Расследования

Рейс МН17

Почти год журналисты и эксперты, привлеченные «Новой газетой», исследовали обстоятельства гибели «Боинга-777», взорвавшегося в небе над Донбассом. На большинство вопросов мы нашли ответы

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 73 от 13 июля 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

«Новая газета»редакция

Почти год журналисты и эксперты, привлеченные «Новой газетой», исследовали обстоятельства гибели «Боинга-777», взорвавшегося в небе над Донбассом. На большинство вопросов мы нашли ответы

Почти год журналисты и эксперты, привлеченные «Новой газетой», исследовали обстоятельства гибели Боинга 777, взорвавшегося в небе над Донбассом.

На большинство вопросов мы нашли ответы.

Здесь собраны все материалы газеты о гибели МН-17.

Вы увидите, как наши журналисты продвигались от полного незнания к определенной ясности.

Кроме собственных материалов, которые мы решили не подвергать позднему редактированию, в нашем исследовании приводятся мнения экспертов, часто противоположные друг другу – мы сохранили все точки зрения, оставив за собой право на выводы.

Мы знаем, что наша работа будет критиковаться, уточняться, дополняться, со временем она дополнится персональными данными. Мы не считаем ее окончательно завершенной, но мы сумели понять:

1. Откуда стреляли в МН-17,

2. Из чего стреляли в МН-17,

3. Почему МН-17 оказался в зоне поражения.

Достоверность ответов мы гарантируем наличием двух, а чаще трех источников информации.

 

МН17

Это исследование — не истина в последней редакции и не обвинительное заключение. В этом спецвыпуске мы публикуем итог работы корреспондентов и экспертов «Новой газеты», которые в течение года пытались разобраться в причинах и обстоятельствах катастрофы малайзийского «Боинга», летевшего из Амстердама в Куала-Лумпур 17 июля 2014 года. Это — наша версия, основанная исключительно на том, что удалось установить нашим журналистам лично, и на тех документах, которые оказались в распоряжении «Новой газеты». Часть материалов уже была опубликована нами, другая — публикуется впервые, но мы решили представить их читателям во всей совокупности, чтобы была понятно логика наших выводов.

Не на все вопросы удалось ответить, поскольку газета не обладает инструментарием правоохранительных органов и спецслужб, но теперь мы в состоянии сформулировать их максимально четко.

Мы убеждены, что трагедия МН17 должна быть расследована в полном объеме, а виновные — понести наказание, и идея международного трибунала под эгидой ООН, с которой выступили Малайзия и Нидерланды, кажется нам наиболее функциональной. Ведь требуется установить не только технические причины крушения авиалайнера, чем сейчас занимается международная группа экспертов по авиационной безопасности (ее доклад планируется на октябрь этого года), но и назвать поименно людей, чьи действия или бездействие привели к катастрофе, а также — дать юридическую оценку обстоятельствам, которые привели к гибели 298 человек.

 

17 июля 2014 года

Авиалайнер Boeing компании Malaysia Airlines разбился в 17.20 по московскому времени 17 июля 2014 года в районе населенного пункта Грабово Донецкой области, в 50 километрах от российской границы. Этот район находился под контролем сепаратистов из «Донецкой народной республики». Самолет развалился в воздухе на высоте чуть более 10 000 метров, радиус разлета обломков составил по меньшей мере 15 километров. Погибли все 283 пассажира лайнера и 15 членов экипажа.

Согласно опубликованным переговорам украинских и российских диспетчеров, экипаж разбившегося лайнера не подавал сигналов тревоги, не сообщал ни о каких проблемах и не опускался ниже предельно допустимой высоты (на тот момент воздушное пространство над Украиной было закрыто ниже отметки 9800 метров).

Из переговоров диспетчеров и пилотов МН17:

13.15 (17.15 по Москве)

«МН17 к Днепропетровск: Днепр Радар, малайзийские один семь, уровень полета 330 (воздушный эшелон 330 соответствует высоте 10 500 метров — прим. ред.).

Днепропетровск к МН17: малайзийские один семь. Днепр Радар, добрый день, радарный контакт».

13.19.21 (17.19 по Москве)

«Ростов к Днепропетровск: итак, Днепр, Ростов один. Можете дать курс для малайзийских в Ростов <…>

Днепропетровск к Ростов: Для малайзийских, которые семнадцать?

Ростов к Днепропетровск: Да <…>

13.19.49

Днепропетровск к МН17: малайзийский один семь, в связи с трафиком следуйте в точку <…> RND

13.19.56

Днепропетровск к МН17: RND, малайзийские один семь

13.21.10

Днепропетровск к МН17: малайзийские один семь, вы меня слышите? Малайзийские один семь, Днепропетровская вышка.

13.22.05

Ростов: Слушаю вас, это Ростов.

Днепропетровск: Ростов, вы наблюдаете малайзийский <…>

Ростов: Нет, похоже, что объект начал распадаться».

 

Из репортажа Зинаиды Бурской, 23 июля 2014 года:

«Шахтерской поселок Рассыпное. Улица на окраине. <…> Во дворе небольшого частного дома, под виноградной лозой и зелеными кистями еще не созревших ягод работает очередная съемочная группа. 17 июля, проломив крышу, на летнюю кухню этого дома упало тело женщины — пассажира «Боинга-777». «Я вижу осколки мирной человеческой жизни, жизни людей, не имевших никакого отношения к российско-украинскому безумию. И чувствую запах — навязчивый, приторный, обволакивающий. Заблудившийся в ярких, как с картинки, подсолнух, запах насильственной человеческой смерти.

Кабина, передняя стойка и какие-то части переднего салона упали в подсолнечное поле на окраине Рассыпного. Среди перекореженного железа, пучков проводов, проволоки — куски приборной панели, микросхемы, кресла пилотов, аэронавигационные сборники, спасательные жилеты, широкие кресла бизнес-класса, синие почтовые мешки, письма, упаковки журналов, виниловые пластинки, сумки, чемоданы, одежда, обувь, предметы личной гигиены».

«В нескольких километрах от кабины, на дорогу из Рассыпного в деревню Грабово, упал хвост и часть салона». «Еще один крупный фрагмент фюзеляжа рухнул в пятидесяти метрах от жилых домов на окраине Грабово <…>.

— Нам говорили, что нет войны… А это что? Мирный самолет летел… Людей столько погибло, детей, младенцев сколько… Люди находили, думали, что это куклы, а это грудные дети!»

«Высокий дээнэровец с автоматом убеждает иностранных фотографов в том, что самолет могли сбить только «укры», потому что у «ополченцев такого оружия нет». Вмешиваюсь в разговор: «Но у вас же есть «Буки» — «Ну да. Они на такую высоту не добивают. Пассажирские самолеты на 10 километрах летают». — «Из «Бука» можно поражать цели и на большей высоте». — «Ну, может быть, из каких-то можно. А наши — старые, немодифицированные».

 

Ситуация в зоне боевых действий

Из статьи Павла Фельгенгауэра, 21 июля 2014 года:

«На российской границе идут ожесточенные и кровопролитные бои, в которых решается судьба сепаратистского восстания. Если украинские военные сумеют перерезать линии снабжения из России, откуда притекают бойцы-волонтеры, вооружения и припасы, то неизбежен окончательный разгром повстанцев. (Украинские) штурмовики Су-25 наносят воздушные удары, транспортные борта везут припасы изолированным частям и гарнизонам. Военный разгром сепаратистов, очевидно, политически неприемлем, потому из России в последнее время потоком идут подкрепление и все более мощное вооружение». «14 июля был сбит украинский транспортный Ан-26 на высоте большей 6 км, куда не могут добить ПЗРК «Стрела» и «Игла».

27 июня 2014 года сепаратисты рассказывали представителям СМИ о захвате батареи «Буков» в Донецке. Об этом, в частности, сообщал ИТАР-ТАСС: «Ополченцы взяли под свой контроль воинскую часть ПВО с ракетными комплексами «Бук». Количество и техническое состояние комплексов <…> неизвестно». Эту информацию подтверждала и пресс-служба «ДНР».

 

Из текста Ольги Мусафировой, 21 июля 2014 года:

«Алексей Дмитрашковский, руководитель пресс-центра АТО (антитеррористическая операция — прим.ред.), не стал отрицать: действительно, воинская часть А-1402, расположенная на улице Стратонавтов в Донецке, захвачена боевиками. Но там был лишь один самоходный «Бук», к тому же неисправный: вышла из строя электроника». «Вскоре тему вооружения боевиков продолжил кремлевский политтехнолог Сергей Кургинян. Накануне он посетил Донецк, где 13 июля сделал доклад <…> Видеофрагмент речи выложен в Сети: «Наши талантливые, а отчасти гениальные электронщики, конечно, починят, и, я думаю, уже починили — мне так кажется! — захваченную у украинских бандитов-бандеровцев установку «Бук»… И, возможно, даже окажется, что установок несколько <>». «14 июля в хрониках ополчения появилось сообщение о том, что трофейный «Бук» — снова в строю, и обслуживает комплекс квалифицированный персонал».

Однако практически сразу после захвата воинской части с ЗРК первый вице-премьер «ДНР» Андрей Пургин заявлял, что для обслуживания захваченного «Бука» все-таки требуется квалифицированный персонал: «Ополченец же, который вчера был шахтером, а сегодня с оружием в руках защищает свою землю, знаниями и навыками для работы на таком сложном устройстве не обладает».

По данным, полученным журналистами «Новой» от полевых командиров, в Донецке, действительно, был захвачен «Бук-М1» с несколькими исправными ракетами, однако иные машины комплекса: РЛС, транспортно-заряжающие и прочее, — были сожжены.

Для стрельбы из «Бук-М1», которой нет на вооружеии ВС России, используется ракета 9М38М1, однако она, по данным из открытых источников, может быть вполне использована и установкой переходной модификации «Бук-М1-2», которая на вооружении ВС РФ есть.

Правда, 24 июля премьер-министр «ДНР» Александр Бородай в интервью ВВС опроверг наличие «Буков» у сепаратистов: «Нет, мы не получали «Бук», у нас его нет. В этом районе не было никаких «Буков».

 

Первые свидетельства

17 июля в 17.50 (через полчаса после катастрофы) сводка «От Стрелкова Игоря Николаевича» опубликовала «сообщение от ополчения»: «В районе Тореза только что сбили самолет Ан-26, валяется где-то за шахтой «Прогресс». Предупреждали же — не летать в нашем небе. А вот и видео — подтверждение очередного «птичкопада». Птичка упала за террикон, жилой сектор не зацепила, мирные люди не пострадали».

В 18.13 о сбитом Ан-26 заявило агентство «РИА Новости» со ссылкой на местных жителей.

В 18.34 новость о сбитом Ан-26 появилась на сайте Lifenews со ссылкой на ополченцев: «По словам одного из ополченцев, около 17.30 по местному времени над городом пролетал Ан-26. В него попала ракета, раздался взрыв <…>». Затем о крушении Ан-26 сообщил ИТАР-ТАСС.

По сведениям «Новой газеты», в первые минуты после падения самолета командование сепаратистов уведомило о гибели украинского военного борта как о боевой удаче близкие им СМИ. На место падения тут же выехали журналисты Lifenews.

Спустя некоторое время сообщение от Гиркина-Стрелкова было удалено с сайта, однако сохранилось в кэше поисковиков.

 

Из статьи Виктории Макаренко, 21 июля 2014 года:

«Вечером 17 июля 2014 года СБУ распространила запись якобы перехваченных телефонных переговоров «ДНР»-«ЛНР». «Неназванный боевик: По телевизору передают, вроде как бы Ан-26 украинский, транспортник, но, говорят, написано на нем «Малайзийские авиалинии». И что он делал на территории Украины?

Н. Козицын (один из полевых командиров сепаратистов): Ну, значит, завозили шпионов, ну их на …, ты понял. Не … летать, …, сейчас война идет».

Опровергать или подтверждать свое участие сам Козицын не стал: он просто исчез, его местонахождение неизвестно.

 

Из статьи Ольги Мусафировой, 21 июля 2014 года:

«В день трагедии СБУ обнародовала аудиоперехват разговоров боевиков. Из аудиоперехвата следует, что «в 16.40 Бес (Безлер — полевой командир «ДНР», штаб его батальона «Народное ополчение Донбасса» квартировал в Горловке — прим. ред.) (т.е. в 17.40 по московскому времени) доложил о сбитом самолете своему якобы куратору — полковнику Главного разведывательного управления ГШ ВС РФ Геранину Василию Николаевичу.

«Бес: Только что сбили самолет, группа «Минера». За Енакиево упал.

Геранин: Летчики, где летчики?

Бес: поехали искать и фотографировать сбитый самолет. Дымится…

Геранин: сколько минут назад?

Бес: ну, тридцать минут назад где-то».

Разговаривают боевики Майор и Грек.

«Грек: Да, Майор!

Майор: Значит, это черноухинские сбили самолет. С Черноухинского блокпоста. Казаки, что на Черноухино стоят.

Грек: Ё-моё… <>

Грек: Да, Паш. Ну что там у вас?

Майор: Короче, блин, стопудово гражданский борт.

Грек: Понятно. А это… Народу много там?

Майор: Та… Обломки прямо во дворы попадали.

Грек: Понятно. Из вооружения есть что-нибудь?

Майор: Вообще ничего. Гражданские вещи <>

Грек: Документы есть?

Майор: Да. Индонезийского студента есть. Из университета Томпсона…»

 

Первые версии

Первая версия, сформулированная журналистами, возникла сразу же после крушения авиалайнера и была поддержана официальными украинскими властями: «Боинг» сбили сепаратисты, перепутав его с военным транспортником Ан-26.

Вторая версия появилась 17 июля в 20.52 на сайте «РИА Новости»: «Очевидцы, наблюдавшие полет пассажирского самолета «Боинг-777», наблюдали атаку на него штурмовика ВВС Украины. После чего пассажирский самолет раскололся на две части в воздухе и упал на территории ДНР», — сообщает пресс-служба самопровозглашенной Луганской народной республики.

В 23.04. Russia Today выдает сообщение от имени некого испанского диспетчера с никнеймом в Twitter spainbuca, якобы сотрудника киевского аэропорта «Борисполь»: «Боинг» сопровождают два украинских штурмовика, они же его и уничтожили». В 23.14 это подхватывает «Россия-24», в 23.57 «РИА Новости», затем — ИТАР-ТАСС и Первый канал.

Впервые в информационном пространстве человек с псевдонимом spainbuca появился 9 мая 2014 года на сайте все того же Russia Today, на фоне фотографии с закрытым лицом рассказывается о том, как испанскому диспетчеру, работающему в Киеве, якобы угрожают за его антиукраинскую позицию. Никому из представителей других СМИ с этим пользователем Twitter пообщаться не удалось: его аккаунт заблокирован.

 

Из статьи Ольги Мусафировой, 21 июля 2014 года:

«Звоню Геннадию Слободенюку, руководителю пресс-службы государственного предприятия обслуживания воздушного движения Украины «Украэрорух». Наш разговор был коротким. «Законодательная база Украины запрещает нам привлекать иностранных диспетчеров на работу. Поэтому ни испанских, ни французских, ни каких-либо других специалистов, кроме граждан Украины, на предприятии не было и нет».

Отдел расследований

 

Несмотря на то что «испанский диспетчер» растворился в мировой паутине, версия о том, что малайзийский «Боинг» мог быть сбит украинским Су-25 продолжила тлеть, чтобы 24 декабря 2014 года быть реанимированной журналистами «Комсомольской правды», нашедшими еще одного свидетеля — не диспетчера на этот раз, а ефрейтора-авиамеханика. И, может быть, не стоило бы к этому возвращаться, если бы в июне 2015 года эта версия не стала бы основной для Следственного комитета России. Потому «Новая газета» поручила нашему собственному корреспонденту в Киеве Ольге Мусафировой выяснить, существует ли этот авиамеханик на самом деле и что он мог знать.


Читайте также:

Секретная миссия механика Агапова
 

От редакции

По прочтении этого материала возникает несколько вопросов и к российской, и к украинской стороне:

— Предоставлены ли данные с самолета А-50 ВВС России в распоряжение российского следствия и международных экспертов?

— Почему украинская сторона не изъяла документы воздушного командования ВС Украины, которые могли бы подтвердить или опровергнуть факт использования военной авиации 17 июля 2014 года?

— Почему не были официально опрошены офицеры воздушного командования ВС Украины, летчики, попавшие под излучение «Бука» в июле 2014 года, а также капитан Волошин?

— Имеет ли международная комиссия, занимающаяся расследованием обстоятельств крушения «Боинга», доступ к материалам ВВС Украины и ВВС России, касающимся 17 июля 2014 года?

Пока же, чисто субъективно, складывается такое ощущение, что ни Россия, ни Украина не прикладывают особых усилий для выяснения причин катастрофы, спихивая ответственность друг на друга с использованием приемов информационной войны. Россия делает вид, что ее это не касается, потому что трагедия произошла не в ее воздушном пространстве и не с ее самолетом, а Украина — что не может проводить расследование на территории, подконтрольной сепаратистам. И это при том, что ответы на многие вопросы можно найти не под Донецком, а в Киеве и в Москве.

И тем не менее, версия о ракете «воздух-воздух», выпущенной украинским СУ-25, на наш взгляд, не выдерживает критики. С этим согласны российские специалисты ВПК, чей доклад «Это был «Бук-М1» «Новая газета» опубликовала в мае 2015 года. Выводы доклада были подтверждены и на пресс-конференции, которую дали сотрудники НПО «Алмаз-Антей» дали в июне этого года.
 

Читайте также:

Экспертная оценка российских военных инженеров: малайзийский «Боинг» над восточной Украиной сбит ракетой класса «земля — воздух»

От редакции

Этот доклад не ставит окончательную точку, мало того — он порождает как новые сомнения, так и новые вопросы. Однако в докладе убедительно доказано, что «Боинг-777» малайзийских авиалиний был поражен ракетой класса «земля-воздух», что делает абсолютно несостоятельной версию СК России о неком украинском Су-25, который будто бы сбил авиалайнер. Это – принципиально важно.

Далее: доказано, что рейс МН17 попал под обстрел ЗРК «Бук».

А вот дальше начинаются вопросы:

— из какого все-таки района были выпущены ракеты: из Снежного или Зарощенского? Ведь ссылки на брифинг представителей Минообороны России, на котором были предоставлены космические снимки, не делают аргументацию авторов доклада весомее. И даже наоборот, поскольку подлинность этих снимков задолго до доклада была подвергнута обоснованным сомнениям;

— если все-таки из Зарощенского, то под чьим контролем в тот период времени – 17 июля 2014 года – находился этот район? Вопрос непраздный, поскольку линия фронта тогда напоминала слоеный пирог со своеобразными «серыми» зонами, которые не контролировались никем и заехать туда могло что угодно;

— если тип установки определили по типу заряда и поражающих элементов – «Бук-М1», то только ли эта модификация ЗРК «Бук» может использовать подобные ракеты?

— ну и, конечно, главный вопрос: кто стрелял?

Далее — экспертная оценка доклада инженеров «Алмаз-Антея», проведенная авиаконструктором и независимым историком Марком Солониным и военным инженером, много лет испытывающим российские средства ПВО, чью фамилию мы, к сожалению, опубликовать не можем в связи с секретным характером его деятельности.

Читайте также:

Историк и авиаконструктор Марк Солонин: Если бы комплекс «Бук-М1» был расположен в Зарощенском, то картина разрушения «Боинга» была бы совершенно другой

Ракета летела с северо-востока и взорвалась на встречном курсе. Военный ученый, испытатель средств ПВО, проанализировал ранее опубликованный доклад его коллег из российского ВПК


Выводы Марка Солонина:

  • Без всякого сомнения, авиалайнер был сбит из установки «Бук-М1».
  • Если бы пуск ракеты был осуществлен из района поселка Зарощенское, то картина разрушения «Боинга» была бы совершенно другой.
  • Если даже предположить маловероятное — стреляли из района Зарощенского, то все равно: эта территория находилась в тылу у сепаратистов.

От редакции

Таким образом, уже третье квалифицированное экспертное заключение позволяет отбросить как лживые все иные версии подрыва авиалайнера, которые тиражировали российские пропагандистские СМИ: о подрыве изнутри, о таинственном украинском истребителе и проч.

Но по-прежнему остаются вопросы: откуда конкретно — из Снежного или Зарощенского — и кто именно произвел запуск ракеты? К тому же необходимо достоверно убедиться и в том, кто контролировал поселок Зарощенское в момент трагедии.

Если же все-таки предположить, что место дислокации стрелявшего «Бука» — поселок Зарощенское, то стоит отметить: достоверных данных о том, кто именно на сам момент крушения авиалайнера (17 июля) контролировал эту территорию, пока не хватает. Одних заявлений экспертов, делавших доклад, сепаратистов и карт, которые публиковал СНБО Украины, на наш взгляд, недостаточно.

«Новая газета» решила обратиться к экспертам-картографам, чтобы сравнить с реальностью карты боевых действий, выполненных  пресс-службами АТО и сепаратистов достаточно кустарным способом. А наш специальный корреспондент Павел Каныгин отправился в Снежное и Зарощенское на поиск свидетелей.


Читайте также:

«Зарощенское с запасом в 6-7 км попадает в зону, подконтрольную «ДНР»


Читайте также:

«На нашем поле «Бука» не было. Ни следа — ни от гусениц, ни от велосипеда»

От редакции

Таким образом, можно утверждать, что 17 июля 2014 года Зарощенское находилось под контролем сепаратистов, никаких «Буков» там не видели, зато жители Снежного утверждают, что пуск ракеты был произведен с их территории.

Международную комиссию, которая занимается изучением обстоятельств крушения малайзийского «Боинга», интересуют не только вопросы, связанные с причинами разрушения лайнера в воздухе, но и то, как украинская сторона обеспечивала безопасность полетов над зоной боевых действий, а также – имелись ли основания для принятия решения Malayzia Airlines об изменении маршрута полета, как это сделали некоторые другие авиаперевозчики.

И еще мы попросили нашего спецкора Елену Рачеву встретиться с российским независимым авиационным экспертом, кандидатом технических наук (до недавнего времени — эксперт космического кластера «Сколково») Вадимом Лукашевичем, который опубликовал на своем сайте www.buran.ru анализ катастрофы, основанный на открытой информации и его собственных источниках. В этой работе эксперт затрагивает и вопросы обеспечения безопасности полетов.

А наш собственный корреспондент в Киеве Ольга Мусафирова получила задание выяснить, что происходило в небе над Украиной непосредственно перед катастрофой и в течение 17 июля 2014 года.

Читайте также:

«17 июля в зону АТО должен был вылететь транспортный Ан-26 с украинскими десантниками»
 

От редакции

Согласно установленным правилам, до тех пор, пока страна не «закрывает» свое небо для авиаперелетов и/или Международная организация гражданской авиации (ИКАО) (таким правом наделен и «Евроконтроль») не признает какое-либо воздушное пространство опасным для перелетов, — решения принимают сами авиакомпании. Основания для изменения маршрутов международных линий должны быть вескими: ведь на лишний крюк тратятся огромные деньги. Как представляется, неопределенный статус АТО (антитеррористической операции) и не позволил многим авиакомпаниям убедить себя в необходимости дополнительных издержек. Если бы Киев признал события, происходящие в Донбассе, войной и известил бы все заинтересованные стороны о возможности применения систем ПВО, «Боинг» бы долетел до места назначения.

Однако, несмотря ни на что, многие авиакомпании все-таки решили не рисковать жизнями своих пассажиров. British Airways, Air France, например, пускали свои воздушные суда в обход территории Украины. Таким образом, нельзя сбрасывать со счетов и ответственность за случившееся компании Malayasia Airlines. Тем более что о том, что Украина собирается закрывать небо над Донбассом, за несколько дней до катастрофы писали украинские СМИ.

Что помешало украинским властям полностью закрыть небо над Восточной Украиной, если было очевидно: военно-транспортные самолеты Ан-26 и истребители сбиваются не с помощью ПЗРК, а более мощного оружия? Кстати, почему-то до сих пор украинские власти не опубликовали результаты расследования крушения Ан-26 14 июля 2014 года, а также инцидентов с поражением штурмовиков Су. Мало того, как утверждал в интервью «Новой» полковник Олег ЗАХАРЧУК, заместитель командира воздушного командования «Центр» по авиации ВСУ, летчики штурмовиков украинских ВВС смогли до 17 июля 2014 года засечь излучение от ЗРК «Бук», когда совершали облеты территории, контролируемой сепаратистами. Ответы на эти вопросы — в публикациях Ольги Мусафировой.


Читайте также:

«Гендиректор повел себя как тряпка. Небо над территорией АТО оставили открытым»

«Новая газета» направила официальный запрос в пресс-службу Malayzia Airlines. Вот он.

«Новая газета» проводит журналистское расследование обстоятельств крушения «Боинга-777» (рейс МН17, 17 июля 2014 года), в этой связи мы хотели бы задать вам несколько вопросов:

— Рассматривала ли ваша авиакомпания возможность изменения маршрута полетов над территорией Украины до 17 июля 2014 года?

— Было ли вам известно, что власти Украины рассматривали возможность полного закрытия воздушного пространства над территорией Восточной Украины после 14 июля 2014 года?

— Было ли вам известно, что другие авиакомпании  изменили маршрут полетов над территорией Восточной Украины до 17 июля 2014 года?

Ответ не получен.

От редакции

Таким образом, очевидно, что Украина имела все основания «закрыть» небо над Донбассом на всех эшелонах за три дня до трагедии. Украинская сторона могла предотвратить катастрофу, если бы ее представители не были бы так заняты переделом финансовых потоков.

Надо сказать, что это серия статей нашего собственного корреспондента вызвала неоднозначную реакцию среди украинских и российских коллег, предпочитающих покрасить окружающую действительность в черно-белый цвет. Точно так же, как редакцию «Новой газеты» после публикации доклада специалистов «Алмаз-Антея» обвиняли в прокремлевской позиции, так и Ольгу Мусафирову стали упрекать чуть ли не в «измене» интересам Украины. На это хотим заметить: установление истины никогда не может быть сопряжено с разделением субъектов исследования на «своих» и «чужих», «правильных» и «неправильных», согласно политическим, особенно радикальным, предпочтениям. Любое умолчание обстоятельств, связанных с гибелью людей, приведет только к повторению трагедии.

За крушение малайзийского «Боинга» должны ответить все: и те, кто непосредственно запускал ракету «земля-воздух», и те, кто ее доставил к месту пуска, и те, кто давал на это свою санкцию, и те, кто не обеспечил безопасность полетов над территорией своей страны, и те, кто решил сэкономить деньги и не изменил маршрут следования авиалайнера.

Так вот о том, как ЗРК «Бук» попал на территорию, подконтрольную сепаратистам, — следующий материал, составленный по информации корреспондентов «Новой», которую они собирали в течение года.

 

Откуда прибыл «Бук»

В основе этой главы — рассказы людей, воюющих в «ДНР» и «ЛНР»: как рядовых сепаратистов и полевых командиров, так и тех, кто имел непосредственное отношение к военному руководству самопровозглашенных республик. Мы не вправе раскрывать их имена, поскольку это может стоить им жизни. Однако эта информация, собранная корреспондентами «Новой газеты», соответствует непреложному правилу журналистского расследования: каждый факт должен быть подтвержден минимум из двух источников.

Пусковая установка ЗРК «Бук» (в единственном экземпляре, без полагающегося комплекта, состоящего из станции обнаружения и целеуказания, командного пункта и пуско-заряжающей установки) зашла из России на территорию «ЛНР» 14 июля 2014 года через КПП «Северный», что находится рядом с городом Краснодон. Передвигалась исключительно после 22.00, то есть во время комендантского часа. От комендатуры «ЛНР» операцией руководил экс-комбат батальона «Заря» с позывными «Олег» или «Бугор» (бывший сотрудник милиции Луганской области Олег Евгеньевич Бугров) — на тот период заместитель министра обороны «ЛНР» (сейчас в Санкт-Петербурге под домашним арестом, был арестован ФСБ по подозрению в мошенничестве). Переговоры по поводу транспортировки «Бука» «Бугор» вел с неким «Андреем Ивановичем» — позывной «Орион», на тот момент военным советником комендатуры «ЛНР». «Орион» сейчас находится в России, фамилию его установить не удалось, знавшие «Ориона» сепаратисты считают его офицером Минобороны России (бывшим или действующим, мы не знаем). Часть переговоров «Бугра» и «Ориона», а также представителей «ДНР» не так давно попала в интернет, нам о них было известно много ранее, но опубликовать их мы решились лишь сейчас — после того, как подлинность разговоров нам подтвердили люди, непосредственно при этом присутствовавшие.

«Бугор: Сегодня отработал самолет по станице, но промахнулся.

Орион: Отлично. Это они мстят за самолеты, еще пара дней осталась. Но у нас уже есть «Бук» — будем на… сбивать.

Бугор: Да, я знаю».

Краснодон как перевалочный пункт выбран не случайно. Эта территория в то время контролировалась авторитетным предпринимателем, близким к Януковичу и олигарху Ахметову, по кличке Фома, который держал в руках «ключи» от контрабандных потоков еще с довоенных времен. Через Краснодон, где была расквартирована бригада Фомы — «Одесса», как правило, и поступало оружие сепаратистам. Этому городу повезло больше других: ничего серьезного с украинской стороны в этот стратегически важный пункт контрабандной торговли не прилетало и не взрывалось. Очевидно, по причине негласной договоренности между «деловыми партнерами» Фомы. Сейчас Фома арестован, содержится в подвале комендатуры «ЛНР», «Одесса» переформатирована в бригаду народной милиции, а поток вооружения через Краснодон иссяк, поскольку в городе обосновались наблюдатели ОБСЕ.

В Краснодоне «Бук» разместили в пустующих армейских складах, где он и простоял весь световой день. Стоит отдельно отметить, что ракетная установка, согласно данным наших источников, была доставлена на территорию «ЛНР» без боекомплекта, то есть — без ракет.

Здесь необходимы пояснения. Отправить в зону боевых действий обычный старый «Бук» 70-х годов невозможно — он снят с вооружений повсеместно; «Бук-М1» снят с вооружения России, но стоит на вооружении Украины. У России на вооружении стоят «Бук-М1-2» и «Бук-М2», которые обладают автономными устройствами радиолокации. Однако «Бук-М1-2» совместим с ракетой 9М38М1, предназначенной для «Бук-М1». Напомним, эксперты «Алмаз-Антея» в своем докладе утверждают, что «Боинг» был сбит именно ЗУР 9М38М1 (с боевой частью (БЧ) 9М314М). Именно на этом основании они делают вывод, что пусковой установкой был «Бук-М1», давно снятый с вооружения ВС РФ, но стоящий на вооружении ВС Украины.

В качестве всего лишь возможной версии: напомним, что в конце июня сепаратисты «ДНР» уверяли, что ими захвачена часть ПВО ВСУ с выведенными из строя ЗРК «Бук», но зато — с несколькими ракетами (забыли ли их вывезти, или оставили в обмен на какую-то сумму — вопрос, требующий дополнительного исследования). Как бы то ни было, наши источники в «ДНР» уверяли, что ракету экипаж «Бука» получил от сепаратистов.

В ночь с 14 на 15 июля, опять во время комендантского часа, ракетная установка проделала следующий, на первый взгляд не совсем логичный, маршрут: Краснодон — Первомайск — Красный Луч. Крюк можно объяснить то ли тем, что еще не были определены боевые позиции, то ли какой-то иной, нам пока не известной причиной. Однако вряд ли можно считать совпадением то обстоятельство, что маршрут передвижения установки совпадал с контрабандными путями, которые по негласной договоренности между воюющими сторонами не подвергаются массированным обстрелам во время следования «караванов» с углем, металлом и прочим добром. «Тропы» эти ведут как в Россию, так и на территорию, находящуюся под контролем украинских вооруженных сил. И город Первомайск в этом отношении — один из ключевых перевалочных пунктов.

В ночь с 15 на 16 июля «Бук» был доставлен в район Снежное — Торез. Все время в пути его сопровождал автомобиль с опознавательной буквой «К» — комендатура, как во время следования по территории «ДНР», так и «ЛНР».

Передача «Бука» донецким прошла в Снежном. Координатором от «ДНР» дальнейшего маршрута ЗРК выступал человек с позывным «Библиотекарь», о котором, к сожалению, пока ничего не известно, кроме того, что именно он и выводил «Бук» обратно после трагедии. Непосредственно сопровождал «Бук» человек с позывным «Гюрза», которого сепаратисты почему-то называют офицером российских спецслужб. Проверить не удалось (мы не знаем, действительно ли он служил когда-либо в спецслужбах России и служит ли до сих пор), однако удивления это обстоятельство не вызывает: раз тот же Стрелков-Гиркин — экс-сотрудник ФСБ. Достоверно известно, что одно время «Гюрза» возглавлял охрану бывшего руководителя «ДНР» Пушилина, а в молодости проходил службу во французском Иностранном легионе.

Именно «Гюрза», по данным наших источников, находился рядом с «Буком» в момент пуска и выезжал затем на место крушения, он одним из первых сообщил о гибели пассажирского авиалайнера. Кроме «Гюрзы» и «Библиотекаря» к безопасности операции по перемещению «Бука» имел отношение генерал-майор «ДНР» Хмурый (Сергей Николаевич Петровский), отвечавший за разведку (в мае 2015-го переехал в Россию), — близкий контакт Стрелкова-Гиркина, а также сепаратисты с позывными «Бурят» и «Боцман».

Из перехвата телефонных разговоров:

«Бурят: Николаевич, а куда нам эту красавицу грузить? Которую я привез <…>.

Хмурый: «М» которая?

Бурят: Да, «Бук». Она на тягаче и с экипажем. Надо ее куда-то выгрузить, чтобы спрятать.

Хмурый: Не надо ее никуда прятать, она сразу уйдет туда. Ты мне одну привез?

Бурят: Пока одну, у них там непонятка пошла. Они своим ходом пригнали. Но она своим ходом через «полоску» перешла.

Хмурый: Сейчас за мотелевским кольцом будет стоять сам знаешь что, свяжись с «Библиотекарем» <…>. Там есть село Первомайское. Твоя задача — резерв и охрана этой штуки. Туда же подъедет «Гюрза».

Утром 17 июля «Бук» был отправлен на позиции в район Снежного. Этот момент был зафиксирован местными жителями, около 12.15 его видел и наш внештатный корреспондент: «Бук» шел своим ходом, уже с четырьмя ракетками. По словам очевидцев, люди, ехавшие на пусковой установке, не были похожи на местных сепаратистов. По прибытии на место расчету была дана команда во второй половине дня ждать военно-транспортный Ан-26 украинских ВВС.

Около 20.00. 17 июля, уже после крушения «Боинга», «Бук» был замечен на шоссе, ведущем из Снежного в направлении Матвеева Кургана Ростовской области. В ночь с 17-го на 18-е установка была переброшена через границу.

Информация наших источников подтверждается и данными, которые существуют в открытом доступе. Так, Александр Ходаковский, командир батальона «Восток», чей штаб расквартирован как раз в Первомайске, 23 июля 2014 года в интервью Reuters заявил следующее: «Я знал, что «Бук» прибыл из Луганска. В тот момент мне сказали, что «Бук» из Луганска шел под флагом ЛНР». Далее: «Это тот «Бук», про который я знаю. Я слышал о нем. Думаю, они послали его обратно. Потому что я узнал об этом в тот самый момент, когда произошла трагедия. Они, вероятно, отослали назад, чтобы избавиться от доказательств его присутствия». И хотя при этом Ходаковский в катастрофе винит украинскую сторону, фактурную часть его откровений не выкинешь: «Они (украинцы. — Ред.) знали, что этот «Бук» у нас, что «Бук» направляется в Снежное. Вопрос заключается в следующем: Украина получила своевременные доказательства того, что ополченцы имеют эту технику по вине России. Но она не только не сделала ничего, чтобы защитить безопасность, но и спровоцировала использование этого вида оружия против самолета, в котором летели мирные жители».

Впрочем, впоследствии Ходаковский от своих слов отказался, что, однако, не помогло ему удержаться в должности главы министерства госбезопасности «ДНР».

К сожалению, нам пока не удалось достоверно установить, кем был укомплектован экипаж «Бука» и был ли этот экипаж одним и тем же — как во время транспортировки, так и на момент пуска. Наши контакты в «ДНР» и «ЛНР» делились с нами информацией на этот счет, однако изложенные ими сведения мы не смогли подтвердить данными других источников.

Отдел расследований

Как это было

Конец июня—начало июля 2014 года были решающими для хода военной кампании, развернувшейся на Восточной Украине. Вооруженные силы Украины пытались отрезать сепаратистов от российской границы, чтобы лишить их подпитки людьми, вооружением, боеприпасами и продовольствием. Некоторые части ВСУ оказались отрезанными от коммуникаций, для обеспечения их необходимым удалось наладить авиатранспортный мост. Ко всему прочему активно использовалась штурмовая авиация ВВС Украины. И существующие на вооружении сепаратистов, чье положение было близко к критическому, переносные ЗРК не могли справиться с высоколетящими целями.

Так продолжалось недолго, ситуация в воздухе начала меняться: у сепаратистов появились средства, способные сбивать транспортные самолеты на большой высоте, доставалось и штурмовикам. Авиационные власти Украины приняли решение — закрыть воздушное пространство над зоной АТО до 9800 метров, при этом оставив коридор для международных авиалиний. Тем не менее некоторые международные авиакомпании (British Airways, Air France и другие) не стали рисковать ради экономии средств и изменили маршруты своих авиалайнеров — в облет Восточной Украины. Международные и европейские авиаконтролеры на этот счет никакого постановления не принимали, оставив решение на откуп компаниям, лишь закрыв (еще раньше) небо над Крымом (в большей степени по политическим соображениям). Вот «Малайзийские авиалинии» и не стали менять маршрут без указки наднациональных органов, все-таки крюк — это деньги.

После того как 14 июля в небе над Донбассом был сбит военно-транспортный Ан-26, в СНБО Украины заговорили о необходимости закрыть для гражданской авиации небо над зоной АТО целиком — и об этом даже сообщали СМИ. Однако военное командование и командование АТО самостоятельно сделать этого были не в состоянии: статус АТО не равен статусу военного положения, на время которого руководство всем переходит в руки людей в погонах, — окончательное решение оставалось за гражданским «Украэрорухом».

«Украэрорух», который контролировал гигантские, по меркам Украины, деньги от транзита, в этот период сотрясали коррупционные и шпионские скандалы, помноженные на рейдерские захваты. Директора менялись как перчатки, вынося друг друга из кресла с помощью разного рода вооруженных людей. Новый директор предприятия вместо того, чтобы управлять небом с резервной площадки, находившейся в министерстве транспорта, предпочел топтаться у закрытых дверей своего захваченного офиса, а военное подразделение в составе «Украэроруха» не приложило никаких усилий для того, чтобы воздействовать на ситуацию. И это несмотря на то что военные летчики на своих приборах к этому времени уже засекли излучение, исходящее от «Буков», которые неожиданно появились у сепаратистов.

17 июля 2014 года, по данным разведки сепаратистов, над районом Снежного в сторону окруженных около российской границы воинских частей Украины должен был полететь очередной транспортный Ан-26. К этому времени (14 июля) новая установка «Бук» доставлена в город Краснодон, откуда в сопровождении машин комендатур «ЛНР» и «ДНР» к 17 июля выдвинулась в район Снежного. Был получен приказ на уничтожение транспортника.

От агента сепаратистов, работавшего на аэродроме, откуда должен был отправиться Ан, была получена СМС со временем вылета и маршрутом. И время, и маршрут примерно совпадали с данными малайзийского «Боинга» МН17, летевшего из Амстердама в Куала-Лумпур. Но агент находился под контролем СБУ Украины и был арестован, вылет Ан-26 отменили, и никакую «опровергающую» СМС, конечно, никому не отправили.

Расчет «Бука», работавший без РЛС, вооруженный ракетами, полученными на территории «ДНР» (из чего можно сделать предположение, что это был ЗРК модификации «Бук-М1-2», способный работать автономно и при этом совместимый с ракетами, имеющими боевую часть (БЧ) 9М314М и предназначенными для ЗРК «Бук-М1», которые, действительно, не стоят на вооружении ВС РФ), — так вот, расчет не имел необходимого времени для того, чтобы в точности соблюсти необходимые для правильной стрельбы условия, «осмотревшись» на земле и в небе. На все про все у них было несколько часов.

Из-за толкотни в воздухе, вызванной установленным допустимым коридором — не ниже 9800 метров, МН17 получает команду от днепропетровских диспетчеров понизить эшелон до 330-го (10 050 метров), что фактически на границе «мертвой» зоны.

Расчет «Бука», ожидавший Ан-26, не имеющий поддержки необходимой станции обнаружения и целеуказания и пользующийся лишь своими ограниченными возможностями, увидел в небе «лапоть» (так на сленге ракетчиков обозначается большая цель) — большой объект, который легко мог быть и военным транспортом. Мало того, из-за пониженного эшелона некоторые параметры могли быть похожими на параметры Ан-26, летящего на высоте приблизительно 7000 метров. На принятие решения у расчета было всего секунд 20. Они его и приняли.

После чего пошли победные реляции об очередном «птичкопаде», а затем осознание всей чудовищности произошедшей катастрофы.

Не нам называть виновных: мы не суд. Мы можем себе позволить лишь частное определение. Идиотская война, развязанная на востоке Украины, — следствие той коррупции, что расцветала при президенте Януковиче и поддерживалась Москвой. Именно эта коррупция породила войну, война же привела к очередному витку коррупции с переделом стратегической собственности, продажей ракет, контрабандой и огромным количеством разнообразных «патриотов», — что в России, что в Украине, — для которых Родина начинается и кончается в банковской ячейке. И это — отвратительная дурная бесконечность, в которой пропадают тысячи человеческих жизней.

«Новая газета»

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera