Мнения

Грозному придется смириться

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 78 от 24 июля 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Елена Милашинаредактор отдела спецпроектов


Фото: РИА Новости

СКР признал законной спецоперацию приезжих силовиков в Грозном, но оставил без внимания призывы главы республики открывать по ним огонь. Очевидно: Кадырову в Чечне можно все. Но спецоперации «извне» были и будут впредь.

Следственный комитет России назвал законной апрельскую спецоперацию в Грозном, в ходе которой ставропольскими полицейскими был убит находящийся в федеральном розыске Джамбулат Дадаев.

По данным газеты «Коммерсантъ», 4-й отдел управления по расследованию особо важных дел главного управления СКР по Северо-Кавказскому федеральному округу  не нашел оснований для возбуждения уголовного дела и  пришел к выводу, что ставропольские полицейские открыли огонь обоснованно, так как Дадаев оказывал активное сопротивление.

Напомним, что СКР санкционировал проверку  после публичного заявления Рамзана Кадырова о недопустимости проведения в Чечне спецопераций приезжими силовикам, в обход руководства республики. В этом же заявлении прозвучал, по сути, приказ, отданный главой Чечни чеченским полицейским:

«открывать огонь на поражение» по сотрудникам  любых других правоохранительных органов РФ.

Чуть позже Рамзан Кадыров объяснился: «Я на эмоциях сделал заявление. Просто обидно было, что один случай, второй, третий. Это чисто на эмоциях…»

Читайте также:

Как ставропольская полиция возвращала Чечню в Россию

Эмоции Рамзана Кадырова становятся понятны, если учесть: инцидент со ставропольскими полицейскими стал на тот момент уже четвертой за два месяца спецоперацией приезжих силовиков на территории Чечни. И только в одном случае  местные власти были проинформированы. Но по странному стечению обстоятельств именно эта операция, в которой совместно с федералами принимали участие чеченские полицейские,  закончилась полным провалом.

7 марта в ходе задержания в Грозном подорвался на гранате подозреваемый в причастности к убийству Немцова Беслан Шаванов. По другой версии, он был сначала застрелен сотрудниками чеченской полиции и только затем подорван. В этот же день (7 марта) на территории Чечни и Ингушетии были спланированы и осуществлены две уже полностью засекреченные от чеченского руководства спецоперации. Из Чечни выманили и задержали подозреваемых в убийстве Немцова Заура Дадаева и братьев Губашевых. Одновременно сотрудники центрального аппарата ФСБ совместно с УФСБ Дагестана предприняли попытку задержать в станице Шелковская (Чечня) Руслана Геремеева, командира роты батальона «Север». Геремеева отследили по машине, на которой он, один из основных подозреваемых в убийстве Бориса Немцова, продолжал вполне себе свободно передвигаться по Чечне. Силовики осуществили захват на мойке на заправочной станции станицы Шелковская. Были задержаны сотрудник мойки и находящийся в машине племянник руководителя РОВД Шелковского района Вахи Геремеева — Умар Геремеев. Руслану Геремееву повезло: в момент задержания он находился в доме своего родственника Вахи Геремеева.

8 марта в Шелковское РОВД из районной больницы Гудермеса поступило и было зарегистрировано сообщение о преступлении: в больницу с тяжкими телесными повреждениями был доставлен сотрудник чеченской полиции Умар Геремеев. Он пролежал в реанимации долгое время, но его высокопоставленные родственники предпочли не афишировать этот факт. Позже Умар Геремеев обратился в СКР с заявлением об избиении неизвестными вооруженными людьми в камуфляже и касках. Судьба данного заявления не известна. Сотрудник автомойки, захваченный вместе с Умаром Геремеевым, не пострадал и с заявлением в органы не обращался.

Именно после этого инцидента Руслан Геремеев был спрятан  в родовом селе Адама Делимханова Джалка и в конце марта предположительно мог быть вывезен за пределы России. В силу понятных причин руководство Чечни вынуждено было молчать. Но когда «бесчинствовать» стали уже и ставропольские полицейские, эмоции вырвались на свободу.

Кадыров, публично выступающий в 99% случаях на чеченском, высказал свою угрозу в адрес приезжих силовиков на отличном русском языке. Он явно хотел, чтобы его услышали.  

Следственный комитет России не стал проводить проверку по этому заявлению. Хотя с точки зрения УК РФ такие действия можно квалифицировать не только как превышение должностных полномочий, но и как попытку воспрепятствования законной деятельности представителей власти, соединенную с угрозой применения насилия в отношении сотрудников правоохранительных органов. Последнее однозначно расценивается российским уголовным законодательством как экстремистская деятельность, за которую грозит до пяти лет лишения свободы с запретом занимать определенные должности.

Также ничего не известно о результатах служебной проверки чеченского следственного управления, которую санкционировал лично Бастрыкин. Чеченский СУСК стали проверять на предмет признаков давления со стороны чеченского руководства на принятие местными следователями процессуальных решений после того, как глава управления генерал Девятов возбудил уголовное дело против ставропольских полицейских. Постановление Девятова было отменено Бастрыкиным как незаконное, на период проверки генерал Девятов ушел в отпуск. Судя по тому, что из отпуска он вернулся на свою должность, проверка закончилась ничем.

Читайте также:

Елена МИЛАШИНА: Совет митингующим чеченцам: за защитой ходите теперь в полицию

В общем, СКР, имея на руках все козыри, предпочел не обострять конфликтную ситуацию.  Хотя и мог. Впрочем, и МВД поступило также. Все помнят хорошо спланированный и осуществленный в центре Грозного июньский погром штаб-квартиры Сводной мобильной группы российских правозащитников. Второй за полгода. Чеченская полиция приехала на место преступления только через два часа после вызова, предоставив достаточно времени погромщикам, чтобы выломать бронированные двери и вынести  все документы и компьютеры. Правозащитники спаслись, выпрыгнув из окон собственного офиса со второго этажа.

Совсем недавно из центрального аппарата МВД РФ председателю Совета по правам человека М.А. Федотову пришел ответ, из которого следует, что  никаких нарушений в бездействии чеченских полицейских по факту июньского погрома офиса Сводной мобильной группы российских правозащитников в Грозном нет. Согласованная позиция силовых ведомств однозначно свидетельствует о спущенной сверху политической воле. Кадырову по-прежнему позволено больше, чем любому другому главе региона. Не претерпел пока изменений и особый статус чеченской полиции, встроенной в вертикаль МВД РФ весьма формально. С другой стороны, СКР своим постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела против ставропольских полицейских продемонстрировал наличие и другой политической воли: силовое вмешательство извне не подконтрольно Рамзану Кадырову. Такие операции были и будут. И главе Чечни придется с этим смириться.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera