Мнения

Война и в торговле

Отношений, в том числе и газовых, с Россией по принципу «и волки сыты, и овцы целы» Украина больше не поддерживает

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 71 от 8 июля 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга Мусафировасобкор в Киеве

Отношений, в том числе и газовых, с Россией по принципу «и волки сыты, и овцы целы» Украина больше не поддерживает


Фото: РИА Новости

Все годы государственной независимости Украины поставки российского газа оставались предметом политических торгов и манипуляций. А цена — то призом за правильное, с точки зрения Москвы, поведение Киева, то наказанием за строптивость.

В 2002-м почти родился международный газотранспортный консорциум. Руководители «Газпрома» и «Нафтогаза Украины» подписали соответствующие документы (до этого премьер-министры завизировали соглашение о стратегическом партнерстве в газовой сфере), за процедурой наблюдали президенты Путин и Кучма. Подчеркивалось: консорциум создается на паритетных началах, регистрироваться и действовать он будет в соответствии с украинским законодательством, руководящие органы тоже разместятся в Киеве. Вот сколько уважения — в обмен на допотопную, ржавую (так утверждали), проклятую трубу, ведущую российский газ на продажу в Европу! Но в данном случае выгоду собирались считать не только в долларах за тысячи кубов. Из трубы вытекала геополитическая реальность, в которой Украина добровольно, своим умом приходила к открытию: лучшая жизнь — только в едином пространстве с Россией. Европа в лице канцлера ФРГ Шредера не возражала и выражала готовность тоже поучаствовать в управлении украинской газотранспортной системой.

Но «оранжевый» Майдан разрушил идею консорциума, о чем сожалел экс-президент Леонид Кучма: «Были бы и волки сыты, и овцы целы». Термин «газовая война», который вошел в обращение во времена Виктора Ющенко, давал надежду, по крайней мере, на то, что роль «овцы» в паре больше исполнять некому. «Волки» не согласились. Новый, 2006 год Украина встречала с перекрытым за долги вентилем и обвинениями в воровстве — несанкционированном отборе топлива, предназначенного для западных потребителей. Слова Ющенко о том, что лучше топить соломой, но не потерять независимость, звучали, как бой барабанов с давно опустевшего Майдана. «Барабанщик» не собирался всерьез мировоззренчески противопоставлять Украину России — силы расходовались на борьбу с внутренним врагом, что с чувством глубокого удовлетворения поняли за соседней границей.

Наступило перемирие, точнее притирание: в игру включился грабитель, прикинувшийся посредником: «РосУкрэнерго». Путин и Ющенко, не выносившие друг друга на дух, тем не менее вместе утверждали, что не знают бенефициаров этой компании. В 2009-м глава правительства Юлия Тимошенко, сделавшая  свои первые большие деньги как раз на газе в эпоху Кучмы, сумела профессионально доказать: с «РосУкрэнерго» кормятся российские и  украинские политики первого эшелона. И сама, на очередном витке «газовой войны», провела с коллегой Путиным, который превратился в премьера, переговоры, увенчавшиеся договором на десять лет между «Нафтогазом» и «Газпромом». Критики сочли соглашение «кабальным»: оно закрывало стране шанс уменьшить зависимость от импорта российских энергоносителей. К тому же у России появлялась возможность переходить на авансовые платежи в расчетах за поставленный газ.

Янукович после победы на президентских выборах постарался отправить недавнюю соперницу за решетку, мол, за газовую «измену родине». Он то и дело публично жаловался после визитов в Москву: переговоры с Россией даются тяжело, хоть Украина стабильно сохраняет позиции ведущего торгового партнера РФ на пространстве СНГ. А следом сообщалось как о логичном развитии газовой темы — готовится к подписанию президентами двух стран документ, регламентирующий передвижение воинских формирований Черноморского флота РФ по территории Украины…

Второй Майдан оказался ударом для всех, кто уже считал государственную независимость страны чистой формальностью. Война поставила в дискуссии свинцовую точку: украинцы готовы защищать собственное право на самоопределение и европейский выбор пути. Тысячи погибших, десятки тысяч раненых, миллионы «временно перемещенных» и драматических судеб тех, кто отсечен блокпостами на Донбассе, — цена вопроса.

Поэтому с позиций современных реалий нынешняя газовая «перестрелка»  с Россией совсем не кажется роковой. Напомню: 2 июня премьер Медведев заявил, что РФ не сможет сохранить скидку для Украины в прежнем объеме. 30 июня «Нафтогаз» известил, что в таком случае приостанавливает закупки у «Газпрома». Министр энергетики и угольной промышленности Украины Демчишин, комментируя провальные трехсторонние переговоры в Вене, сказал, что цена в 247,18 доллара Киев не устраивает, она выше реверсных поставок из Европы, а на восточной границе, на старте транзитного пути, российский газ должен быть дешевле. Министр энергетики России Новак предупредил: корректировок не будет. Демчишин парировал: придется корректировать. 1 июля «Газпром» прекратил поставки газа в Украину. Европа в лице Мароша Шефчовича, вице-президента Еврокомиссии, курирующего в ЕС создание Энергетического союза, не проявила беспокойства — решение Украины не представляет опасности для транзита российского газа в Европу. (Кстати, в июне  из Европы в Украину поступило 789 млн кубометров газа, что на 36 процентов больше, чем из Российской Федерации.)

Правда, по документам Украина — до сих пор основной партнер России. Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве, ратифицированный в 1998 году, Раде  денонсировать пока не удалось.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera