Сюжеты

Уроки абсурда

Директора школы обвиняют в растрате бюджетных денег, которыми он оплатил штрафы своего предшественника

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 77 от 22 июля 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Директора школы обвиняют в растрате бюджетных денег, которыми он оплатил штрафы своего предшественника


Фото: Виктория Одиссонова — «Новая»  

Евгений Штеренгарц, директор московской школы № 1282, отстранен от должности по обвинению в умышленной растрате школьных средств в размере 28 000 рублей. Преображенский суд, найдя в действиях директора преступный умысел, назначил ему штраф в размере 200 000 рублей.

С Евгением мы встретились в школе. Он, будучи отстраненным от должности, считает своим долгом помогать завучу, временно исполняющей обязанности директора: «Выступаю консультантом, чтобы потом завуч не расплачивалась так же, как я, в суде. Работаю как волонтер, зарплату с 15 марта не получаю».

Краткая предыстория. В феврале 2013 года Штеренгарца назначили директором школы № 1282. Через две недели пришла прокурорская проверка по жалобе родителей на качество капитального ремонта — его делал предыдущий директор. Вместе с проверкой явились инспекторы Роспотребнадзора и Госпожнадзора. Они наложили штрафы за нарушения на должностное лицо, зачеркнув в актах физическое. Пояснили, что так выйдет дешевле, хотя на самом деле размер штрафа на должностное лицо гораздо выше. Директор, не желая платить за чужие нарушения из своего кармана и посоветовавшись со школьным юристом, решил оплатить штраф из школьного бюджета. Тем более в плане финансово-хозяйственной деятельности школы есть статья, предусматривающая подобные расходы.

Все было спокойно до 2015 года. Потом к директору пришел следователь ОБЭПа, затребовал документы по уплате штрафов за 2013 год, и вскоре Евгения Штеренгарца вызвали уже по повестке. Как рассказал директор, следователь, не ссылаясь на закон, категорично сказал, что должностное лицо должно платить штраф из своих личных средств. Евгению Рафаиловичу пришлось еще раз внести штраф, но уже из своего кармана. Это не помогло, и в скором времени было возбуждено дело по 285-й статье УК («Злоупотребление должностными полномочиями»). Кроме того, следователь добился отстранения директора от должности в марте. Так как виновным Евгений Штеренгарц себя не признал, статью переквалифицировали с 285-й на более тяжкую — 160, ч. 3 («Присвоение или растрата»).

Собственно, это все. Потом завертелась судебная машина, где в роли свидетелей обвинения выступали инспекторы, наложившие штраф. Инспектор Госпожнадзора несколько раз подчеркнул, что в его должностные обязанности не входит разъяснять, из каких средств нужно производить оплату, и директору самому полагалось знать об этом. Обвинение потребовало три года колонии общего режима, но судья ограничилась наложением штрафа в размере 200 000 рублей.

Но и этот приговор для Евгения Штеренгарца — фактически запрет на профессию. Со справкой о судимости он больше не сможет занимать какой-либо руководящий пост.

В этой истории есть важные, но не разъясненные вопросы. Первый: почему за два года, прошедшие со дня совершения оплаты, ни одна проверка, в том числе аудиторская, инициированная самим директором, не выявила нарушений? (Евгений Штеренгарц неоднократно говорил об этом на следствии, но его не услышали.) Второй: почему за недоделки предыдущего директора должен материально отчитываться нынешний? Третий: кому понадобилась школа Евгения Штеренгарца? Оснований для предположения, что школа кому-то приглянулась и этот кто-то хочет занять директорское кресло, достаточно. До директорства Штеренгарца мало кто хотел возглавить учебное заведение: шло судебное разбирательство по капитальному ремонту с подрядчиками, разгорелся скандал между родителями и учительницей начальных классов, желающих ее ухода из школы.

«Мне в управлении напрямую сказали, что рассматривают меня как кризис-менеджера. А я любитель таких трудностей, поэтому пошел, — рассказывает Евгений. — Сейчас школа стала благополучной. Более того, мы добились, что 15 учителей, мягко говоря, бездельников, от нас ушли, а на их место пришли люди, которые умеют и любят работать. В этом году у нас 13 медалистов. Мы победили в проекте «Школа новых технологий». Кроме того, планируется присоединение еще одной школы и трех детских садов, то есть бюджет увеличивается вдвое. Может, кому-то теперь это место и нравится».

Евгений Корчаго, адвокат бывшего директора, уверен, что уголовное дело возбуждено незаконно:

— На суде я доказывал, что Штеренгарц не имел умысла о хищении денег. Во-первых, есть показания школьного юриста, с которой он консультировался перед оплатой штрафа. Во-вторых, результаты аудиторской проверки, которую Штеренгарц сам инициировал. Все это говорит об отсутствии преступного замысла. Что касается законодательного закрепления, то статья 32 Кодекса об административных правонарушениях не дает четкого ответа на то, из каких средств лицо должно оплачивать административный штраф. Речь идет прежде всего о физическом и юридическом лицах, а как поступать должностному лицу в такой ситуации, непонятно.

Директор и его адвокат собираются подавать апелляцию в Мосгорсуд, надеясь, что там «какой-то разум присутствует». Ведь предъявляя обвинение по 160-й статье, нужно доказать наличие умысла.

— Его доказать невозможно, потому что его просто не было, — говорит Штеренгарц. — Если бы он был, то явно не 28 000 меня бы заинтересовали. При зарплате директора в 180 000 вряд ли стоит искать какой-то умысел в моих действиях. Это просто смешно.

Судебная практика, добавляет адвокат Евгений Корчаго, показывает, что в Московской области и в Карелии, где возбуждали подобные дела, они были прекращены за отсутствием состава преступления или же по ним вынесли оправдательные приговоры. Показательно, что в одном таком деле нанесенный ущерб составлял 13% от бюджета школы. Процент ущерба, который якобы умышленно нанес Евгений Штеренгарц, — 0,02%.

На вопрос о том, что он планирует делать дальше, Штеренгарц отвечает коротко: «Бороться».

Екатерина ЗАЙЦЕВА — специально для «Новой»

 

Анатолий Кучерена, председатель Общественного совета при МВД РФ, член Общественной палаты РФ:

— Формально обвинение предъявлено правильно, но поскольку сумма растраты составляет 28 000 рублей, я думаю, что это все-таки издевательство. Я посмотрел практику по стране, она довольно противоречива. Оказывается, есть дела, где людей за 300 рублей привлекали к уголовной ответственности. Или, наоборот, уголовное дело не заводили вообще.  В любом случае дело Евгения Штеренгарца взято на общественный контроль, мы рассмотрим его в Общественной палате, выйдем на то, чтобы Верховный суд дал объяснение вопросам в части правоприменения. Поэтому я считаю, что привлекать за 28 000 рублей и выносить такой жесткий приговор в отношении человека, совершившего этот поступок по неосторожности, — очень даже несправедливо. Хотелось бы, чтобы наши правоохранительные органы и суды тщательно разбирались в каждом конкретном случае. Понятно, что формально повод для возбуждения уголовного дела есть, но нужно всегда изучать обстоятельства, причем не поверхностно, а глубже, чтобы было понимание происходящего, — ведь одинаковых случаев не бывает. Для этого и существуют и органы предварительного следствия, и суды, они должны это учитывать. Умысла о хищении денег тут нет.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera