Сюжеты

Активность и радиоактивность

Медсестра победила Пенсионный фонд

Этот материал вышел в № 75 от 17 июля 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Сергей ГогинНовая газета

Медсестра победила Пенсионный фонд

В спорах гражданина с государством российские суды, как правило, встают на сторону государства. Тем интереснее недавний случай в Ульяновске: Пенсионный фонд лишил младшую медсестру областного онкологического диспансера права на досрочную пенсию, которая полагалась ей в связи с работой во вредных условиях, но она отстояла это право в суде.

В 2007 году Гелфизя Саитова устроилась в радиологическое отделение Ульяновского онкодиспансера санитаркой в кабинет лучевой терапии. Ей объяснили, что, отработав семь с половиной лет, она сможет оформить пенсию. По ее словам, это было основным стимулом, ведь желающих занять это место немного.

«Кто пойдет за 10 тысяч контактировать с ионизирующим излучением? — говорят врачи отделения. — Туда идут, потому что будет надбавка за вредность, лишняя неделя к отпуску и пенсия в 45 лет».

Наработав положенный стаж (последние два года — младшей медсестрой, но тоже в блоке лучевой терапии), Саитова обратилась в Пенсионный фонд за назначением трудовой пенсии — и получила отказ. Фонд заочно решил, что женщина выполняла вспомогательную работу, не связанную с вредностью, и предписал онкодиспансеру исключить ее из категории работников с вредными условиями труда. Работодатель странным образом подчинился, и бухгалтерия перестала перечислять на пенсионный счет Саитовой дополнительный тариф, но при этом продолжала платить ей надбавку к зарплате за вредные условия труда. Объяснить это противоречие в бухгалтерии не смогли, сказав лишь, что «мы подчиняемся Пенсионному фонду». Лечебное учреждение даже не обжаловало предписание ПФР.

Медсестра заручилась поддержкой адвоката и обратилась в суд с иском к Пенсионному фонду. Суд первой инстанции в иске отказал, посчитав, что Саитова не работала с радиоактивными веществами «постоянно и непосредственно», как того требует законодательство, поэтому не имеет права на досрочную пенсию.

Апелляционной инстанции — коллегии областного суда — были представлены доказательства того, что Саитова трудилась во вредных условиях полный рабочий день, полную рабочую неделю. В судебном заседании сотрудники радиологического отделения выступили в поддержку медсестры. Суд принял во внимание, что ежегодными приказами по диспансеру Саитова включалась в персонал группы А, то есть в список работников, непосредственно подвергающихся ионизирующему излучению. Активность закрытого радионуклидного источника Кобальт-60, применяемого в аппаратах лучевой терапии, по паспорту превышает 6000 кюри, а вредными (согласно так называемому Списку №1, утвержденному правительством) считаются условия, когда на рабочем месте есть источник радиации активностью 10 милликюри. Лицензированная организация аттестовала это рабочее место по довольно высокому классу вредности 3.2 (всего их четыре). По этой причине женщина и получала доплату за вредность. Как и все работники отделения, Саитова носила с собой дозиметр, и на нее ежемесячно составлялась личная карточка, где регистрируется полученная доза облучения.

«Нам помог сравнительный анализ доз облучения и справка о среднегодовой дозе по всему диспансеру, — говорит адвокат Мария Лазарева. — У Саитовой доза оказалась не меньше, чем у врачей».

Областной суд отменил решение районного и обязал управление Пенсионного фонда начислить Саитовой досрочную пенсию. В ответ на просьбу пояснить, почему ПФР потребовал снять с Саитовой «вредность», фонд прислал отписку, которая заканчивается так: «Обстоятельства пенсионного обеспечения Саитовой Г.С. будут дополнительно проверены Отделением ПФР по Ульяновской области. По результатам будет рассмотрен вопрос о необходимости обжалования судебного решения в кассационной инстанции».

У тех, кто помогал медсестре в ее тяжбе, создалось ощущение, что районное управление ПФР предпринимало все усилия, чтобы не назначить положенную пенсию и сэкономить деньги. Поскольку дефицит ПФР растет (в 2015 году он составит 623 млрд рублей), такая установка, пусть неявная, не исключена. Об этом свидетельствует недавнее решение правительства отказаться от индексации пенсий на уровне инфляции.

Государство скупится на пенсию для санитарок, но не для номенклатурной элиты. По указу президента РФ 1995 года после трех лет госслужбы высшим чиновникам и депутатам, вышедшим на пенсию, полагается ежемесячная надбавка к пенсии — такая, чтобы в сумме пенсия с доплатой составляли 55% от зарплаты, а после пяти лет службы — 75%. В конце июня фракция КПРФ в Законодательном собрании Ульяновской области предложила снять эту доплату с региональных чиновников и депутатов на госдолжностях, подсчитав, что их пенсии в три-четыре раза превышают пенсии обычных людей. Ссылаясь на «запредельные нагрузки», которые они испытывают, и на положение федерального закона, областные депутаты (в большинстве — члены ЕР) проголосовали против самоограничения.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera