Расследования

Подземный король уходит от шаха

Самое громкое в Северной столице дело о коррупции разваливается, не дойдя до суда

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 78 от 24 июля 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Нина Петляновасобкор в Петербурге

Самое громкое в Северной столице дело о коррупции разваливается, не дойдя до суда

Владимир Гарюгин
Максим МУРАТОВ / Интерпресс / ТАСС

«Новая» рассказывала, как в прошлом году СК РФ уличил в финансовых махинациях «Петербургский метрополитен» и лично его начальника Владимира Гарюгина. Представитель СК РФ Владимир Маркин пугал суммами, которые не получила казна. А сейчас выясняется, что ни 9,2 млрд, ни даже 644 млн рублей — которые уже полгода ищет следствие — никто не терял. В уголовном деле нет ущерба — никто его не понес. Нет потерпевшего от «незаконных действий» — следствие тщетно пытается его найти. На днях Арбитражный суд СПб и ЛО рассмотрит иск «Петербургского метрополитена» к городской Контрольно-счетной палате (КСП), насчитавшей многомиллионные убытки для бюджета. После чего, похоже, не останется и события преступления, а только вопросы: кому это было нужно и зачем?

 

Следственный фундамент

За шесть месяцев следствия стало очевидно: все его усилия направлены не на раскрытие преступления (если оно и было совершено), а банально — против Гарюгина. Смольный не сдал хозяина подземелья. Губернатор Георгий Полтавченко сразу занял позицию: «Глава ГУП «Петербургский метрополитен» Владимир Гарюгин останется на должности, пока его вину не докажет суд». Судом же еще и не пахнет. До сих пор все, на чем держится громкое коррупционное дело, — ревизорская проверка. К доказательной базе больше не прибавилось ничего.

Напомним (см. «Новую» №135 от 01.12.2014), в ноябре 2014 года КСП Петербурга сразила масштабами своих разоблачений: «За три года (с 2011 по 2013) метрополитен нанес ущерб городской казне — не менее 9,2 млрд рублей». По мнению аудиторов, при строительстве пяти станций отчисления инвесторов в бюджет были занижены. Всего же, по выводам ревизоров, за семь лет (с 2007 по 2013) «Петербургский метрополитен» заключил 292 незаконные сделки (на общую сумму свыше 7,3 млрд рублей), в которых усматривалась личная заинтересованность Гарюгина.

Цифры шокировали. Однако в конечном счете в вину начальнику питерской подземки вменили лишь недополученные бюджетом 466 млн рублей. По версии следствия, это — стоимость фундамента под станцией «Адмиралтейская», построенного на бюджетные деньги, а Гарюгин виновен в том, что не включил ее в список затрат, которые инвестор должен компенсировать городу. Но так ли это?

 

Телега впереди лошади

«Адмиралтейская» строилась в 2011 году — накануне выборов — декабрьских в городской парламент и представителей от Петербурга в Госдуму, затем — президентских. В лучших традициях советских времен новая станция метро задумывалась как подарок петербуржцам, но с ним катастрофически не успевали — в августе 2011 года на месте будущего вестибюля еще зияла дыра. Что неудивительно: лишь накануне был выбран инвестор для возведения вестибюля «Адмиралтейской» — ЗАО «СоветниК». Ему и поставили задачу — любой ценой возвести пятиэтажный вестибюль до конца года. Инвестор справился: 28 декабря 2011 года «Адмиралтейскую» открыли. Фактически, но не формально.

Лишь 21 декабря 2011 года губернатор подписал постановление «О строительстве наземного вестибюля станции метро «Адмиралтейская». Только после этого метрополитен смог заключить инвестиционный договор с ЗАО «СоветниК». Стороны подписали его в 2012 году. На возведение вестибюля отвели 31 месяц: контракт не исполнен до сих пор, еще продолжаются сверки и расчеты. Крики следствия о недополученных городом средствах — преждевременны, а о неполученных — ложны.

По договору инвестор обязан был оплатить все расходы на строительство здания, кроме тех, что относятся к хозяйству метрополитена. Фундамент же необходим и торговому комплексу, и наклонному ходу, и наземному вестибюлю. Поэтому сначала требовалось определить: сколько должен инвестор? В 2014 году провели экспертизу и «СоветниК» перечислил в бюджет свою долю — 270 млн рублей. Размер платежа определяли независимые оценщики. Сумма согласовывалась с городскими чиновниками. Гарюгин исполнял распоряжения. Но его обвинили в «злоупотреблении полномочиями» (ст. 201 УК РФ) на 466 млн рублей.

 

Ищите жертву

Нашелся ущерб — понадобился пострадавший. Его в уголовном деле не было.

В марте 2015 года следователь ГСУ СК РФ по Петербургу Александр Пальцев жертву отыскал — городской комитет по транспорту. Пальцев под роспись ознакомил юриста комитета Ирину Тихонову с постановлением о признании потерпевшим. Едва успев пострадать, она подала гражданский иск в суд. С Гарюгина (других фигурантов в деле нет) юрист потребовала взыскать 466 млн рублей. Еще Тихонова направила ходатайство о принятии обеспечительных мер.

— С какой стати? — недоумевает адвокат Гарюгина Владимир Львов. — Еще даже обвинение не предъявлено.

Уже через пару дней глава комитета по транспорту Александр Воробьев отказался от всех претензий к Гарюгину и отозвал иск как преждевременно заявленный. Воробьев не комментирует, знал ли он об иске Тихоновой и могла ли она действовать самостоятельно. Однако Пальцев успел дать ход документам и тоже обратился в суд за разрешением на обыски и арест имущества.

22 мая (спустя два месяца после отказа Смольного стать потерпевшим и отзыва иска) в рабочий офис и квартиру начальника питерской подземки пришли оперативники с обысками. А уже через 15 минут официальный представитель СК РФ Владимир Маркин комментировал: «Приняты исчерпывающие меры для обеспечения возможности возмещения убытков, причиненных бюджету. Арестованы принадлежащие Гарюгину денежные средства в сумме 31 млн рублей, крупные суммы денежных средств в иностранной валюте, три земельных участка в Ленобласти, жилой дом, автомобиль Toyota Land Cruiser, сберегательные сертификаты на 2,4 млн рублей».

— Все, что нашли, — объясняет Львов. — А главная цель — огласка в СМИ. Много шума, ненужных бумаг и лишних действий. Издано шесть постановлений об аресте имущества, хотя достаточно одного. Проведено несколько экспертиз стоимости вещей, изъятых с рабочего стола Гарюгина. Результат — определена цена степлера — 300 рублей! Зато ни одной экспертизы, чтобы узнать стоимость фундамента «Адмиралтейской». Фактически никакое расследование не проводится, — подытоживает защитник, — лишь имитируются следственные действия. Уже понятно, что иск инициирован вовсе не Смольным, что нет здесь политической воли, а есть чьи-то экономические интересы. Цель обысков и арестов — психологическое давление на Гарюгина и его работодателя. Тот, кто инициировал эти процессы, рассчитывал: возбудят дело — и Гарюгина снимут. А все пошло не по такому сценарию. Следствию теперь надо отчитываться (не знаю — перед кем) о проделанной работе, а реальных действий нет. Вот и возникает куча бумаг и море шума. По моему убеждению, это дело — чей-то заказ, который отрабатывает следователь Пальцев. Не один — задания ему дают и оперативные справки пишут полковники и генералы ФСБ. Не помешала бы служебная проверка в отношении Пальцева, чтобы выяснить: кому это нужно и зачем?

 

Откуда дело растет

Сегодня, когда борьба идет за контроль над бюджетными финансовыми потоками, которых в условиях сокращаемых расходов на всех не хватает, верный признак: если какого-то чиновника обвиняют в воровстве, значит, на его место метят другие воры. Верить, что неожиданное рвение правоохранителей в расследовании коррупционных дел не имеет скрытой подоплеки, наивно.

К слову, одновременно с метрополитеном КСП проверяла «Водоканал Петербурга». Выяснилось, что при строительстве главного канализационного коллектора «Водоканал» приобретал немецкое оборудование. По бумагам — на 1 млрд рублей, хотя реальная стоимость товара — 600 млн рублей. Этой закупкой в апреле 2013 года заинтересовались правоохранительные органы. По их выводам, за счет завышения отпускных цен случилось хищение на сумму 400 млн рублей. Но никаких уголовных дел нет.

А в отношении метрополитена итоги проверки — «состав преступления». Хотя до того как знакомить с цифрами следователей, ревизоры должны были представить отчет всем заинтересованным лицам. Те составить протокол разногласий, представить его в КСП, получить окончательный акт проверки, и только потом его — если потребуется — направить в СК РФ. Случилось наоборот. Метрополитен узнал об итогах последним.

— Документы разослали всем, кроме нас: следователям, прокурорам, журналистам. Мы до сих пор не в курсе, в чем нас обвиняют, — в ноябре 2014 года комментировал Гарюгин. — Не исключено, что в отчете КСП есть неточности. Все они будут оспорены.

В декабре метрополитен обжаловал выводы КСП в Арбитражном суде СПб и ЛО. Ответчики заявили: «Заключение КСП — ненормативный акт и не подлежит исполнению». Арбитраж решил: раз выводы ревизоров — ненормативный акт, значит, не могут служить основой для обвинения, и производство по делу прекратил.

На следствие по уголовному делу это никак не повлияло. Поэтому метрополитен обжаловал прекращение производства. 7 июля Арбитражный суд СЗФО отменил решение нижестоящей инстанции и направил дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд СПб и ЛО. Если тот признает акт КСП ненормативным, то возбуждение дела автоматически станет необоснованным и незаконным из-за отсутствия события преступления.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera