Сюжеты

Йен Макдональд: «Никаких империй, только федерации»

Знаменитый ирландский фантаст рассказал, что ждет мир в ближайшие пять лет

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 70 от 6 июля 2015
ЧитатьЧитать номер
Культура

Ян Шенкманспецкор

Знаменитый ирландский фантаст рассказал, что ждет мир в ближайшие пять лет


Фото: Holy Outlaw

Мастер киберпанка Йен Макдональд приехал в Москву на фестиваль Literature Summer, устроенный Британским Советом и Ahmad Tea in Russia. Статус у него культовый. Он получил все главные премии, которые существуют в фантастике, его даже называют Габриэлем Гарсиа Маркесом своего жанра. А сам он ирландец, живет в Белфасте, в эпицентре конфликта. Его главная тема помимо современных технологий — отношения бывших колоний с бывшими метрополиями.

 

— Йен, у нас сейчас многие сравнивают украинский кризис с противостоянием в Северной Ирландии. Если это так, значит, надо попытаться извлечь из ирландского конфликта какой-то урок. В чем он?

— Мы не любим говорить так резко — «конфликт». Люди деликатно называют это словом trouble —  «проблемы, неприятности». Так вот, неприятности начались, когда мне было 9 лет, и продолжались всю мою сознательную жизнь. От них было не скрыться, они касаются всех в Ирландии, каждого человека. Но на сегодняшний день всё или почти всё уже позади. Стало понятно, что в этом противостоянии не может быть победителей, только проигравшие. Таково свойство современной войны. Это не Вторая мировая, где все было относительно ясно и просто. Многие правила, казавшиеся незыблемыми, устарели. В том числе и правило, что нельзя вступать в переговоры с террористами. Когда террористы получили доступ к власти и взяли на себя определенный багаж ответственности, они начали вести себя совершенно иначе. И переговоры стали возможны. Ирландия в этом смысле — хороший пример. Плохой пример — Ирак, где проигрывают и страдают все, но не хотят сделать встречный шаг, пойти на переговоры.

Я был поражен, когда в московском отеле заметил металлодетекторы. Такого нет даже в Белфасте. Это говорит о том, что у России есть враги, и внешние, и внутренние. Или, по крайней мере, ей так кажется. Значит, надо с ними договариваться, другого выхода нет. Черчилль, не самый глупый политик, шутил по этому поводу: «Всегда лучше говорить, чем стрелять».

— Ваша специализация — фантастика «ближнего прицела». Естественно спросить у такого человека о прогнозе на ближайшее будущее. Как, по-вашему, будет выглядеть мир через 5—7 лет?

— Хотелось бы, конечно, чтобы мира в мире было больше, чтобы начали решаться вопросы, связанные с изменением климата, потому что это очень серьезно, чтобы люди стали более толерантными. Но если рассуждать реалистично, то, скорее всего, ничего этого не будет. А вот в чем можно быть уверенным, так в том, что продолжится противостояние между Саудовской Аравией и Ираном. Оно началось еще во время первой войны в Персидском заливе. И появление ИГИЛ связано тоже с этим. Конфликт Саудовской Аравии и Ирана — не их личное дело, он касается всего региона. Происходят так называемые «прокси-войны», которые ими финансируются и поддерживаются. Этот процесс усилится и будет угрожать уже не только региону, но и всему миру. Я так подробно говорю об Аравии и Иране, потому что это главная конфликтная зона на следующие 30—40 лет.

Но вас, конечно, интересует Америка. Начиная с 40-х годов и до самого недавнего времени американская внешнеполитическая доктрина носила выраженный экспансионистский характер. И только сейчас Америка убеждается, что ряд войн, в которые она влезла, — выиграть невозможно. Началось это еще во Вьетнаме, а сегодня таких Вьетнамов становится все больше и больше. Конечно, Штаты уже не вернутся к своей изоляционистской позиции начала прошлого века, но будут вести себя более сдержанно и меньше вмешиваться в чужие дела.

— А что насчет России?

— Знаете, когда друзья мне объясняли, как вести себя в России, еще перед первой поездкой сюда, я запомнил главное правило: никогда не выставляй русского дураком. А теперь это вышло за рамки личного общения. Россию выставили в глупом свете — и она среагировала на это. Что касается прогнозов, то, конечно, Россия останется важным политическим игроком. Это неизбежно, и это в ближайшем будущем не изменится. Просто сейчас, на фоне ослабления Европы и Америки, у нее появился шанс усилить свои позиции. Кстати, зря у вас думают, что главная забота американцев — это вы. Их намного больше волнует сейчас Китай. Как сохранить Китай в его естественных границах? Как ограничить его влияние? Уверен, что Штаты будут поддерживать такие страны, как Филиппины, которые могут быть фактором сдерживания Китая.

— Десятки держав распались буквально на наших глазах. Вы заметили, насколько сильны в последнее время центробежные силы? Вопреки опасениям антиглобалистов, мир дробится, все отделяются друг от друга. Это уже тенденция.

— Ее легко увидеть даже на примере Соединенного Королевства. Непонятно, будет ли оно когда-нибудь по-настоящему соединенным. Все эти процессы в Шотландии, в Ирландии, они не позволяют чувствовать себя единой страной. И надо ли? Вопрос стоит так: важнее ли быть британцем, чем шотландцем, ирландцем, англичанином? И что такого особенно уж хорошего в том, чтобы быть британцем? Чем это лучше? У нас много спорят о том, а в чем именно состоят сейчас истинно британские ценности. Пока никто не смог ответить на этот вопрос так, чтобы всех устроило. Но потребность разобраться в обществе есть.

— Потрясающе! Страна существует много веков, а все еще выясняет, в чем ее ценности.

— Так жизнь же меняется. Огромная миграция, кризис, Евросоюз вот появился… Надо каждый раз договариваться по новой, никуда не денешься. Либо уж тогда разбегаться. Но, даже разбежавшись, все равно придется договориться. Представьте на секунду, что Великобритания распалась на несколько самостоятельных государств. Первое, что им надо будет сделать, — это выяснить между собой отношения. Причем мирным путем. Не воевать же, честное слово…

Я не большой фанат всех этих понятий — «государство», «нация»… В каком-то смысле все современные государства — искусственные образования. На протяжении истории не прекращались процессы соединения, разделения, опять соединения, опять разделения. И это нормально, это естественное явление. Во всех странах есть этнические проблемы, всюду кто-то хочет самоопределения. Так что, возможно, мы сейчас становимся свидетелями разрушения государств-наций. Быть может, будущее вообще за федеративным устройством. Никаких империй, никаких монолитов — только федерации независимых маленьких республик. Как в средневековой Италии или Германии. Кто знает, возможно, это далекое прошлое станет нашим ближайшим будущим.

— Известно, что большинство европейских фантастов — левые по своим убеждениям. А вот у нас, наоборот, среди фантастов довольно много упертых правых — на грани мракобесия. И прогнозы у них соответствующие, читать страшно.

— Это объясняется от противного. В Европе писатели моего поколения действительно больше левые. Мы начинали во времена правления Маргарет Тэтчер, а писатели так устроены, что привыкли критиковать существующую систему. Если она правая, значит, мы левые. Возможно, и у вас так же. Страна бурно развивалась, прошла через большие перемены. И естественна обратная реакция. Но, по-моему, все зациклились на этой правизне-левизне.

В Америке правые вообще бойкотируют издательства, где печатают левых. Куда это годится? Зачем нужна такая вражда, такая поляризация? Вот смотрите: Китай — страна, где существует капитализм, довольно развитой, но при этом нет демократии. Это нонсенс для западного мира, что капитализм может успешно развиваться, но при другом режиме. Однако — факт. Его внимательно изучают правительства разных стран. Я вот сейчас пишу книгу об экономическом развитии на Луне. В обществе, которое я описываю, нет законов, нет частной собственности. Все держится на контрактах, на договоренностях между людьми. Это не левое и не правое общество, а что-то третье, совсем другое. Вариантов куча, давайте пробовать. Все перемешалось, это даже не ближайшее будущее, это уже почти настоящее.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera