Сюжеты

Слесарь признан виновным в разжигании розни

Крымский слесарь-сантехник Мустафа Ягъяев осужден Бахчисарайским районным судом Крыма на два года условно за разжигание межнациональной розни.

Этот материал вышел в № 76 от 20 июля 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Крымский слесарь-сантехник Мустафа Ягъяев осужден Бахчисарайским районным судом Крыма на два года условно за разжигание межнациональной розни.

«Новая» писала об этом деле в конце мая. Напомним: поводом для иска стала ссора слесаря ЖЭКа села Железнодорожное с кассиром того же ЖЭКа. Кассир, как и весь ЖЭК, радовалась присоединению Крыма и даже повесила в бухгалтерии портрет Путина. Слесарь был крымским татарином, открыто выступал против объединения с Россией («Вон вокзал, вон Москва», — говорил он бухгалтерам) и однажды порвал приглашения на референдум. В июне прошлого года он пришел в бухгалтерию сдавать отчет, поссорился с кассиром и, по словам самого Ягъяева, назвал ее «конченой и тупой». При этом потерпевшая и две свидетельницы утверждают, что Ягъяев произнес фразу: «Крым мы вернем в Украину, будет война, мы вас будем резать и жечь, и русские в этой войне захлебнутся кровью, но жалко, что погибнут мои братья-мусульмане». Сам Ягъяев и на допросах, и в разговоре с «Новой» утверждает, что ничего подобного не говорил.

Кассир Татьяна Ктиторова (потерпевшая) обижалась пять месяцев, но ничего не забыла и не простила и подала заявление в Центр по противодействию экстремизму. Командированные в Крым из Петербурга сотрудники Центра «Э» не стали ограничиваться одной ссорой. Они без труда выяснили, что Ягъяев исполняет обязанности имама мечети соседнего села Тургеневка, изъяли у него несколько религиозных книг, протоколы заседаний крымско-татарского Меджлиса 1990-х годов (тогда Ягъяев был его членом), а также две фотографии Мустафы Джемилева (председателя крымско-татарского Меджлиса, въезд которому в Россию запрещен. — Е. Р.) и карту с надписью: «Крым не Россия, Крым Украина». Проверка Центра «Э» показала, что «Ягъяев исповедует нетрадиционный ислам по радикальному течению «ваххабизм», это же подтвердила потерпевшая (в разговоре с «Новой» выяснилось, правда, что потерпевшая не знает смысл термина «ваххабизм»).

16 июля прокурор просил для обвиняемого три года условно. Как пересказывает адвокат Ягъяева Эмиль Курбединов, «прокурор сказал, что тот может исправиться, даже не находясь в тюрьме, так как за все время следствия не совершал правонарушений и не пытался скрыться».

17 июля суд признал Ягъяева виновным и приговорил к двум годам лишения свободы условно. Согласно приговору суда, Ягъяеву в течение двух лет запрещено заниматься «деятельностью, связанной с передачей и распространением любой информации». Что это означает, ни адвокат, ни осужденный толком не понимают. Но, как говорит Курбединов, теперь Ягъяев в любом случае считается экстремистом: не сможет, к примеру, отправлять денежные переводы или быть официальным представителем какой-либо общины — даже собственной мечети.

Адвокат уверен, что дело крымского слесаря может стать прецедентом: «Боюсь, теперь для таких дел будет действовать формула «слова трех достаточны». Потерпевший и два свидетеля — и все, человек признается виновным за публичное разжигание розни».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera