Россию знаю». Тогда, пять лет назад, нам было в принципе все равно, как себя идентифицировать. Ну, Украина. Ну, Россия. Какая разница? Сейчас-то уж нет, конечно. Только Украина. И сейчас, кстати, он уже не пожимал бы плечами. Во всех новостях: Украина —  война, война — Украина. Но что-то ни разу не приятно. Как-то западло гордиться войной…

Зоя Великая, бизнесмен, волонтер:

— Просто чтоб ты понимал, как мы жили до Майдана. Я предприниматель, мне хочется развиваться, но я до сих пор боюсь, что придут и отожмут. Из четырнадцати наших фирм, многолетних, раскрученных, успешных, семь пришли и отобрали. И если ты слышишь со всех сторон: отжали, отжали, отжали, ты будешь этому радоваться? А нашим чиновникам глубоко фиолетово — Украина, Россия... Они смотрят только на деньги. Продали бы Одессу, и все. Когда говорят о стремлении в Европу, это не надо понимать так буквально. Европа — это прежде всего законы, которые работают, и отсутствие коррупции.

Валерий Хаит:

— Одесса изначально была европейским городом, в ее создании принимали участие французы, итальянцы, немцы, греки… Но правила, по которым мы сейчас существуем, не европейские. Конечно, думая о Европе, кто-то просто хочет уехать. Но для разумных людей Европа — это псевдоним демократии, в которой соблюдаются права человека. Европа национализм в принципе не воспримет. Мне кажется правильным улучшать жизнь, не меняя при этом того, к чему многие привыкли. Я имею в виду опасность украинизации. Не может быть в европейской стране «титульной нации». Нынешний министр культуры Кириленко не входит в круг Яроша, но он истовый националист. Государственный язык украинский — согласен. Но эта правильная мысль в интерпретации Кириленко выглядит так: насаждать украинский язык и украинскую культуру. А в Одессе мы привыкли к другим стандартам. Говорят, мы все должны стать украинцами. Я же чувствую себя просто гражданином Украины и горжусь этим. Но от этого не становлюсь украинцем. Да, я привык жить в окружении русской культуры и не хочу этого терять. При этом готов постигать гораздо глубже и украинскую — культуру моей родной страны. Но это не должно быть навязано. Украина действительно на протяжении многих лет своей истории была угнетаема, язык принижался. Все объяснимо, идет обратная реакция. Но выходить из этой ситуации надо по-человечески.

Максим, продавец в супермаркете:

— Как-то привязался к нам «Правый сектор». Зацепились языками, и шло уже к драке. Полезли в багажник за битами, оборачиваемся, а их нет, растворились. Они вообще в городе мало ощущаются, их немного. Мы тут все живем очень дружно, русские, украинцы, евреи, да кто угодно, сроду никаких проблем не было. А вот когда приходят чужие, не важно, от ваших или от наших, тут самая и беда. Да делайте вы, блин, что хотите, Одессу только не трогайте. За Одессу порвем!

Валерий Хаит:

— Когда «Правый сектор» говорит, что надо снести памятник Екатерине, потому что это памятник страны-агрессора, как должна себя вести Одесса? Одесса должна научиться мягко, доброжелательно, цивилизованно противостоять идиотизму. Тут нельзя оплошать, Одесса всегда на виду, на нее смотрят. А сейчас тем более. И нужно соответствовать, держать, как говорится, фасон.

Леонид Рукман, директор Всемирного клуба одесситов:

— У нас все хорошо, действительно, мир и праздник. Если б еще кто сказал, что с нами дальше со всеми будет…

Мария Семеновна, одесситка, 71 год:

— Мне все время покойники снятся, это к грозе. Знаете такую примету? Но мы разумные люди, мы справимся.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera