Сюжеты

Поэзия суда

Школьному учителю Александру Бывшеву вынесли приговор за стихи в поддержку Украины

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 74 от 15 июля 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Иван Жилинсобкор в Крыму

Школьному учителю Александру Бывшеву вынесли приговор за стихи в поддержку Украины


Александр Бывшев (справа). Фото: Алексей Карнаухов

В понедельник, 13 июля, судья Кромского районного суда Орловской области Маргарита Гридина вошла в историю, приговорив гражданина России за стихи. В сочинении Бывшева высокий суд усмотрел экстремизм и назначил наказание, а именно: 300 часов исправительных работ, конфискация ноутбука и лишение права заниматься преподавательской деятельностью в течение двух лет.

— Я очень плохо спал сегодня, — признается Бывшев. Мы сидим на скамейке у здания суда, до начала оглашения приговора еще час. Выглядит Александр устало, общается неохотно.

— Не из-за приговора, — говорит. — Ночью окна выбили в квартире. Второй раз уже: первый 14 июня был. Полиция никого не нашла, сказали, что разбитые стекла — это «висяк»: ни свидетелей, ни видеокамер. Сегодня, правда, позвонили, сказали, что помогут с заменой окон.

— Сами, что ли, вставят?

— Не знаю.

В ходе судебных прений прокурор запросил для Бывшева полгода исправительных работ, конфискации «орудия преступления» (то есть ноутбука, с помощью которого тот написал свое стихотворение) и лишения права преподавать в течение двух лет.

Огласить вердикт должны были еще 7 июля, но судья Маргарита Гридина перенесла заседание на 13-е.

— Седьмого у моей мамы был юбилей, — говорит Бывшев. — 80 лет. Честно говоря, ужасное ощущение: поздравлять маму, зная, что через неделю нас могут разлучить, и мы, скорее всего, уже не увидимся.

Александр раньше говорил мне, что в случае посадки ему пришлось бы отдать родителей в дом престарелых: заботиться о них будет некому.

— Отец бы не перенес, — говорит Бывшев. — Он очень болен, почти не ходит. Он ничего не знает о моем уголовном деле.

За полчаса до заседания пришел адвокат, журналисты трех местных СМИ. Приставы сначала не запускают нас в зал заседаний, скрупулезно обыскивают карманы и три раза просят меня пройти через металлодетектор.

Судью Маргариту Гридину нельзя назвать «штамповщиком приговоров». Для нее это первый политический процесс, раньше она рассматривала только бытовые дела.

Заседания по делу Бывшева Гридина вела с интересом: задавала вопросы, уточняла детали. Пыталась разобраться хотя бы для себя.

Оглашала приговор предельно отстраненно, без интонации — так читают неинтересную книгу на уроке в школе:

«Бывшев публично совершил действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды по признакам национальности, языка или происхождения. <…> В период с 1 января по 1 марта 2014 года у Бывшева в следствие его личного неприязненного отношения к русским возник умысел на совершение действий, направленных на возбуждение ненависти к русским со стороны украинцев. Реализуя свой преступный умысел, 1 марта в 20.24 Бывшев, находясь у себя в квартире, разместил на своей персональной странице в социальной сети «ВКонтакте» стихотворение, содержащее признаки вражды по отношению к русским».

Далее Гридина начала перечислять доказательства виновности Бывшева. Одна за другой зазвучали фамилии его коллег, преподавателей Кромской школы.

«Вина Бывшева доказывается показаниями свидетеля Сухорукова, который показал, что раньше Бывшев сочинял стихотворения о природе и о детях, но в 2014 году он напечатал стихи, в которых резко критиковал президента Путина и недавние события в Крыму».

«Вина Бывшева доказывается показаниями свидетеля Агошковой, которая сообщила, что весной 2014 года от коллег ей стало известно, что Бывшев опубликовал стихотворение в поддержку Украины, в котором в жесткой форме критиковал российскую власть и российскую политику в отношении Крыма».

«Вина Бывшева доказывается показаниями свидетеля Митасовой, которая показала, что Бывшев опубликовал свое стихотворение с целью возбуждения ненависти либо вражды по отношению к русским».

Больше 20 свидетельских показаний. Каждое (!) заканчивается как под копирку:

«Кроме того, в данном стихотворении содержатся призывы уничтожать граждан России насильственным путем».

В качестве доказательства вины Бывшева была приведена и экспертиза профессора Орловского государственного университета Людмилы Власовой. Именно она стала ключевым свидетелем обвинения, так как суд долго не мог определиться, употребил ли Бывшев в своем стихотворении слово «москаль» не в значении «русский». Поясним: в стихотворении говорится о праве украинцев защищать территориальную целостность своей страны от «москальской» своры, в том числе — и с оружием в руках.

Власова, выступая в суде, авторитетно заявила: «Стихотворение написано о событиях, которые происходят в наши дни. Значит, употреблять слово «москаль» в ином значении, нежели «русский», Бывшев не мог. Историзмы в таких стихотворениях не употребляются. Следовательно, он призывал применять оружие против русских».

Читайте также:

«Как такой человек может работать в школе?

Этот довод не смог опровергнуть ни сам автор, ни специалисты московской Гильдии лингвистов-экспертов по судебным спорам (ГЛЭДИС), указавшие на целых четыре актуальных значения слова «москаль», главное из которых, согласно Украинско-русскому академическому словарю, — «вооруженный человек, агрессор».

Мотивируя свое критическое отношение к заключению ГЛЭДИС, Гридина заявила: «Ответы специалистов не конкретизированы, размыты, содержат большое количество специфической терминологии, затрудняющей понимание смысла. Они изложены таким образом, чтобы ввести суд в заблуждение».

— Суд критически относится к заявлениям Бывшева и его адвоката о том, что стихотворение написано на украинском языке и, следовательно, адресовано украинской аудитории, — чеканила Гридина. — Свидетели в зале суда поясняли, что хоть и не знают украинского языка, но общий смысл данного стихотворения им понятен.

Гридина отметила, что не считает обстоятельством, смягчающим вину Бывшева, наличие у него двоих престарелых родителей, которым нужен постоянный уход.

«Цель наказания — исправление осужденного — может быть достигнута путем общественных работ», — сказала судья. Александр едва заметно улыбнулся.

«Суд постановил. Назначить наказание Бывшеву в виде 300 часов общественных работ с изъятием орудия преступления и лишением права вести преподавательскую деятельность в течение двух лет», — резюмировала судья и спокойно ушла в свой кабинет.

В зале после ее ухода повисла недолгая тишина. После этого адвокат начал рассказывать Бывшеву, что делать дальше.

«Мракобесие, — сказал мне учитель. — Конечно, я с этим не согласен. Мои коллеги будут очень расстроены, что меня не посадили. Но ведь из школы-то суд меня выгнал».

Адвокат Бывшева Владимир Сучков намерен обратиться с апелляцией в областной суд, а затем, если понадобится, — и в ЕСПЧ.

— Первая претензия к приговору: он не мотивирован, — пояснил Сучков «Новой газете». — Вы слышали в речи судьи цитаты из стихотворения? Нет. То есть непонятно вообще, с чем связан приговор. Ведь обвинение было предъявлено не по всему стихотворению, а по двум конкретным фразам из него. Их в приговоре не прозвучало. Вторая претензия: нежелание судьи принимать во внимание многозначность слов наподобие «москаль», по которым и предъявлено обвинение. Третье: до 28 июня 2014 года статья 282 УК РФ предусматривала ответственность за возбуждение ненависти либо вражды только публично, либо с использованием СМИ. И только в июне к ней добавили: «…либо с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в т. ч. «Интернет». Эта формулировка используется и в приговоре, и в обвинительном заключении. Но Бывшев написал и опубликовал стихотворение 1 марта 2014 года. Тогда эта норма не действовала. А закон обратной силы не имеет.

Кромы, Орловская область

 

P.S. Процесс по «делу Бывшева» — не о юридической казуистике. Точнее, она здесь не главное. Удивительным образом эта история вскрыла проблемы нравственности. Началось все с доноса — публикации в местной газете осуждающего учителя письма, которое его авторы попросили считать обращением в прокуратуру, продолжилось в суде гневными показаниями свидетелей, обвинявших Бывшева в «критике Путина» и «получении миллионов».

Свидетелями этими выступали учителя школы. Они учат детей.

И вторая проблема — квалификация судей в провинции. Затрудняюсь оценить отклонение Маргаритой Гридиной доказательств защиты с мотивировкой: «Они сложны для понимания».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera