Мнения

«Редактор Селезнев»

Так мог бы называться теплоход. Он и был таким редактором-теплоходом

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 77 от 22 июля 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ким Смирновнаучный обозреватель

Так мог бы называться теплоход. Он и был таким редактором-теплоходом


Генналий Селезнев на посту главреда «Комсомольской правды», 1984 год. Фото: РИА Новости

...Величественным, в дыму «Явы» или «Флуераша». За 8 лет главредства в «Комсомолке» он выдержал и отбил нападки на лучшие тексты.

Ему, конечно, мешала цензура, но и сам он был ею. Зато, убедившись в своей правоте, он в лицо говорил могущественному секретарю ЦК комсомола: «Не надо пыхтеть, Николай. Я отвечаю».

Он потом ушел (перевели) в «Учительскую», потом в «Правду», ему было тяжело без «прямых линий», капустников, без вечного бунта талантов.

К его дню рождения Акрам Муртазаев предложил плакат для шутливой демонстрации перед «Правдой»: «Коммунизм в наших Генах».

Хотя мы догадывались, что у него это был какой-то другой коммунизм.

Его коммунизм потом назовут социал-демократией, но тогда, в середине 80-х, это звучало бы доносом.

Его газета была за выборы и свободу, а он был за газету.

Сдержанный, несколько номенклатурной внешности человек с неожиданно рабочими руками токаря и с татуировкой «Гена» на ладони у запястья.

Увесистый характер, создавший и нашу историю.

«Новая газета»

 


РИА Новости

Геннадий Селезнёв: Не оправданы никакие реформы, если падает жизненный уровень народа

Умер Геннадий Селезнев, известный политик, в недавнем прошлом главный редактор последовательно «Комсомольской правды», «Учительской газеты», «Правды», спикер  Госдумы РФ двух созывов. В дни прощания мы печатаем (повторно) его ответы на вопросы «Новой газеты», обнародованные в её № за 24 апреля 2000 года. Тогда, в переходный момент от времени Ельцина ко времени Путина, возобновилась наша рубрика «Вопрос обывателя», под которой в 1995-96 годах известные экономисты и политики отвечали на недоуменные, порой нелепые с точки зрения экономической науки, «обывательские» вопросы, связанные с острыми ситуациями нашего бытия. Возобновляя рубрику, мы обратились к людям, олицетворявшим тогдашнюю законодательную и исполнительную власть, а так же к лидерам ведущих политических партий — Борису Грызлову, Геннадию Зюганову, Владимиру Жириновскому, Сергею Кириенко, Олегу Морозову, Евгению Примакову, Владимиру Путину, Геннадию Селезневу, Егору Строеву, Григорию Явлинскому (перечисление — в алфавитном порядке) с просьбой ответить на ключевые, по мнению читателей, вопросы российской экономики на стыке двух веков.

1. Какой из вариантов рыночных реформ вы отстаиваете? Они:

а) должны быть доведены до конца в том варианте, в каком были начаты в 1992 году;

б) требуют серьезной, глубокой корректировки с точки зрения их социальных результатов;

в) требуют отказа от проводившейся Ельциным, Гайдаром, Чубайсом экономической политики в пользу усиления роли государства в регулировании рыночных отношений.

2. Вы за свободную куплю-продажу земли или против? Почему?

3. Цены растут быстрее, чем индексируются зарплаты и пенсии. Можете ли вы предложить экономическое решение этой проблемы?

4. Коррупция, криминальный передел собственности грозят стать раковой опухолью экономики России. Какое лечение вы предлагаете?

5. Какое решение, касающееся экономики страны (будь то парламентский закон или президентский указ), вы считаете первоочередным?

Опубликованы были ответы только двоих адресатов. Остальные отмолчались. Одним из двоих был Геннадий Селезнёв, тогда — председатель Государственной Думы Федерального Собрания РФ. Естественно, некоторые из тех, более чем 15-летней давности, вопросов уже стали достоянием истории (но другие — например, о коррупции — «кусаются» до сих пор). А вот по его ответам — хотя, конечно, выход из наших экономических тупиков на деле оказался куда сложнее, драматичнее и долговременнее, чем ему, да и многим другим, тогда представлялось — и сегодня можно судить о том, какого масштаба политиком был этот человек, который сам, между прочим, говорил, что счастливейшим временем в его жизни были годы работы в «Комсомольской правде».

Геннадий СЕЛЕЗНЁВ: Прежде всего я хотел бы положительно оценить саму попытку «Новой газеты», возрождая рубрику «Вопрос обывателя», усилить прямую и обратную связь со своими читателями. Важно, чтобы средства массовой информации предоставляли нашим гражданам реальные возможности задавать вопросы власти на самые злободневные темы бытия. А специалисты, ученые, политические и государственные деятели просто обязаны отвечать на любые, пусть даже самые «неудобные» вопросы, которые им задают люди. Исходя из этой убежденности, постараюсь ответить на вопросы, сформулированные «Новой газетой».

1.

Готов согласиться с позицией, обозначенной в газете в качестве второй, а именно: «Реформы требуют очень серьезной и глубокой корректировки с точки зрения их социальных результатов». Считаю, что невозможно оправдать никакие реформы, если в результате их проведения резко падает жизненный уровень десятков миллионов людей. Приходится повторять прописную истину: весь смысл тех или иных реформ состоит как раз в том, чтобы в результате их осуществления жизнь людей становилась лучше.

Да и сами реформы должны быть проработаны на качественно ином уровне с точки зрения их конкретных целей и социально-экономических последствий. Например, самой тщательной проработки требует вопрос о целесообразности реформирования российской энергетической системы, которая несмотря ни на что остается одной из лучших в Европе. Точно так же мы должны подойти и к проблеме структурной реформы в угольной промышленности. Эта отрасль, безусловно, нуждается в реформировании, однако при этом должны быть соблюдены интересы тружеников отрасли, интересы всей страны. Ведь потребность в угле и на мировом, и на внутреннем рынке до сих пор остается высокой, а будет еще выше. Пока же многое из того, что делается под флагом реструктуризации угольной промышленности, сводится лишь к закрытию угольных шахт, объявленных нерентабельными.

Я готов не просто согласиться с изложенными в «Новой газете» позициями, но сам активно ратую за необходимость приоритетной поддержки всеми ветвями государственной власти так называемого производственного капитала, то есть работающего целиком и полностью на поддержку отечественного производителя, опережающих наукоемких, в том числе оборонных, технологий, наконец — малого бизнеса. Точно так же я постоянно выступаю за усиление роли государства в таких жизненно важных для национальных интересов страны областях, как транспорт, энергетика, связь, минеральные, лесные, водные и другие ресурсы. Добавлю, что аналогичную позицию занимают многие депутаты Государственной Думы. Именно потому нами были приняты Лесной и Водный кодексы Российской Федерации, ряд так называемых отраслевых федеральных законов.

Что же касается моего отношения к приватизационным процессам, происходящим в отечественной экономике, то я твердо убежден, что эти процессы нуждаются в значительно усиленном правовом регулировании. Незаконный передел собственности, да еще сопровождаемый насильственными захватами предприятий, совершенно недопустим в правовом государстве и чреват опасными социальными последствиями. Ведь кто-то когда-то должен вынести вердикт: приватизация по Чубайсу совершена бездарно и во многих случаях незаконно. Так что речь должна идти не о тотальной деприватизации, а о законодательном упорядочении процесса приватизации и о надежной правовой защите всех форм собственности.

 

2.

По поводу вопроса о частной собственности на землю. Прежде всего, нет сомнений в том, что вся сфера сельского хозяйства в нашей стране остро нуждается в созидательных преобразованиях. Сегодня у нас есть все основания заявлять о необходимости принятия неотложных мер по обеспечению продовольственной безопасности России. Однако является ли при этом вопрос о форме собственности на землю решающим?

Мне представляется достаточно убедительным мнение очень многих авторитетных специалистов о том, что в земельных отношениях применительно к нашей стране ключевое значение имеет не то, будет земля в частной собственности или нет, а то, как ею распоряжаться и насколько по-хозяйски ею управлять. Настоящим хозяином, как показывает опыт и России, и многих других стран, вполне можно быть и на арендованной земле. В то же время на примере ситуации, сложившейся в промышленности, мы видим, что во многих случаях переход предприятий из государственных в частные руки привел не к росту их эффективности, а, напротив, к упадку, а часто и к банкротству. И сейчас никто не может дать гарантий, что к аналогичным последствиям не придут многие сельскохозяйственные предприятия в случае введения неограниченного права частной собственности на землю. На сегодня у нас нет реальных финансовых и других экономических условий для того, чтобы перевести наше сельское хозяйство на рельсы частнособственнических хозяйств.

Многие ссылаются на опыт земельной реформы П. А. Столыпина. Я целиком за те позитивные результаты — значительное увеличение посевных площадей, улучшение агротехнических условий труда на земле, повышение производительности крупных земельных хозяйств и другие, которые принесла реформа Столыпина. Но при этом хочу обратить ваше внимание на то, что обычно упускается из виду: ту базу, с которой Столыпин начал свою реформу.

А это была, во-первых, опора на новейшие для того времени достижения сельскохозяйственной науки. Во-вторых, наличие Земельного кадастра центра России. Каждый знал, сколько в конкретном регионе, вплоть до деревни, стоил 1 га пахотной земли. И земля имела свою реальную рыночную стоимость. В-третьих, земствами в губерниях была проведена громадная работа по инвентаризации земельного фонда, что дало прекрасные результаты и исчерпывающие знания условий проведения реформы.

Скажите, есть у нас сегодня хоть одно из этих условий? Другое дело, что нам действительно необходимо энергично развивать такие формы государственной поддержки АПК, как кредит, лизинг, дотации, поощрение экспорта, стимулирование сельскохозяйственного машиностроения и многое другое.

В то же время я выступаю за скорейшее принятие Земельного кодекса Российской Федерации, поскольку во многих регионах уже принимаются свои законодательные акты о земле, а федеральное законодательство явно запаздывает. При этом я за такой Земельный кодекс, где предусматриваются различные формы собственности на землю, включая частную, но против введения частной собственности на земли сельскохозяйственного назначения.
 

3.

Чтобы зарплаты, пенсии и вообще уровень жизни большинства россиян соответствовали хотя бы официально существующему прожиточному минимуму, необходимо в первую очередь добиться устойчивого экономического роста в нашей стране. Однако уже и сейчас есть определенные экономические условия для улучшения положения, на что неоднократно указывали депутаты Государственной Думы.

Сохранявшаяся до недавнего времени благоприятная конъюнктура на мировых нефтяных рынках увеличила сбор налогов в федеральный бюджет и отчислений в Пенсионный фонд Российской Федерации. Это позволило повысить зарплату бюджетникам с 1 апреля сего года, а также предусмотреть проведение в мае очередной индексации пенсий.

 

4.

Криминальный передел собственности в России можно остановить только с помощью целого комплекса правовых, административных, экономических и политических мер. И, главное, необходима политическая воля государства. Это должно быть составной частью всеобъемлющей борьбы с организованной преступностью, с которой сталкивается не только Россия, но и многие страны современного мира. Ясно, что одними только репрессивными мерами невозможно подорвать позиции криминалитета. Потребуются длительное время и совместные усилия власти и общества для победы над этим злом.

То же самое касается и проблемы коррупции. В той или иной мере ей подвержены бюрократические аппараты и политические сферы многих стран. И Россия здесь отнюдь не является каким-то одиозным исключением. Те, кто достаточно хорошо знает отечественную историю, согласятся, что у нас в России всегда были не только отъявленные хапуги и взяточники, но и неподкупные чиновники и честные политики. И очень многое зависит от характера той или иной общественно-политической эпохи.

Существует целый набор достаточно апробированных антикоррупционных мер. Это и высокая степень гласности и прозрачности бюрократических процедур, и строгий контроль над деятельностью чиновников в сочетании с предоставлением им достаточно высокого уровня оплаты их труда, и жесткие антикоррупционные законы. К сожалению, у нас до сих пор отсутствует федеральный закон «О борьбе с коррупцией», предлагавшийся депутатами Государственной Думы второго созыва. Так что задача принятия эффективного антикоррупционного законодательства остается актуальной для Государственной Думы третьего созыва.

 

5.

Я полагаю, что вряд ли возможно обозначить какой-то один закон или указ, который можно рассматривать как первоочередной для экономики нашей страны. Нам нужны не какие-то единичные правовые акты, а выверенная и капитальная программа кратко-, средне- и долгосрочных мер в области экономической политики государства плюс новый налоговый кодекс.

Вопросы задавал Ким Смирнов

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera