Сюжеты

Москворецкий мост без Немцова

Кто определяет: каким монументам в Москве быть?

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 75 от 17 июля 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Елена Дьяковаобозреватель

Кто определяет: каким монументам в Москве быть?

Фото: Евгений ФЕЛЬДМАН — «Новая»

14 июля стало известно: Комиссия по монументальному искусству при Московской городской думе отклонила предложение установить памятный знак на Большом Москворецком мосту, на месте убийства Бориса Немцова. Официальное обоснование вполне аполитично: мост — конструкция высокой инженерной сложности, лучше не увеличивать его нагрузку. К тому же — ввиду узости пешеходной зоны моста памятный знак будет мешать прохожим. А скопление людей в этом месте может спровоцировать нечаянный выход граждан на проезжую часть…

Илья Яшин, единомышленник и соратник Немцова, назвал это решение оскорбительным: «Оно оскорбляет не только память самого Немцова, но и чувства огромного числа москвичей, для которых это убийство стало трагедией…»

Зато на заседании 14 июля комиссия по монументальному искусству поддержала другие проекты. Об этом написал в твиттере актер и режиссер Евгений Герасимов, председатель комиссии Мосгордумы по культуре. Цитируем запись. В комментариях она не нуждается:

«Был рассмотрен вопрос установки монумента героине песни «Катюша». Напомню, что над образом памятного знака работает известный скульптор Зураб Церетели, который создает данное произведение в дар городу. Предполагаемым местом установки станет район Строгино в СЗАО г. Москвы. В ходе заседания вопрос получил поддержку со стороны всех членов комиссии. Кроме того, еще одной работой Зураба Церетели станет памятник выдающейся поэтессе М. Цветаевой, который планируется открыть уже 1 сентября 2015 г., что будет весьма символичным в Год литературы. Памятник также предполагается установить в СЗАО г. Москвы в сквере столичной гимназии».

К слову, памятник Цветаевой в Москве, в Борисоглебском переулке поставлен еще в 2007-м.

На том же заседании комиссия обсуждала вопрос о возведении в столице памятника святому Иоанну Кронштадтскому. Помилуйте, почему в Москве, а не в прекрасном строгом Кронштадте, где отец Иоанн жил и служил 53 года, от рукоположения до кончины? Нет ответа.

И еще один вопрос, поднятый комиссией 14 июля: об установке памятника Майе Плисецкой в Москве. Десяти лет со смерти великой балерины отнюдь не прошло. Напомним, что первые предложения увековечить в Москве память Бориса Немцова были отвергнуты со ссылкой на городское правило: решать вопрос о памятнике или памятном знаке не ранее, чем через десять лет после смерти (что, возможно, и мудро — если правило строго соблюдать).

Но вопрос о монументе Плисецкой отложен не поэтому. Просто до заседания как-то не узнали мнения на сей счет композитора Родиона Щедрина, мужа Майи Михайловны.

И начинаешь думать: кто персонально ведет сейчас эту городскую политику, с ее странной и такой сегодняшней смесью скороспелого православия, умильной безвкусицы, беспроигрышного патриотического жеста по отношению к символам Отечественной войны, простодушного разгильдяйства (как в случае с мнением Родиона Щедрина) и державного охранительства?

Комиссия по монументальному искусству при Мосгордуме создана в 1999 году. Ее бессменным членом был Алексей Ильич Комеч — историк архитектуры и искусствовед с мировым именем, великий защитник исторической застройки Москвы и памятников России. Его слово много весило. Но А.И. Комеч ушел из жизни в 2007-м.

В первый состав комиссии входил Дмитрий Александрович Пригов — человек мудрый, москвич коренной и выпускник Строгановки. Но и Пригова не стало в 2007 году.

Комиссию покинула и Нина Молева — известный искусствовед, автор замечательных книг об усадьбах Подмосковья. Весной 2014 года из комиссии по собственному желанию вышел ректор МАРХИ, почетный профессор Сорбонны и Оксфорда Дмитрий Швидковский. В действующем составе (с 2011 года) нет и директора Центра современного искусства Леонида Бажанова (а в 1999–2007 гг. он входил в комиссию).

Их заместили новые люди, воплощающие коллективный вкус и исторический выбор Москвы-2015: художник-акварелист Сергей Андрияка, скульптор Иван Казанский, поэтесса Лариса Васильева (в постсоветские годы известная прежде всего книгами «Кремлевские жены» и «Жены русской короны»). Естественно, в комиссию по монументальному искусству входят архитекторы, реставраторы, искусствоведы, историки. Но общая закономерность: почти все имена довольно трудно найти на справочных сайтах. А списки трудов и почетных званий «новых людей» — обычно куда короче, чем у покойного Комеча или добровольно ушедшего Швидковского.

И дело даже не в вопросе о памятном знаке Борису Немцову на Большом Москворецком мосту. Здесь, видимо, проявилась тенденция времени: замещение профессионалов, идеалистов, защитников города — людьми новой (или подзабытой старой?), удобной и понятной формации.

А «монументальная пропаганда», одобренная — или отвергнутая! — ими будет стоять (или отсутствовать) в Москве долго. Будет формировать глаз, вкус и ценности поколений москвичей.

…На какой манер — понятно по выбору сюжетов. И по именам ваятелей.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera