Сюжеты

Прогрессивно-общинный строй

Изменения в конституцию Украины не помогут выполнить Минские соглашения, но резко усилят власть президента

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 76 от 20 июля 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Анна Байдаковакорреспондент

Изменения в конституцию Украины не помогут выполнить Минские соглашения, но резко усилят власть президента


Фото: Петр Порошенко / Facebook

Украина ждет обновленную Конституцию: 2 июля президент Порошенко внес в Основной закон поправки, 16 июля Верховная рада приняла их и отправила на одобрение в Конституционный суд. Перед этим с парламентариями встречалась Виктория Нуланд, помощник госсекретаря США, которая, как и посол США в Киеве Джеффри Пайетт, поддержала реформу.

Самопровозглашенные «ДНР и ЛНР» выразили недовольство, как и российский МИД: поправки не содержат конкретных формулировок о статусе Донбасса, а с сепаратистами не посоветовались. Украинские политологи расходятся в оценке возможных последствий реформы — от максимальной концентрации власти у президента до развала страны.

Из всех поправок самую громкую реакцию в России вызвал фрагмент, посвященный Донбассу, хотя это всего одна строчка: «Особенности местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей определяются отдельным законом». Это отсылка к Закону «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», принятом в октябре 2014 года. Согласно ему, жители этих областей освобождаются от преследования за участие в боевых действиях в Донбассе и имеют право на языковое самоопределение, местные власти участвуют в назначении прокуроров и судей, Киев финансово поддерживает регион, причем объем такой помощи не может урезаться при сокращениях бюджета; области могут заключать трансграничные соглашения с Россией и формировать собственные отряды «народной милиции». Все эти положения действуют три года.

Тем не менее Закон и Конституция — документы разной силы, а в Основном законе никаких четких формулировок особого статуса Донбасса не появилось, к возмущению лидеров сепаратистов. Вице-спикер «Народного совета ДНР» Денис Пушилин и глава «Народного совета ДНР» Андрей Пургин выразили недовольство, что Киев не посоветовался с ними. На то же посетовал российский МИД: «Внесенный на днях в Верховную раду проект изменений в Конституцию Украины в части, касающейся децентрализации, был подготовлен не только без участия реальных представителей Донецка и Луганска, но и без малейшего учета интересов юго-востока Украины. Этот документ никак не соотносится с Минскими договоренностями, где четко прописаны задачи по обеспечению на постоянной основе особого статуса Донбасса, децентрализации полномочий в соответствии с тем перечнем, который буквально и весьма подробно изложен в пункте 11 минского «Комплекса мер»… Подобная «децентрализация по-киевски» во многом продиктована сиюминутными соображениями политической конъюнктуры и в любой момент может стать «разменной монетой» в непрекращающейся борьбе за власть в стране», — гласит заявление на сайте МИДа.

Руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексей Арбатов замечает, что в самих Минских соглашениях нет ни слова о федерализации, только о децентрализации власти на Украине. «Но там сказано, что положения о статусе «ДНР и ЛНР» должны приниматься по согласованию с их представителями, и то, что этого не было, уже настораживает. Как будет вести себя дальше каждая сторона — вопрос политический. Позиции Порошенко сейчас очень слабые, а события с «Правым сектором» (организацией, запрещенной в России.Ред.) в западных областях еще ухудшили положение. Непризнанные республики будут, конечно, учитывать мнение Москвы. Поправки в Конституцию — это только надводная часть айсберга, а за кулисами остается тема о статусе Украины: будет ли он нейтральным, будет ли страна дрейфовать в сторону НАТО, насколько дальнейшие реформы на Украине и ее сближение с ЕС будут учитывать экономические интересы России», — замечает Арбатов.

Строчка о местном самоуправлении в «ДНР и ЛНР» — это только «символический шаг вперед для Донбасса», считает украинский политолог, директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский: никаких гарантий эта формула в себе не заключает. Что касается Закона «Об особом статусе…», на который будет ссылаться Конституция, то он сам по себе явление неустойчивое: «Этот закон уже фактически ликвидирован поправками Порошенко: он вступит в силу, когда будут проведены местные выборы в «ДНР и ЛНР», а они будут проведены тогда, когда эта территория будет под контролем Украины и лидеры республик будут посажены в тюрьму, — замечает Погребинский. — Выполнение Минских соглашений сейчас совершенно невероятно, и это все понимают. Но поправки — это шаг для прекращения войны, и если дальше еще делать такие шаги, конфликт можно заморозить до лучших времен, чтобы избежать опасности перерастания его в масштабную войну, и в этом — неартикулированный компромисс между Западом и Россией».

«Возможно, в результате долгих переговоров исполнение Минских соглашений перенесут на 2016 год. Будет двигаться туда-сюда линия фронта, будут идти вялотекущие переговоры, будут ждать, когда Украина рухнет под грузом собственных проблем», — полагает Ростислав Ищенко, президент украинского Центра системного анализа и прогнозирования.

Читайте также:

Мария Гайдар рассказала, что будет делать в команде Саакашвили

Что касается основного содержания поправок, которые приняли украинские парламентарии, то документ гласит, что территория страны делится на общины, где местные парламенты избирают исполнительную власть, проводят референдумы, распоряжается местными налогами и имуществом. Однако над выборными чиновниками стоят назначенные президентом префекты: они могут приостанавливать действие местных законов, если сочтут, что они не отвечают Конституции, угрожают государственному суверенитету, территориальной целостности или национальной безопасности. Если это подтвердит Конституционный суд, президент может досрочно прекратить полномочия председателя общины и местного совета.

Ростислав Ищенко считает, что под видом децентрализации на самом деле происходит серьезное усиление власти президента: «Резко ослабевают регионы, которые уже не смогут восставать, как «ДНР и ЛНР». Они дробятся на маленькие хозяйственно несамостоятельные территории, местные общины — каждая область дробится где-то на восемь общин. Это может быть один большой город или несколько сельских районов. Но области — это сложившийся хозяйственный комплекс, и если даже они серьезно зависели от Киева, то общины будут зависеть еще больше. Они получают некоторые полномочия, например, возможность заниматься дорожным строительством, но они не получают экономических ресурсов для этого. А в руках префектов находится большая власть — они имеют право приостанавливать полномочия любого органа власти общины. Фактически президент получает полный контроль над региональными элитами и над Верховной радой».

Михаил Погребинский, напротив, уверен, что даже если Порошенко пытается взять себе максимум власти, в реальности это невозможно: «Одно дело — написанный закон, а другое — как он будет осуществляться на практике. Региональные элиты будут вынуждены брать на себя больше, чем записано в законе, искать источники денег, принимать решения о создании каких-нибудь особых налоговых территорий, привлекать инвестиции, не спрашивая центр. А центр будет закрывать на это глаза, потому что ничего не может дать регионам, ему самому не хватает денег. Жизнь будет толкать к тому, чтобы федерализация происходила по факту, и это серьезная угроза распада украинской государственности».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera