Сюжеты

Барак Обама: «Нам помогла Россия, буду честен с вами»

Америка спорит, хороша или плоха ядерная сделка с Ираном

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 75 от 17 июля 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр Пановсобкор «Новой», Вашингтон

Америка спорит, хороша или плоха ядерная сделка с Ираном


Фото: РИА Новости

Для команды Обамы ядерная сделка с Ираном после изнурительных переговоров — самый большой внешнеполитический успех. «Мы положили конец распространению ядерного оружия в этом регионе. Ирану отрезаны все пути к получению ядерного оружия», — заявил президент в телеобращении к нации.

По словам Обамы, в результате соглашения Иран не сможет производить обогащенный уран, который необходим для изготовления ядерного оружия, а международные инспекторы обеспечат выполнение этого соглашения. Президент подчеркнул, что по мере выполнения Ираном условий соглашения международные санкции против этой страны будут отменяться, но они будут восстановлены, если Тегеран не выполнит возложенных на него обязательств. «Нам помогла Россия, буду честен с вами», — сказал Обама в интервью газете New York Times. По словам президента, он не был уверен, что в условиях серьезных разногласий между Соединенными Штатами и Россией по поводу Украины сотрудничество по данному вопросу «могло продолжиться». Однако, как отметил Обама, президент России и российское правительство «обособили» иранскую проблему, что стало для него «неожиданностью». Президент заявил, что, по его мнению, теперь открылись более широкие возможности для сотрудничества двух стран по сирийскому вопросу.

«Меня воодушевил тот факт, что Путин позвонил мне пару недель назад и предложил поговорить о Сирии», — сказал Обама.

Иран обязался сократить запасы обогащенного урана до уровня, недостаточного для создания одного ядерного заряда. Это ограничение будет действовать 15 лет. Иран обязался перестроить реактор в Араке, сделав невозможным обогащение плутония до необходимого для бомбы уровня. Ядерное топливо из этого реактора будет вывозиться за пределы страны. Тегеран обязуется не строить новых реакторов на тяжелой воде.

Тегеран согласился предоставить международным инспекторам МАГАТЭ доступ к ядерным объектам. Это обязательство будет действовать на протяжении 25 лет. Инспекторы также получили право посещать любые объекты, где замечена подозрительная активность. В свою очередь, ООН и США поэтапно отменят санкции в отношении Ирана. На протяжении 5 лет продолжают действовать санкции на закупку оружия и 8 лет — санкции, наложенные на Иран в связи с его программой строительства баллистических ракет. Представители администрации отметили во вторник на телеконференции с журналистами, что с американской стороны будут отменены только санкции, касающиеся непосредственно ядерной программы. Санкции, связанные с поддержкой Ираном террористических организаций и нарушением прав человека, остаются в силе — в режиме торгового эмбарго, исключение составляют лишь торговля продовольствием и коврами, а также продукция, необходимая для обеспечения безопасности полетов.

В Белом доме соглашение называют «историческим».

Но договориться с иранцами — первая фигура марлезонского балета. Добиться утверждения сделки на Капитолийском холме — фигура вторая. Так «продать» сделку с Ираном, чтобы ее подтвердил прореспубликански настроенный конгресс, — эту миссию называют для администрации Обамы практически невыполнимой.

«Опасному режиму в результате ослабления санкций вручат миллиарды долларов, прокладывая в то же время путь ядерному Ирану», — сказал спикер Палаты представителей Джон Бейнер.

«Кажется, иранцы на этих переговорах добились своего — сохранения тысяч центрифуг, укрепления порогового ядерного потенциала вместо его сворачивания, и могут получить многомиллиардные доходы, которые можно свободно тратить на терроризм», — вторил спикеру лидер республиканского большинства в Сенате Митч МакКоннелл. Сенатор Боб Коркер, председатель комитета по иностранным делам, заявил, что он глубоко сомневается в эффективности сделки. «Конгресс должен будет тщательно изучить это соглашение и ответить на вопрос, стоит ли реализация этого соглашения демонтажа нашего кропотливо выстроенного режима санкций, на установление которого потребовалось более десяти лет?» — сказал сенатор. Он к тому же автор закона о проверке соглашения по ядерной программе Ирана, который наделяет Конгресс правом одобрить или отвергнуть окончательное соглашение. Большие сомнения одолевают и сенатора-демократа Роберта Менендеса: «Мы снимаем эмбарго на поставки оружия в страну, которая уже сейчас крупнейшее государство — спонсор терроризма, дестабилизирующее обстановку в Йемене, Ливане, Сирии и Ираке. Это нелегко принять».

В марте этого года 47 сенаторов направили открытое письмо иранскому руководству, предупреждая его, что новый президент США, избранный в 2016 году (авторы письма уверены, что на выборах победит республиканец), вряд ли будет выполнять условия ядерной сделки. Это был беспрецедентный шаг, вызвавший шок в администрации Белого дома. В Белый дом тогда поступила петиция с требованием привлечь 47 сенаторов к уголовной ответственности за нарушение американского закона 1799 года, который запрещает гражданам вести несанкционированные властями США переговоры с правительствами других стран.

У Конгресса 60 дней, чтобы рассмотреть детали соглашения, и скорей всего оно будет отвергнуто большинством голосов. Тогда Обама, как он обещал, наложит вето на решение законодателей. В свою очередь, чтобы преодолеть президентское вето, потребуется набрать две трети голосов в обеих палатах Конгресса.

Большинство участников предвыборной гонки против соглашения.

Нужно учитывать значение израильского лобби в американском обществе. На днях в Вашингтоне прошел съезд общественной организации «Объединенные христиане в поддержку Израиля». Созданное 9 лет назад в Техасе пастором-евангелистом Джоном Хэйги движение, насчитывающее свыше двух миллионов членов, требует от исполнительной и законодательной власти США безусловной поддержки Израиля, называя это моральным долгом Америки. По традиции к собравшимся обратился израильский премьер Биньямин Нетаньяху, назвавший эту организацию «важной частью национальной безопасности» Израиля. Ему досталось больше аплодисментов, чем другим ораторам, в числе которых были шесть кандидатов в президенты.

Майк Хаккаби, бывший губернатор Арканзаса, заявил: «Я не сяду с иранцами за стол переговоров, пока они не объявят, что более не будут призывать к уничтожению Израиля и Америки, выпустят из тюрем заложников и политических заключенных. Джон Керри должен был давно покинуть переговоры, признавшись, что выбрал не того партнера по танцам, прибыть в Иерусалим и встать плечом к плечу с премьером Нетаньяху. Надо ввести против Тегерана самые жесткие санкции, каких Иран еще не видел».

Линдси Грэм — сенатор: «Это (соглашение.А.П.) станет смертным приговором для Израиля. Невозможно представить последствия плохой сделки с Ираном для нашей национальной безопасности, для региона в целом и для наших союзников… Мы просто не можем принять слово президента Обамы. Так что — либо это соглашение, либо война».

А вот что говорит лидер предвыборной гонки среди республиканцев Дональд Трамп: «Персы смеются над нами, потому что они отличные переговорщики и добились великолепной сделки». По словам Трампа, не следует снимать санкции против Ирана, их необходимо было удвоить и утроить в начале затяжных переговоров.

Джеб Буш заявил, что соглашение «будет лишь легитимизировать» секретную ядерную деятельность Ирана. «Это не дипломатия. Это умиротворение», — считает Буш-третий, пояснив, что он не видит никакого оправдания снятию санкций против Ирана. «Я не могу поддержать такое провальное соглашение», — подчеркнул экс-губернатор Флориды.

Похоже, 47 сенаторов предупреждали Тегеран вполне честно. Вторая фигура марлезонского балета: «утверждение соглашения в законодательных органах США» обещает быть для команды Обамы не менее утомительной и напряженной, чем первая — «достижение соглашения».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera