Мнения

ЕСПЧ им больше не указ

Фото: «Новая газета»

Политика

Борис Вишневскийобозреватель

 


Заседание Конституционного суда РФ. Фото: РИА Новости

В минувший вторник Конституционный суд ожидаемо решил создать механизм, позволяющий российским властям не исполнять (или, по крайней мере, «замыливать») неприятные для них решения Страсбургского суда. Одной «рукой» КС в который раз подтверждает уважение к Европейскому суду по правам человека, другой — заявляет, что решения ЕСПЧ будут исполняться лишь с учетом «верховенства Конституции РФ». Проверять, выполняется ли это условие, будет сам Конституционный суд. На практике это приведет к уменьшению возможностей российских граждан восстанавливать свои нарушенные права через ЕСПЧ, после исчерпания возможностей сделать это в российских судах. Что вполне соответствует «антиевропейскому курсу» Кремля последнего времени.

С заявлением в КС обратились 93 депутата Госдумы, требовавшие проверки на конституционность положений Федерального закона «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», а также норм гражданского  и арбитражного процессуальных кодексов, согласно которым решения ЕСПЧ являются основанием для пересмотра вступивших в силу судебных решений.

Парламентарии уверяли, что эти положения неконституционны, поскольку «обязывают суды и иные государственные органы безусловно выполнять решение ЕСПЧ даже вопреки российскому Основному Закону», и правоприменитель «поставлен в безвыходную ситуацию, поскольку такая коллизия может оказаться неразрешимой».

Примерами таких «безвыходных ситуаций» были названы дело «Анчугов и Гладков против России» (заявители жаловались на лишение их, как заключенных, избирательных прав) и решение по «делу ЮКОСа», по которому акционерам нефтяной компании было присуждено около 2 млрд. евро в качестве компенсации за незаконно взысканные с них штрафы.

Еще один из заявителей — депутат Госдумы, «эсер» Александр Тарнавский, — пугал КС возможной легализацией однополых браков в России, если ЕСПЧ этого потребует, но о таких решениях ничего неизвестно.

Стоит заметить, что в первом случае противоречие между решением ЕСПЧ, устанавливающим, что ограничение осужденных в праве избирать и быть избранными должно учитывать тяжесть содеянного, и Конституцией России, вводящей абсолютный запрет для всех, кто отбывает наказание в местах лишения свободы, имеет место. На что Страсбургский суд и указал, решив, что законодатель в России должен искать пути разрешения этого противоречия. Чего так и не последовало.

Во втором же случае ни малейшего противоречия Конституции не усматривается. Напротив, в ней нет ни слова о том, что можно фактически конфисковывать собственность компаний, необоснованно накладывая на нее арест и незаконно проводя процедуру банкротства (с передачей «нужным людям»). Между тем, именно эти нарушения и констатировал ЕСПЧ, вынося решение. 

В заявлении парламентарии ссылались, на статью 15 Конституции РФ — но стоит отметить, что именно в ней (в пункте 4) установлен приоритет международных договоров РФ над национальным законодательством. Именно этот пункт в последнее время яростно требуют отменить  всевозможные «борцы против оккупации России». И именно он чрезвычайно важен для сохранения возможностей защиты прав и свобод российских граждан, которые на родине не могут добиться справедливости.

Нынешнее решение КС оказалось двойственным — и во многом аналогичным тому, что выносилось в декабре 2013 года. Напомним: тогда, с одной стороны, КС признал, что постановления ЕСПЧ являются основанием для пересмотра гражданского дела по новым обстоятельствам.

С другой стороны, постановил суд, если решение ЕСПЧ невозможно исполнить, не изменив российские законы, нормы которых были признаны несоответствующими Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, эти нормы следует проверить на конституционность, даже если КС ранее уже проводил такую проверку.

Теперь КС, с одной стороны, признал конституционными и закон о ратификации Европейской конвенции и нормы процессуальных кодексов об обязанности российских судов пересматривать дела на основании решений ЕСПЧ. Попытка заявителей отменить эти положения законов отклонена.

С другой же стороны, КС заявил, что участие России в международном договоре не означает отказа от государственного суверенитета. Что Европейская Конвенция и основанные на ней правовые позиции ЕСПЧ не могут отменять приоритет Конституции. И что их практическая реализация в российской правовой системе «возможна только при условии признания за Основным Законом нашей страны высшей юридической силы».

Правда, тут же суд делает «реверанс», заявляя, что «в основе Конституции РФ и  Европейской Конвенции лежат общие базовые ценности, и в подавляющем большинстве случаев коллизии между двумя документами не возникают вовсе».

Однако, «подобный конфликт возможен, если ЕСПЧ даст трактовку Конвенции, противоречащую Конституции РФ, и в такой ситуации, в силу верховенства Основного Закона, Россия будет вынуждена отказаться от буквального следования  постановлению Страсбургского суда». Что «соотносится с практикой высших судов европейских стран (в частности, Германии, Италии, Австрии, Великобритании), которые также придерживаются принципа приоритета норм национальных конституций при исполнении решений ЕСПЧ».

Стоит заметить, что последний аргумент — лукав. Потому, что (об этом КС почему-то не упоминает) конституция Германии, — как и других перечисленных стран, — в отличие от российской Конституции, не содержит норм о приоритетности международных договоров над национальным законодательством.  И потому приведенные примеры не вполне корректны, хотя случаи неисполнения решений ЕСПЧ в этих странах действительно бывают.

Затем — еще один реверанс КС: «при разрешении подобных конфликтов необходимо не стремиться к самоизоляции, а исходить из необходимости диалога и конструктивного взаимодействия, и только таким путем могут быть построены по-настоящему гармоничные отношения между правовыми системами Европы, основой которых будет не подчинение, а взаимное уважение».

Впрочем, никаких правовых механизмов для «диалога» и построения «гармоничных отношений» не предусматривается. Вместо этого КС закрепляет исключительно за собой обеспечение верховенства Конституции РФ при исполнении решений ЕСПЧ. И устанавливает две процедуры этого «обеспечения».

Первая: проверка конституционности законодательных норм, в которых ЕСПЧ обнаружил изъяны. Соответствующий запрос обязан направить суд, пересматривающий дело на основании решения европейской юстиции.

Вторая: толкование Конституции по запросу Президента или Правительства РФ, когда органы власти «сочтут конкретное постановление ЕСПЧ в отношении России неисполнимым без нарушения Основного Закона». И если КС придет к выводу о несовместимости с Конституцией вынесенного в Страсбурге решения, оно не подлежит исполнению. Можно отступить от возлагаемых на Россию решением ЕСПЧ обязательств, «если такое отступление является единственно возможным способом избежать нарушения основополагающих конституционных принципов».

Что это означает — переводя с юридического языка на русский?

Что российская власть сможет отказаться от исполнения любого из решений ЕСПЧ, если очень захочет.

Все, что для этого потребуется — решение КС о том, что исполнить постановление суда в Страсбурге ну никак нельзя без нарушения «основополагающих конституционных  принципов». 

Сомнений в том, что при наличии высочайшей воли соответствующий вердикт не замедлит последовать, увы, крайне мало. Тем паче, что сами «основополагающие принципы» в Конституции сформулированы весьма и весьма обтекаемо.

И если «сверху» будет внятно сказано «надо» — конечно же, выяснится, что  исполнить решение ЕСПЧ по «ЮКОСу» никак нельзя, не нарушая конституционный принцип справедливости. В самом деле, неужели может быть справедливым решение иностранного суда, присуждающее Кремлю штраф за конфискацию собственности у открытых противников власти?

И решения ЕСПЧ, констатирующие фальсификации на выборах в России, или отсутствие свободы собраний, или  свободы слова (с настоятельным требованием изменить соответствующее законодательство), конечно же, нельзя исполнять, не нарушая Конституцию — ведь подобные кощунственные предположения  уже есть грубое покушение на наш суверенитет.

И с исполнением решений ЕСПЧ, констатирующих незаконность отказов семьям российских военных в жилье, будут проблемы. И с исполнением решения, которое требует рассекретить формулу газа, который спецслужбы применяли во время операции в театральном центре на Дубровке против заложников и террористов, — тоже.

Ну, а об исполнении решений, которые устанавливают ответственность российских властей за убийства, похищения и пытки  во время двух чеченских войн, и говорить нечего. Ведь в Чечне, если кто не помнит, всего лишь «наводился конституционный порядок» и шла «контртеррористическая операция»…

Конечно, отнюдь не со всеми решениями ЕСПЧ так будут поступать, а только с «резонансными». Как минимум, затягивая их исполнение, как максимум — пытаясь вообще не исполнять.

Невзирая на 46-ю статью Европейской Конвенции, где однозначно установлена обязанность подписавших ее стран «исполнять окончательные постановления Суда по любому делу, в котором они выступают сторонами». Без всяких ограничивающих условий и без какой-либо возможности «перепроверять» у себя решение ЕСПЧ.

Ни к чему хорошему, впрочем, это не приведет. Разве что, к еще большему ухудшению международной репутации России. А за проигранные в Страсбурге дела платить все равно придется — иначе будут арестовывать имущество.

Не может не возникнуть вопрос — зачем вообще все это затеяли? Как представляется, не только потому, что очень не хочется платить по «делу ЮКОСа». Но и потому, что впереди могут оказаться еще более неприятные для Кремля решения. Например, о «присоединении» Крыма (уже указанного в российской Конституции) и конфискации украинской собственности. Конституционный суд, конечно, сможет высказаться  по этому вопросу — но его мнение за пределами России никого (в том числе, и международные суды) интересовать не будет. 

В конечном счете, неминуемо встанет выбор: или выполнять международные обязательства и принимать как должное даже и неприятные решения ЕСПЧ, или выходить из Совета Европы и жить по своим законам, все дальше загоняя себя в тупик.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera