Мнения

Как государство закрыло одну правозащитную организацию, а взамен получило четыре новых

Этот материал вышел в № 72 от 10 июля 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Елена Милашинаредактор отдела спецпроектов

Как государство закрыло одну правозащитную организацию, а взамен получило четыре новых

Сегодня Нижегородский областной суд признал окончательно законным представление прокурора Нижегородской области Олега Панасенко, на основании которого Минюст внес в реестр иностранных агентов одну из самых известных в России правозащитных организаций — нижегородский «Комитет против пыток».

За 15 лет сотрудниками «Комитета против пыток» было рассмотрено 1832 заявления о нарушении прав человека, было установлено 120 фактов пыток, по результатам их работы осуждено 107 сотрудников полиции и ФСИН, отменено 675 незаконных решений следствия и судов, направлено 86 жалоб в Европейский суд, отсужен в пользу заявителей 41 миллион 255 тысяч 268 рублей.

В своем представлении, которое обжаловали правозащитники, прокуратура вменила КПП подготовку и распространение «заявлений, докладов, отчетов», свидетельствующих, «что пытки в российских учреждениях являются повсеместной практикой», причины которой — «неспособность и нежелание российских органов следствия эффективно расследовать случаи пыток».

Распространение данной информации прокуратура расценила как

«действия…, направленные непосредственно на формирование негативного общественного мнения в целях воздействия на принятие государственными органами решений, а именно изменения проводимой государственной политики в области осуществления уголовного преследования».

То есть у прокуроров получилось, что именно пытки есть государственная политика в области осуществления уголовного преследования. И «Комитет против пыток» является «иностранным агентом», потому что пытается эту политику изменить.

В суде первой инстанции представитель Нижегородской прокуроры Винокуров уточнил двусмысленность прокурорского представления: «Безусловно государственная политика направлена на искоренение! Деятельность КПП в сфере предотвращения применения пыток всецело совпадает с государственной политикой!  Но! «Комитет против пыток» и его представители все равно подпадают под определение иностранных агентов, потому что они получают иностранные гранты и занимаются изменением государственной политики. В данном случае — ее усовершенствованием. Ведь изменение государственной политики может быть как негативным, так и позитивным. Тут мы видим попытку позитивных изменений государственной политики. Но ведь это — все равно изменение...»

Читайте также:

Елена МИЛАШИНА: Совет митингующим чеченцам: за защитой ходите теперь в полицию

Однако при этом прокуратура не смогла доказать, что «Комитет против пыток»  занимается политической деятельностью. Все виды деятельности, которые,  по мнению прокуратуры, можно считать таковыми, были совершены сотрудниками КПП вне рамок своих непосредственных обязанностей. Так, прокуратура посчитала политической деятельностью выступление руководителя КПП Игоря Каляпина на пикете против аннексии Крыма. Несмотря на то, что Игорь Каляпин участвовал в этой акции в качестве гражданина РФ, которому Конституция РФ гарантирует право высказывать свою точку зрения по любому поводу в любом месте, прокуратура Нижегородской области усмотрела в этом стабильные признаки политической деятельности со стороны «Комитета против пыток». 

Апелляционная судебная инстанция не заинтересовалась  доводами заявителей и про монументальную жалобу юриста КПП Дмитрия Казакова сказала лишь, что «жалоба чрезвычайно объемная». Полностью нарушив процедуру и суть апелляционного рассмотрения жалобы, отказав без всякой мотивировки в приобщении новых доказательств, суд уложился в полчаса и вынес вполне предсказуемое решение.     

Сразу после суда Игорь Каляпин, 15 лет назад создавший со своими друзьями на деньги от своего бизнеса «Комитет против пыток», заявил: «С этой минуты мы, по идее,  должны соблюдать этот закон. Или нам светит штраф, а потом и уголовная ответственность за неисполнение судебных решений, которыми нас принудят его соблюдать.  Вчера я получил письмо от заместителя министра юстиции Герасимова, в котором он предупреждает меня об ответственности за невыполнение требований закона. А именно: мы должны называть себя иностранными агентами в каждом интервью, в каждом обращении в официальные инстанции, в каждом сообщении на нашем сайте. Мы  должны написать, что мы — агенты даже на своем логотипе. Я ответил заместителю министра, что представляться иностранным агентом и руководить организацией, которую обозвали иностранным агентом, я никогда не буду. Государство играет с нами нечестно. Нас поставили перед выбором между бесчестьем и нарушением федерального законодательства и, в конечном итоге, тюрьмой. Поэтому в ближайшие две недели мы проведем общее собрание всех сотрудников организации, на котором будет принято решение о ликвидации "Комитета против пыток"».

На этом в 15-летней истории организации, которой Нижний Новгород и страна могли  и должны гордиться, будет поставлена точка.

Вместо «Комитета против пыток» будут созданы как минимум четыре организации, которые продолжат правозащитную эстафету. Их деятельность будет узко специализированной.

Одна организация будет проводить общественные расследования  пыток  граждан в полиции и тюрьмах (ноу-хау «Комитета против пыток»: нижегородские правозащитники выработали уникальную методику общественного расследования, суть которой заключается в сборе доказательств насилия со стороны полицейских и сотрудников ФСИН. На основании этих доказательств принимаются решения о проведении проверки и возбуждении уголовного дела. Если Следственный комитет отказывается работать, его бездействие правозащитники обжалуют в суде). Также будет основан благотворительный фонд, который будет оказывать медицинскую и психологическую реабилитацию жертвам пыток. Еще одна организация будет оказывать заявителям, пострадавшим от произвола силовиков, юридическую помощь по подготовке жалоб в Европейский суд.  Кроме того,  в феврале 40 граждан России объединились в Ассоциацию против пыток (базируется в Нижнем Новгроде). Организаторы ассоциации — люди, которых когда-то защитил «Комитет против пыток».  Причиной такой гражданской активности стало  политика государства. Истинную цель этой политики лучше всего сформулировал депутат Госдумы Михаил Емельянов На вопрос журналиста Ленты. Ру «Выходит, проще разом закрыть все <НКО>, кто иностранные деньги получает?», депутат ответил: «Конечно. Пусть российские граждане борются сами за свои права».

В принципе, в Нижнем Новгороде так оно и получилось. На месте одной уничтоженной государством организации появились четыре. И они продолжат защищать права граждан страны, в которой каждый пятый по статистике — жертва пыток.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera